WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 46 |

— Мы— группа магов,имеющих дело с людьми, — пояснила свои слова Кармела. — Есть еще одна группа из четырехженщин, которая с людьми вообще не имеет дела. — Она взяла мою ладонь в свои рукии внимательно пос­мотрела на нее, словно хотела прочесть по ней мою судьбу, затеммягко сжала ее в кулачок и прибавила: — В общем-то ты похожа на нас. Этозначит, что ты можешь иметь дело с людьми. И в особенности ты похожа наФлоринду, — она сноваумолкла, после чего с сонным выражением лица пов­торила то, что мне уже говорилаКлара. — Тебя нашлаФлоринда, — сказалаона. — Поэтому, покаты остаешься в мире магов, ты принадлежишь ей. Она ведет тебя и за­ботится о тебе. — В ее тоне была такаянепоколебимая уве­ренность, что это меня задело.

— Я никомуне принадлежу, —возмутилась я.—Иненуждаюсь ни в чьей заботе. — Мой голос звучал напряжен­но, неестественно,неуверенно.

Женщины молча смотрели на меня, на ихлицах были улыбки.

— Вы что,считаете, что мной нужно руководить — спросила я вызывающе, переводявзгляд с одной женщины на другую. Их глаза были полузакрыты, их губырасплы­вались в тех жесозерцательных улыбках. Они едва заметно кивали подбородками, и это о значало, что они ждут, пока я договорю до конца все, чтохочу сказать. — Ядумаю, что и сама прекрасно управляюсь со своей жизнью, — за­кончила я почтиистерически.

— Тыпомнишь, что ты делала на том приеме, где я нашла тебя — спросила меняФлоринда.

Когда я изумленно уставилась на нее,Кармела шепну­ла мнена ухо:

— Неволнуйся. Всегда можно найти способ объяснить что-либо. — Ничуть не обеспокоенная, онапомахала паль­цем уменя перед носом. Паника подкрадывалась ко мне при одной только мысли, что онимогли знать о том, что на приеме я ра згуливала в обнаженном виде перед десяткамилюдей.

Вплоть до того момента я если и негордилась своим вызывающим поступком, то по меньшей мере оправдывала его. Мнеказалось, что мое поведение на приеме явилось проявлением моей спонтаннойнатуры. Сначала я продела­ла длительную прогулку с хозяином, сидя верхом на ло­ шади прямо в вечернем платье и без седла, чтобы доказать ему— после того как онменя раззадорил и заключил со мной пари, я не смогла устоять, — что верхом на лошади я— не хуже ковбоя. ВВенесуэле у меня живет дядя, который разводит на своей ферме лошадей, и поэтомуверховой езде меня стали учить как только я начала ходить. После того, как парибыло выиграно, ощущая головокружение от за­траченных мною усилий и алкоголя,я плюхнулась в бас­сейн —совсем без одежды.

— Янаходилась там, рядом с бассейном, когда ты прыгнула в него нагишом,— призналасьФлоринда, очевидно посвященная в мои воспоминания. — Ты задела меня своими ягодицами.Ты шокировала всех, в том числе и меня. Я ценю твою смелость. Более всего мнеимпонирова­ло то, чтовесь путь с того края бассейна ты проделала лишь для того, чтобы зацепить меня.Я восприняла это как знак, что дух указал мне на тебя.

— Этого неможет быть, —пробормотала я. —Если бы ты была на приеме, я бы тебя запомнила. Ты слишком вы­сока и экстравагантна для того,чтобы не обратить на тебя внимание. — С моей стороны это не былокомплиментом. Мне хотелось убедить себя, что все подстроено, и меняна­дули.

— Яприветствую тот факт, что ты лезла из кожи вон, пытаясь выставить напоказ своидостоинства, —продолжа­ла Флоринда.— Ты была клоуном,нетерпеливо стремившимся привлечь к себе внимание любой ценой, и особенно тыбыла им в ту минуту, когда запрыгнула на стол и стала танцевать, бесстыднотряся своими ягодицами до тех пор, пока, издав дикий вопль, не вмешалсяхозяин.

Вместо того, чтобы вызвать во мнесмущение, ее назидания наполнили меня чувством невероятной легкости иудовольствия. Я ощутила, что освободилась. Тайное стало явным. Тайное, вкотором я никогда не отвела бы себе роль позера, пытающегося во что бы то нистало привлечь к себе внимание. Новое состояние нахлынуло на меня,несомнен­но болееоткрытое и менее оборонительное. Однако меня пугала мысль о том, что этонастроение нельзя будет сох­ранить. Я знала, что любое прозрение или понимание, пришедшее комне во сне, никогда не оставалось со мной. Но, возможно, Флоринда была права,все это мне не снилось, и мое новое настроение могло продлиться.

По-видимому, зная об этих моих мыслях,женщины активно закивали головами. Вместо того, чтобы подбодрить меня, ихсогласие только оживило мою неуверенность. Как только меня охватил страх,проникнутое интуицией на­строение приказало долго жить. В считанные мгновения на менянахлынули сомнения, и мне понадобилась передыш­ка.

— Где Делия — спросила я.

— Она вОахаке, — ответилаФлоринда и уточнила: — Она была здесь только для того, чтобы поприветствоватьтебя.

Я подумала, что, переменив тему разговора,смогу отдохнуть и восстановить силы. Теперь я столкнулась лицом к лицу счем-то, к чему не знала как подступиться. Я не могла обвинить Флоринду прямо— как поступила бы вобычных обстоятельствах с любым другим — в том, что она говорит неправду,чтобы мной манипулировать. Я не могла сказать, что подозреваю, что они,затуманив мой рас­судок, водили меня из одной комнаты в другую, пока я была безсознания.

— Твоислова, Флоринда, и в самом деле абсурдны, — проворчала я. — Не верю, что ты ждешь, что яприму их всерьез. —Прикусив губы изнутри, я впилась в нее про­должительным и тяжелым взглядом.— Я знаю, что Делияпрячется в одной из комнат.

Глаза Флоринды, казалось, говорили, что ейизвестно о моих затруднениях.

— У тебянет другого выхода, кроме как воспринять меня всерьез, — заявила она. Тон ее был хотя имягким, но не допускающим возражений.

Я повернулась лицом к двум другим женщинамв на­дежде услышатьхоть какой-нибудь ответ, который смог бы ослабить нарастающее во мненапряжение.

— Когдатебя ведет кто-то другой, то в действитель­ности очень легко сновидеть. Единственный недостатоксостоит в том, что этот кто-то другой должен быть нагвалем. — Я все время слышу о нагвале,— вырвалось у меня.— Кто такойнаг валь

— Нагваль— это маг, обладающийогромной силой, тот, кто способен вести других магов скво зь темноту и из темноты, — объяснила Кармела. — Но нагваль сам говорил тебе об этом недавно. Ра зве ты не помнишь

Флоринда пришла мне на выручку, когда моетело изогнулось от усиленных попыток вспомнить.

— События,в которых мы участвуем в повседневной жизни, вспоминать легко. Мы все время вэтом упражня­емся. Нособытия, переживаемые нами в сновидении,—другое дело. Нам нужно очень потрудиться, чтобы воз­вратиться к ним, просто потому,что информация о них разбросана по различным участкам тела.

— Дляженщин, не обладающих твоим сомнам­булическим мозгом, — подчеркнула она, — обучение сновидению начинается с составления карты их тела, это — весьма кропотливое занятие,позволяющее узнать —где внутри их тел хранятся те или иные сны.

— Как тысоставляешь такую карту, Флоринда — спросила я, искреннезаинтересовавшись.

—Систематическим простукиванием каждого дюйма своего тела, — ответила она. — Но больше я ничего не могу тебесказать. Я — твоямать, а не учитель сновидения. Сей­часона советует тебе взять маленький деревянный молото­чек и попробовать постучать. И ещеона рекомендует пос­тучать лишь по икрам и бедрам. Очень редко тело концентрирует этивоспоминания в области грудной клетки или живота. То, что хранится в груднойклетке, спине и животе — это воспоминания, связанные с повседневной жизнью. Но это— другойслучай.

— Все,интересующее тебя, заключается в том, что вспоминаниеснов производится с помощью непосредствен­ного надавливания на одно из мест,хранящих увиденное во сне. К примеру, если ты будешь воздействовать навла­галище, надавливаяна клитор, ты вспомнишь о том, что рассказал тебе Мариано Аурелиано, — закончила она с про­стодушной веселостью в голосе.

Я посмотрела на нее с недоумением, затем разразилась вспышкой нервного судорожного хохота. Я несобиралась никуда надавливать.

Флоринда тоже рассмеялась, ликующе, какбудто на­блюдая моезамешательство с явным удовольствием.

— Если тыбудешь упираться, я просто-напросто попр­ошу Кармелу это сделать за тебя.

Я повернулась к Кармеле. С полуулыбкой, гро зившей перерасти во взрыв смеха, она заверила, что и в самомделе нажмет за меня на мое влагалище.

— В этомнет надобности ! — воскликнула я в отчаянии. — Я все помню ! — И, действительно, так оно и было. И не только то, о чем говорилМариано Аурелиано, но также и другие события.

— Правдали, что м-р Аурелиано...

— Кларапросила тебя на зывать его «нагваль Мариано Аурелиано», — прервала меня посреди фразыКармела.

— Сны— это ворота внеизвестность, —сказала Флоринда, гладя меня по голове. — Нагвали руководят людьми черезсны. И создание сновидения — искусство, ко­торым владеют маги. НагвальМариано Аурелиано помогал тебе попадать в те сновидения, которые снились всемнам.

Я часто заморгала ресницами. Тряхнулаголовой, затем опрокинулась назад на подушки, лежавшие на диване, шокированнаяабсурдностью всего того, что я вспоминала.

Я вспомнила, что видела их во сне годназад, в Соноре. Во сне, который продолжался, как мне казалось, целую вечность.В этом сне я встретилась с Кларой, Нелидой и Хермелиндой. Другая группа, — сновидящие. Они расска­зали мне, что их лидером былаЗулейка, но мне все еще не удавалось увидеться с ней во сне.

По мере того, как воспоминания, связанныес этим сном, всплывали в моей голове, я осознавала, что ни одна из этих женщинне была ни более, ни менее значительной, чем остальные. То, что одна женщина вкаждой группе бы­лалидером, было связано не с ее силой, престижем, достижениями, а с вопросамиэффективности. Не знаю почему, но я была уверена, что все, что имело для нихзна­чение,— это их глубокаяпривязанность друг к другу.

Во время того сновидения каждая из женщин сообщиламне, что моим учителем сновидения является Зулейка. Это было все, что мнеудалось вспомнить. Как и говорила мне Клара, мне нужно было увидеть их еще одинраз — наяву или восне, чтобы мои знания о них закрепились. Пока же они выглядели бестелеснымивоспоминаниями.

Я смутно слышала слова Флоринды о том, чтопосле нескольких попыток я смогу глубже овладеть переме­щениями из воспоминаний основидении в самосновидение, возвращаясьзатем к состоянию обыкновенного пробуж­дения.

Я слышала, как Флоринда засмеялась, но вкомнате меня больше не было. Я шла, пересекая заросли колючего кустарника. Яшла медленно по невидимой тропе; это было немного нелегко, поскольку вокруг небыло ни света, ни луны, ни зве зд на небе.

Притягиваемая какой-то незримой силой, яшагнула в большую комнату. Внутри нее было темно, если не считать линий света,крест-накрест протянувшихся от стены к сте­не поверх лиц людей, сидящих двумякругами —внут­ренним и внешним.Свет то ярко вспыхивал, то становился тусклым, как будто кто-то из людей вкругу игрался электрическим выключателем, то включая его, то выклю­чая.

Я узнала Мариано Аурелиано и Исидоро Балтасара, сидящих спиной друг к другу в центре внутреннегокруга. Я узнала их не столько по лицам, сколько по их энергии. Дело не в том,что их энергия была ярче или не такая, как у других, — ее просто было больше, она быламассивной. Она представляла собой один великолепный, огромный источникнеиссякаемой яркости.

Комната сияла белизной. В каждой вещи былаживость, каждый угол и край отдавал твердостью. В ком­нате была такая чистота, чтокаждый предмет выделялся сам по себе, особенно те линии света, что былиприкреплены к людям, сидящим в кругу, или исходили от них. Все люди былисвязаны линиями света и выглядели так, словно были узлами гигантской паутины.Все они общались без слов, посредством света. Меня тянуло в это безмолвноеэлектриче­ское поле,пока я сама не стала узлом этой светящейся паутины.

— Чтосейчас будет —спросила я, глядя вверх на Флоринду. Я лежала на диване, моя голова покоилась унее на коленях.

Она не ответила, не ответили и Кармела с Зойлой, сидевшие рядом с ней с закрытыми глаза ми. Я повторила свои вопрос несколько ра з, но услышала лишь ровное д ы­ хание трех женщин. Я была уверена, что они спят но тем неменее чувствовала на себе их спокойные, проникновен­ ные взгляды. Темнота и тишина передвигались по дому словночто-то живое, неся с собой ледяной ветер и дыхание пустыни.

Глава 9.

Я, дрожа от холода, плотнее закуталась в одея­ло и села. Я проснулась в чужойпостели, в чужой комнате, где из мебели была только кровать и ноч­ной столик, но все вокруг казалосьсмутно знакомым. По­нять, почему это так, я не могла. Может, я все еще сплю, подумалая. Как мне знать, что это не сон И я снова оп­устилась на подушки. Я лежала,закинув руки за голову, и перебирала в уме виденные и пережитые мноюпричудливые события, — наполовину сны, наполовину вос­поминания.

Все это, конечно, началось годом раньше,когда я везла в ма шине Делию Флорес в дом целительницы. Она тогда заявила, что пикник, на котором я там побыв ала вместе со всеми, был сновидением. Я посмеялась над ней иотвергла ее утверждение как совершенно нелепое.

Однако она была права. Теперь-то я знала,что пикник был сновидением.Не моим сном, а сновидением, в которое я была приглашена; я была в нем гостьей-участницей. Ссамого начала моей ошибкой было то, что я пыталась это отрицать, отбросить каквыдумку, не зная, что я понимаю под словом выдумка. В итоге мне удалосьнастолько осно­вательно заблокировать в памяти это событие, что ясовер­шенно пересталаего осознавать.

Что мне надо было сделать, — так это признать, что у нас естьтропа для снов, русло, по которому текут только сновидения. Если бы я настроилась на то,чтобы вспомнить сон, который привиделся мне в Соноре, причем только как сон,мне удалось бы удержать в памяти все волшебство происходившего, пока мне снилсяэтот сон.

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 46 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.