WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |   ...   | 46 |

— На самомделе не очень большая заслуга то, что я отказалась от рутины или сталасдержанной, —уступила я, нервно смеясь и запинаясь из- за ее молчания. — Любой в близком контакте сИсидоро Балтасаром забудет, что су­ществуют границы между ночью иднем, между буднями и праздниками. — Я взглянула в ее сторону,довольная своими словами. — Время только протекает и дает путь... — Пораженная странной мыслью, я несмогла закончить предложение. Никто на моей памяти никогда не говорил мне оботказе от рутины или о том, чтобы стать сдержанной. Я внимательно посмотрела наФлоринду, потом мой взгляд невольно отпрянул. Она ли это сделала — спросила себя я. Откуда у менявзялись эти мысли И еще сильнее о за­дачивало то, что я знала смысл этих слов.

— Должнобыть, это знак: что-то в тебе близко к тому, чтобы вырваться, — сказала Флоринда, как если быона следовала за ходом моих мыслей. Она продолжала го­ворить, что все, что бы я ниделала так успешно в сновидении, не наполняло мои часы бодрствования необ­ходимой твердостью, необходимойсамодисциплиной, нуж­ной для жизни в мире магов.

— Яникогда не делала ничего подобного в своей жизни, — сказала я. — Дай мне отдых. Для меня это всеочень ново.

— Конечно,— с готовностьюсогласилась она. Положив голову на подушку, Флоринда закрыла гла за. Она молчала очень долго, и мне казалось, что она уснула,поэтому я вздрогнула, когда услышала:

—Настоящее изменение —это не изменение настро­ения или отношения, или внешности. Настоящее изме­нение заключается в полной трансформации себя.

Видя, что я готова возразить ей, онаприжала пальцы к моим губам и прибавила:

— Тоизменение, о котором я говорю, не может произойти в три месяца или за год, илиза десять лет. Оно требует всей жизни. — Она сказала, что чрезвычайнотруд­но стать чем-тодругим, чем уже сформировавшийся чело­век.

— Мирмагов — это сон, миф,но он реален, как и повседневный мир, — продолжала Флоринда.— В порядкепостижения и функционирования в мире магов мы должны сбросить повседневнуюмаску, которая надета на наши лица со дня рождения, и надеть другую маску,маску, ко­тораяпозволит нам видеть себя и свое окружение таким, каким оно действительноявляется: захватывающие дух события, которые освещают наше мимолетноесуществование лишь однажды и никогда больше не повторяются.

— Ты самадолжна будешь создать эту маску. — Она поудобнее устроилась на кровати и, обхватив ладонями кружку,которую я наполнила снова, делала шумные ма­ленькие глотки.

— Как ямогу сделать эту маску — спросила я.

— Насновидев свое второе я, — пробормотала она. — И конечно же, не только приобретением нового адреса,но­вой одежды, новыхкниг. — Онапосмотрела внимательно в мою сторону и улыбнулась с издевкой. — И конечно же, не верой в то, чтоу тебя появился новый мужчина.

Прежде чем я смогла отвергнуть ее грубоеобвинение, она сказала, что внешне я текучее существо, способное двигаться сбольшой скоростью. Но внутри я неподатливая и застывшая. Как и Исидоро Балтасар, она тоже на­помнила о том, что для меня былоошибкой верить, что переезд в новую квартиру и обязательный отказ от всего, чтоя имела, был изменением.

Я наклонила голову, соглашаясь с еекритикой. У меня всегда было стремление избавиться от вещей. И, как онаподчеркнула, это было, по существу, внутреннее побуж­дение. К огромному огорчению моихродителей, я периодически избавлялась от одежды и игрушек с самого раннегодетства. Радость при виде комнаты и шкафов, ак­куратно убранных и практическипустых, для меня превы­шала радость обладания вещами.

Иногда мое побуждение было такимвсеобъемлющим, что я прореживала даже одежду моих родителей и братьев. Едва ликто-нибудь в детстве обсуждал со мной эти вопросы, но я всегда была убеждена,что нужно избавляться от ве­щей, которые некоторое время не носишь. Несколько раз вся моясемья оказывалась во внезапном и полном замеша­тельстве, когда отец ходил изкомнаты в комнату, откры­вая шкафы и вопя в поиске нужной ему рубашки и парыбрюк.

Флоринда засмеялась, затем встала иподошла к окну, выходящему на аллею. Она смотрела на черные шторы, как если бымогла видеть сквозь них. Взглянув назад чере з плечо, она сказана, что для женщины намного проще, чем для мужчины,разорвать связь с семьей и с прошлым.

— Женщина,— напомнила она,— обычно не в счет.Это дает женщине прекрасную возможность быть текучей. К сожалению, женщиныочень редко используют это преимущество. — Она прошлась по комнате, ее рукакосну­лась большогометаллического бюро и моего столика. — Са­мая сложная вещь, которую нужнопонять о мире магов, это то, что он предлагает полную свободу. — Она поверну­лась, чтобы видеть меня, и тиходобавила: — Носвобода не дается даром.

— Чего жестоит свобода

— Свободабудет стоить тебе твоей маски, — сказала она. — Маски, ощущать которую так удобно, и ее так труд­но снять не потому, что она идеттебе так уж хорошо, но потому, что она на тебе очень долгое время. — Она переста­ла шагать по комнате иостановилась перед моим ма­леньким столом.

— Знаешьли ты, что такое свобода — риторически спросила она. — Свобода — это полное отсутствиеинтереса. к себе, — прои знесла она, садясь рядом со мной на кровати. — И лучший способ перестать бытьозабоченной самой со­бой —это заботиться о других.

— Язабочусь, — уверила яее.—Я постоянно думаюоб Исидоро Балтасаре и о его женщинах.

— Яуверена, что это так, — охотно согласилась Флоринда. Она встряхнула головой и зевнула.— Сейчас самое времядля тебя начать создавать новую маску. Маску, которая не будет иметь ничьегоотпечатка, кроме твоего соб­ственного. Она должна быть высечена в одиночестве. Иначе она неподойдет тебе. Иначе всегда будут времена, когда маска будет казаться слишкомтесной, слишком свободной, слишком теплой, слишком холодной... — Ее голос звучал так, как будтоона продолжала перечисление самых невиданных неудобств.

Последовало длительное молчание, и тогдатем же сон­ным голосомона сказала:

— Выбратьмир магов — это не всмысле разговоров, как у тебя. Нужно действовать в этом мире. В твоем случае тыдолжна сновид еть. Занималась ли ты сновидением послевозвращения

Будучи в очень мрачном настроении, япризналась, что не делала этого.

— Тогда тыеще не приняла своего решения, — строго произнесла она. — Ты не высекаешь новую маску. Тыне сновидишь своевторое я.

Маги окружают свой мир своейисключительной безуп­речностью. — Ясный блеск появился в ее глазах, когда она добавила,— Маги незаинтересованы обращать кого-либо на свои пути. Среди магов нет гуру илимудрецов, — тольконагвали. Они лидеры не потому, что знают больше или каким-то образом лучшиемаги, но просто потому, что у них больше энергии. Я имею в виду не обя зательно физиче­скую силу, — смягчилась она, — но особую конфигурацию их сущности, которая позволяет им помогатьдругим изме­нятьуровни осознания.

— Еслимаги не заинтересованы в обращении кого бы то ни было на свои пути, почемутогда Исидоро Балтасар — ученик старого нагваля — прервала я ее.

— ИсидороБалтасар вступил в мир магов тем же путем, что и ты, — сказала она. — Что бы там ни было, но он попалв ситуацию, когда Мариано Аурелиано не мог его проигнорировать. Его долгом было учитьИсидоро Балтасара всему, что он знает о мире магов. — Она сообщила, что никто не искални Исидоро Балтасара, ни меня. Что бы ни привело нас в их мир,— это не имело ничегообщего с чьим-либо действием или желанием. — Никто из нас ничего не станетделать, чтобы удерживать тебя против твоей воли в этом волшебном мире,— ска зала она, улыбаясь. — И все же мы будем делатьра зличные вообразимые и невооб­разимые вещи, чтобы помочь тебеостаться в нем.

Флоринда отвернулась в сторону, как будтохотела спрятать от меня свое лицо. Мгновение спустя она посмо т­рела через плечо. Что-то холодное и беспристрастное появилось в ееглазах, и смена выражения была настолько заметной, что я испугалась. Инстинктивно я отодвинулась отнее.

—Единственная вещь, которую я не могу и не желаю делать, так же, как и ИсидороБалтасар, это помогать тебе быть старой уродкой, алчной, во всем потакающейсебе. Это было бы искажением.

Чтобы смягчить обиду, она крепко обняламеня за плечи. — Яскажу, что тебе нужно, — прошептала она, когда молчание затянулось так надолго, чтоказалось, она забыла, что собиралась сказать.

— Тебенужен хороший ночной сон, — наконец пробор­мотала она.

— Я совсемне устала, —возразила я. Я ответила авто­матически и сразу ощутила, что большинство моих ответовпротиворечили тому, о чем шла речь. Считать себя правой было для меня вопросомпринципа.

Флоринда мягко засмеялась, затем снова обняла меня. — Не будь такой немкой,— пробормотала она.— И не надейся, чтовсе будет для тебя расшифровано понятно и точно. — Она добавила, что в мире маговнет ничего понят­ногои точного; наоборот, вещи раскрывают свою сущность медленно и неопределенно.— Исидоро Балтасар поможет тебе, — уверила она меня. — Но запомни: он не будетпомо­гать тебе такимспособом, какого ты от него ожидаешь.

— Что тыхочешь этим сказать — спросила я, высво­бождаясь из ее рук, чтобы можно было видеть ее лицо.

— Он нескажет тебе то, что ты хочешь услышать. Он не скажет тебе, как себя вести,потому что, как ты уже знаешь, не существует ни правил, ни руководств вмагиче­ском мире.— Она радостносмеялась, кажется, получая удовольствие от моего растущего разочарования.— Всегда помни,существует только импровизация, — добавила она, потом, широко зевнув, растянулась на кровати вовесь рост и взяла одно и з одеял, сложенных аккуратной стопкой на полу. Прежде чемукрыться, она приподнялась на локте и прибли зила ко мне лицо. Что-то гипнотическое было в ее сонномголосе, когда она советовала мне всегда иметь в виду, что я следую тому же путивоина, что и Исидоро Бал­тасар.

Она закрыла глаза и слабым, еле слышнымголосом сказала: —Никогда не теряй мысли о нем. Его действия поведут тебя так искусно, что тыдаже не заметишь этого. Он несравненный и безупречный воин.

Я быстро схватила ее за руку, боясь, чтоона уснет прежде, чем закончит говорить.

Не открывая глаз, Флоринда сказала: - Еслиты пос­мотришьвнимательно, то увидишь, что Исидоро Балтасар не ищет любви или одобрения. Тыувидишь, что он сохра­няет безмятежность в любых условиях. Он не требуетниче­го, и еще онжелает отдать всего себя. Он жадно ищет ука­зания духа в форме доброго слова, подходящегожеста, и когда он получает его, то выражает благодарность удво­ением усилий.

Исидоро Балтасар не выносит приговоры. Оннеистово уменьшает себя до бесконечно малого, чтобы слышать и видеть. Так онможет победить и покориться своей победе, или быть побежденным и получить силуот своего пора­жения.

Если ты будешь внимательна, то увидишь,что Исидо­ро Балтасарникогда не сдается. Он может быть побежден, но он никогда не бываетразгромленным. И прежде всего — Исидоро Балтасар свободен.

Я умирала от желания прервать ее, закричать, что она уже говорила мне все это, но Флориндауснула раньше, чем я успела спросить у нее что-то еще.

Боясь, что не найду ее утром, если вернуськ себе домой, я уселась на другую кровать.

В голове у меня проносились странныемысли. Я расс­лабиласьи по зволила им полностью овладеть мной. Новые ощущенияотличались от того, какими были обычные мысли. Я видела их, как лучи света,вспыхивающие из подсознания.

Во время одного из таких всплесковинтуиции я решила почувствовать кровать, на которой сижу. И к оше­ломляющему удивлению мои ягодицыощутили, как они сами погружаются в кровать. Некоторое время я былакро­ватью, котораядостигала моих ягодиц, касаясь их. Это ощущение доставляло мне некотороеудовольствие. Теперь я уже знала, что нахожусь в сновидении, и понимала с пол­ной ясностью, что я только чтоощутила то, что Эсперанса описывала как «мои ощущения выходят из меня». Все мое существо расплылось,или, еще лучше, — оновзорвалось.

Хотелось рассмеяться от чистой радостиэтого ощу­щения, но ябоялась разбудить Флоринду. Я все вспомнила! Сейчас не составило бы никакоготруда перечислить все, что я делала в доме магов в течение тех десяти дней. Я сновиде­ ла! Под бдительным присмотром Эсперансы я все дальше и дальше углублялась в своесновидение, просыпаясь в доме магов, илирядом с Эсперансой, или иногда в других местах, которые я не могларассмотреть в то мгновение.

Клара говорила, что прежде чем какой-тоотдельный предмет, замеченный в сновидении, сможет зафиксироваться в моей памяти, мне нужно увидеть его дважды.Я видела всех женщин более двух раз; они оставили неизгладимый след в моейпамяти. Сидя здесь на кровати и наблюдая, как спит Флоринда, я вспомнила другихженщин из партии магов, с которыми я в заимо­действовала в сноподобном состоянии в течение тех забы­тых дней. Я видела их так ясно,как будто они проходили передо мной, или как если бы я возвратилась те лесно к тем событиям.

Больше других меня поражала Нелида,которая была так похожа на Флоринду, что вначале я приняла их за близнецов. Онане только была такой же высокой и тонкой, как Флоринда, но у нее был тот жецвет глаз, волос, та же комплекция; даже выражения у них были одинаковые. Потемпераменту они тоже были похожи, только Нелида каза­лась более мягкой, менеевоинственной. И еще, в Нелиде был особый покой и тихая сила, которые оченьуспо­каивали.

Хермелинда могла легко сойти за младшую сестру Кармелы. Онабыла тонкая, небольшого роста, всего пять футов и два дюйма и имела простоисключительные манеры, а также очень следила за своим телом. Она казалась менеесамоуверенной, чем Кармела. Говорила Хермелинда тихо и двигалась быстрымирывками, которые как-то сцеплялись в грациозность, изящество. Ее компаньонысказали мне, что осторожность и спокойствие делают ее лучшей среди других и чтоона не может общаться с группой или даже двумя людьми одновременно.

Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |   ...   | 46 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.