WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 | 24 |   ...   | 46 |

Чем больше я раздумывала над этим и надвсем, что происходит со мной сейчас, тем сильнее нарастало мое бес­покойство. Но что самоеудивительное, я больше не испы­тывала страха перед всеми этими людьми, которые, что ни говори,были страшноватой компанией. Внезапно мне пришло в голову, что страха передними у меня нет по той причине, что я их очень хорошо знаю. И доказательствомдля меня было то, как они сами выразили словами поселившееся во мне странное,но уютное чувство, что я вернулась домой.

Я отмела все эти мысли, едва успев ихсформулировать, и честно задумалась, а может, я психическинеуравнове­шенна, иони нашли способ сфокусироваться на этом и усу­губить это состояние. Я подверглаосновательному систе­матическому анализу историю моей семьи, пытаясь припомнить все,что могла слышать о случаях психических заболеваний.

Была история с двоюродным дедом по линииматери, который с библией в руках проповедовал на улицах. Кроме того, мойпрадед и дед покончили с собой соответственно в начале Первой и Второй мировыхвойн, когда поняли, что для них все кончено. Одна из моих бабушек пустила себепулю в лоб, осознав, что утратила былую красоту и привле­кательность.

Мне нравилось верить, что будучи истиннойвнучкой всех этих чокнутых, я унаследовала от них свое чувство отчужденности. Явсегда считала, что чувство отчужден­ности придает мнеотвагу.

Эти жуткие мысли пробудили во мне такуютревогу, что я выскочила из постели. Нервными рывками я высво­бодила тело из одеяла. К своему полному изумлению я обна­ружила, что одета в тяжелуюфланелевую ночную сорочку. На мне были шерстяные носки до колен, митенки итол­стый свитер.— Должно быть, язаболела, —пробормотала я в замешательстве. — Как бы я иначе могла замерзнуть во всей этой одежде — Обычно я спала нагишомнезависимо от климата.

Только теперь я заметила в комнатесолнечный свет; он проникал сквозь толстое, наполовину матовое оконноестек­ло. Я несомневалась, что меня разбудил бивший в глаза солнечный свет. И мне совершеннонеобходимо было найти туалет. Опасаясь, что в доме может не быть водопровода, яшагнула к открытой раздвижной двери в противополож­ном конце комнаты, и само собой,там находился чулан с накрытым крышкой ночным горшком.

— Чертпобери ! Не могу же я делать свои дела в чулане ! — выкрикнула я.

Дверь открылась, и вошла Флоринда.— Все в порядке,— сказала она,обнимая меня. — Водворе есть уборная. Чулан — это пережиток прошлого.

— Какхорошо, что уже утро, — засмеялась я. — Никто не у знает, что у меня не хватит духу пойти в уборную втемноте.

Флоринда как-то странно на меняпосмотрела, потом отвела глаза и наконец прошептала:

— А с чеготы взяла, что сейчас утро

— Совсемнедавно меня ра збудило солнце, — сказала я, подходя к окну.Ничего не понимая, я уставилась в царившую снаружи темноту.

Лицо Флоринды засветилось весельем.Казалось, она вполне владела собой, но потом ее плечи задрожали отсме­ха, и она указалана электролампу в светильнике, стояв­шем за кроватью. Свет лампы яприняла за солнечный.

— А с чеготы взяла, что проснулась — спросила она.

Обернувшись, я посмотрела на нее исказала:

— Мненевыносимо захотелось в туалет.

Она взяла меня за руку и сказала:— Пойдем-ка, я отведу тебя в уборную, пока ты неоскандалилась.

— Я никудане пойду, пока ты не скажешь, сплю я или бодрствую, — закричала я.

— Ну ихарактер ! — воскликнула Флоринда, наклонив голову так, что своим лбомкоснулась моего. Ее глаза расширились. — Ты сновидишь-наяву, — добавила она, тщательновыговаривая каждое слово.

Несмотря на нарастающую тревогу, ярассмеялась. Звук моего смеха, разносясь по комнате, словно отдаленное эхо,рассеял мои страхи. В этот момент меня больше не вол­новало, бодрствую я или вижу сон.Все мое внимание сосре­доточилось на том, чтобы добраться до туалета.

— Гдездесь уборная —прорычала я.

— Ты самазнаешь, где она, —сказала Флоринда, сложив руки на груди. — И ты никогда не доберешься донее вовремя, если сама не пожелаешь там оказаться. Но не вздумай притащитьуборную к себе в кровать. Это называ­ется лениво е сновидение, самый верный способнамочить по­стель.Отправляйся в уборную сама и сию же секунду.

К моему ужасу, попытавшись добраться додвери, я не смогла этого сделать. Мои ноги не хотели меня слушаться. Медленно инеуверенно, словно не в силах решить, куда им идти, они передвигались фут зафутом. Не желая смириться с тем, что ноги больше мне не подчиняются, япопыталась ускорить движение, поднимая руками по очереди одну ногу задругой.

Флоринду, похоже, не интересовало, что сомной творится. А я, с глазами полными слез отчаяния и жалости к себе, стояла,приросшая к месту. Мои губы сложились в слово помоги, но с них не сорвался ни одинзвук.

— В чемдело — спросила она,взяв меня за руку и мягко потянув вниз, на пол. Она сняла с меня толстыешер­стяные носки ипринялась осматривать мои ноги; теперь у нее был по-настоящему встревоженныйвид. Я хотела пояснить, что не могу двигаться из-за того, что моидушев­ные силы наисходе. Но как я ни старалась, я не могла облечь свои мысли в слова. Изо всехсил пытаясь выжать из себя хоть один звук, я заметила, что у меня что-то не­ладно со зрением: мои глаза немогли больше сфо­кусироваться на предметах. Лицо Флоринды оставалось смазанным ирасплывчатым, как бы я ни щурила глаза и как бы близко я к нему нипридвигалась.

— Я знаю,что с тобой, —прошептала мне Флоринда на ухо. — Тебе надо пойти в уборную. Сделай это ! Пожелай оказаться там !

Я усердно закивала. Я знала, чтодействительно сновижу-наяву, или, вернее, что яживу в иной реальности, которая еще не вполне мне принадлежит, но к которой яполучила доступ через этих людей. Потом я почувствовала себя необъяснимо легко.И внезапно я оказалась в уборной, причем не в уборной из сна, а в самойнастоящей.

Довольно долгое время я проверяла все, чтоменя окру­жало, чтобыубедиться, было ли оно реальным. Оно было.

А потом, сама не знаю как, я сноваоказалась в комна­те.Флоринда сказала что-то лестное о моей способности к сновидению. Я почти не обратила вниманияна ее заме­чания,потому что меня отвлекла стопка одеял, сложенных у стены. Я не заметила их при пробуждении, но была уве­рена, что видела ихпрежде.

Мое непринужденное состояние быстроиспарилось, когда я попыталась припомнить, где видела эти одеяла. Тревоганарастала. Я уже не знала, нахожусь ли я все еще в доме, в который приехалаэтим вечером с Исидоро Балта­ саром, или уже в каком-то ином месте.

— Чья этокомната — спросилая. — И кто укуталменя во все эти одежды — Мой собственный голос ужаснул меня.

Флоринда погладила меня по волосам и тихимголосом добродушно сказала, что на какое-то время это моя комна­та. И что это она меня укутала,чтобы я не замерзла. Она пояснила, что пустыня обманчива, особенно поночам.

Она смотрела на меня с загадочнымвыражением так, словно намекала еще на что-то. И это меня тревожило. потому что в ее словах я не находила никакой подсказки.Мои мысли блуждали без всякой цели. Ключевым словом, как я решила, былапустыня, Я не знала, что пристанище ведьмнаходилось в пустыне. Мы прибыли сюда таким кружным путем, что я не могла точноопределить, где этот дом находится.

— Чей этодом, Флоринда —спросила я.

В ней, казалось, происходила какая-товнутренняя борьба, выражение ее лица менялось несколько раз от за­думчивого к встревоженному.— Ты у себя дома,— наконец сказала онаглубоким от волнения голосом. Не успела я ей напомнить, что она не ответила намой вопрос, как она жестом велела мне помолчать и показала пальцем надверь.

Снаружи во тьме что-то прошелестело. Этомог быть ветер и листва, но я знала, что это ни то, ни другое. Это был успокаивающий,знако мый звук; он напомнил мне пикник. И особен но он воскресил в памяти слова Мариано Аурелиано: — Я пригоню тебя ветром, какпригонял других, к тому единственному, кто теперь держит миф в своихруках.

Эти слова зазвенели в моих ушах; яобернулась посмот­реть, не вошел ли сейчас в комнату Мариано Аурелиано, и непроизносит ли он сейчас эти слова во весь голос.

Флоринда кивнула. Она прочла мои мысли. Иее не отпускавшие меня глаза заставляли меня при знать, что я правильно поняла его утверждение. На пикнике яне осо­беннозадумывалась над его словами; они звучали слишком нелепо. Теперь же мне сталотак любопытно у знать, кто были эти «другие», что я не могла позволить, чтобы эта темаугасла.

— Исидоро Балтасар говорил о каких-то людях, рабо­тающих вместе с ним, — осторожно начала я. — Он сказал, что они были довереныего попечению, и оказывать им помощь — это его священный долг. Это телюди, которых... принесло к нему ветром — неуверенно спросилая.

Флоринда утвердительно кивнула головой,легкая улыбка искривила ее губы, словно она сочла забавным мое нежеланиеупоминать слова принесло ветром. — Это те, ко­го старый нагваль пригнал ветром кновому нагвалю; все это женщины, и они похожи на тебя.

— На меня— спросила ярастерянно. Я пожалела, что в пути была настолько поглощена загадочными сменамимоих настроений и чувств по отношению к Исидоро Балта­ сару, что не обратила особого внимания на все, что он открылмне о своем мире.

— Чем жеэти женщины на меня похожи — спросила я и добавила: — Ты знаешь их

— Я ихвидела, — уклончивоответила она.

— Искольких женщин принесло ветром к Исидоро Балтасару — спросила я с плохо скрытым недовольством. Все же сама мысль о нихволновала и тревожила одновре­менно.

Флоринду явно развеселила моя реакция.— Немного. Они неимеют с тобой физического сходства, но тем не менее они на тебя похожи. Я хочусказать, что они схожи друг с дружкой так же, как схожи со мной моитоварки-ведьмы, —пояснила Флоринда. —Ра зве тебя не удивило при нашей первой встрече, как сильно мывсе похожи

Приняв мой кивок, она продолжала, чтотакое сильное взаимное сходство ей и ее когорте, несмотря на явные физическиеразличия, придавала непосредственная связь с миром магов. — Нас влечет друг к другупривязанность, которая для тебя пока непостижима.

— Ну да,куда мне, —поддакнула я как можно циничнее. Но потом жадное любопытство узнать о женщинах,принесенных ветром к Исидоро Балтасару, взя­ло во мне верх. — Когда я увижусь с ними

— Когда тыих найдешь, — сказалаФлоринда. Ее го­лос,хотя и негромкий, прозвучал с такой исключительной силой, что едва не оглушилменя на мгновение.

— Как ямогу их найти, если я их не знаю Это же невозможно.

— Но недля ведьмы, —заметила она небрежно. — Как я уже сказала, ты не похожа на них физически, но сияниевнутри тебя столь же яркое, как сияние внутри них. Ты узнаешь их по этомусиянию. — Ее глазапристально всматривались в меня, словно она и в самом деле видела во мнесияние. — Это сияниемагов. — Ее лицо былосерьезно, а голос необычно тих.

Я хотела было сказать какую-нибудьдерзость, но что-то в ее поведении меня встревожило. — А я могу видеть это сияние— спросилая.

— Дляэтого нам понадобится нагваль, — сказала Флоринда и указала на нагваля Мариано Аурелиано, сто­явшего в темном углу комнаты. Я совершенно не заметила егопоявления, но оно меня нисколько не встревожило.

Флоринда сказала ему, чего я хочу. Онжестом велел мне выйти за ним на середину комнаты. — Я покажу тебе это сияние,— сказал он, потомприсел на корточки, подняв обе руки вверх, и велел мне забраться к нему наспину.

— Мыотправляемся на поросячьи бега — я даже не пыталась скрыть разочарование. — Вы ведь собирались пока зать мне сияние магов.

Хоть я и хорошо запомнила его слова о том,что истинная магия не заключается в причудливых действиях, ритуалах, зельях илимагических формулах, я тем не менее ожидала какого-то показа, проявления егомогущества, скажем, смешивания над огнем колдовских зелий изаклинаний.

Не обращая внимания на мое разочарование,Мариано Аурелиано потребовал, чтобы я обхватила его руками за шею, — легонько, чтобы он незадохнулся.

— Вам некажется, что я старовата для того, чтобы катать меня на закорках — предупредила я его.

Заливистый смех поднимался в МарианоАурелиано все выше, пока наконец не взорвался буйным весельем. Однимстремительным движением он вскочил на ноги. Подхватив руками мои колени, онпереместил меня в более удобное положение и вышел в коридор, причем голова мояне ударилась о притолоку.

Он шел так быстро и легко, что у меняво зникло явственное ощущение, будто я плыву по длинномутемному коридору. Я с любопытством оглядывалась по сторонам. Однако мыдвигались слишком быстро, и я лишь мельком успевала что-либо увидеть. Все былопропитано нежным, но устойчивым запахом: ароматом цветущего апельсиновогодерева и свежестью холодного воздуха.

Снаружи двор был окутан туманом. Я моглавидеть лишь однородные массы темных силуэтов. Клубы тумана изменяли формукаждого уголка пространства, то откры­вая, то снова смазывая странныеочертания деревьев и кам­ней. Мы не были в доме ведьм. Это я знала точно.

Я не слышала ничего, кроме размеренногодыхания. Я не могла сказать, было ли это дыхание нагваля Мариано Аурелиано илимое собственное. Этот звук разносился по всему двору. Листья дрожали от неготак, словно это ветер шелестел в ветвях. Дрожь проникала и в мое тело с каждымвздохом. От всего этого у меня так закружилась голова, что я покрепче обхватиларуками его плечи, боясь потерять соз­нание. Не успела я сказать ему,что со мной творится, как туман вокруг меня сомкнулся, и я почувствовала, какрас­творяюсь вничто.

— Уприсьподбородком мне в темя. — Голос нагваля Мариано Аурелиано донесся словно издалека. Меняподб­росило от этихслов, потому что я совсем забыла, что сижу на его спине.

— Что быты ни делала, непременно держись за меня, — настоятельно добавил он инемного подтолкнул меня вверх, так что моя голова оказалась над егоголовой.

— А чтоможет случиться, если я не стану держаться — спросила я тоном, выдававшим моюрастущую насторо­женность. — Я ведь просто упаду на землю, верно — Мой голос сделался ужасноскрипучим.

Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 | 24 |   ...   | 46 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.