WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 46 |

Не столько тон его голоса, сколько сила,ему присущая, заставили меня поежиться. Она парализовала мой язык, голова моя,однако, по своей собственной инициативе кивнула, выражая согласие.

— Тыдолжен испытать ее, —напомнил м-р Флорес своему другу. Ясно различимый зловещий огонеквспыхнул в его глазах, и он добавил: — Или еще лучше, позволь мнесамому ее испытать.

Мариано Аурелиано выдержал длинную паузу,взвешивая различные зловещие варианты, и критически осмотрел меня, словно моявнешность могла дать ему ключ к разгадке важного секрета.

Загипнотизированная острым, сверлящимвзглядом его глаз, я только и смогла, что моргнуть.

Он задумчиво кивнул, и м-р Флорес спросилменя низким замогильным голосом:

— Тывлюблена в Исидоро Балтасара

Пропади я пропадом, если я механическимнеживым голосом не сказала «да».

М-р Флорес придвинулся ближе, пока нашиголовы едва не соприкоснулись и шепотом, который дрожал от сдерживаемого смеха,спросил:

— Ты ивправду безумно-безумно влюблена в него

Я снова сказала «да», и оба они взорвались громким ликующим гоготом. Отзвукиих смеха, скачущие по ком­нате, как теннисные мячики, в конце концов прервали мое трансоподобное состояние. Я уцепилась за них иосво­бодилась отчар.

— Что это,черт возьми, такое, —крикнула я что есть мочи.

Пораженные, они оба вскочили со своихстульев. Они посмотрели на меня, потом друг на друга и снова раз­разились смехом, в исступлениизабыв обо всем на свете. Чем несдержаннее были мои выпады, тем сильнееста­новилось ихвеселье. В их смехе было что-то столь за­разительное, что я не смогла удержаться, чтобы нерасхохо­татьсясамой.

Как только мы все утихомирились, МарианоАурелиано и м-р Флорес забросали меня вопросами. Их осо­бенно интересовало, когда и прикаких обстоятельствах я встретилась с Исидоро Балтасаром. Каждая ничтожно ма­лая деталь приводила их в полныйвосторг. К тому вре­мени, как я прошлась по событиям в четвертый-пятый раз, мой рассказ с каждым ра зом становился все подробнее и обширнее, стал изобиловатьтакими деталями, о которых мне и не снилось, что я смогу ихвспомнить.

— ИсидороБалтасар видел тебя и вещив целом, — подвелитог Мариано Аурелиано, когда я в конце концов закончила своиразнообразные отчеты. — Но он видитеще недостаточно хорошо. Он даже не смог понять, что это я послал тебя к нему.— Он посмотрел наменя недобро и тут же поправил себя. — На самом деле не я послал к немутебя. Это сделал дух. Темне менее, дух избрал меня вкачестве исполнителя его приказания, и я направил тебя к нему, когда ты быланаиболее сильна, посреди твоего сновидения-наяву. — Он говорил с легкостью, почти сбе зразличием, и только глаза его отражали всю важность знания.— Воз­можно, что сила твоего сновидения-наяву явилась причинойтого, что Исидоро Балтасар не понял, кто ты такая, хоть он и видел. Несмотря на то, что дух дал ему об этом знать сразу, припервой встрече с тобой. Появление огней в тума­не было окончательнымразоблачением тайны. Как глупо, что Исидоро Балтасар не видиточевидного.

Он ухмыльнулся, и я кивнула в знаксогласия, сама не зная, с чем соглашаюсь.

— Это тебедемонстрация того, что нет ничего особен­ного в том, чтобы быть магом,— продолжал он.— Исидоро Балтасар— маг. Бытьчеловеком знания значитнечто дру­гое. На этомагам порой приходится тратить целую жизнь.

— А в чемразница — спросилая.

— Человекзнания — лидер,— объяснил он низким,слегка таинственным голосом. — Магам нужны лидеры, чтобы вести нас в и сквозь неизведанное.Лидера можно узнать по его действиям. У лидеров нет этикетки с ценой,прикрепленной к голове, и это значит, что их не купишь за деньги, не подкупишьвзяткой, не выманишь у них ничего лестью и не введешь их взаблуждение.

Он устроился на стуле поудобнее ипродолжал говорить о том, что все люди в его группе годами предпринимаютусилия, чтобы выискивать и обучать лидеров, с тем, чтобы поглядеть,удовлетворит ли хоть кто-нибудь требованиям.

— И вынашли кого-нибудь

—Нескольких, — ответилон. — Те, кого мынашли, могли стать нагвалями. — Он прижал свой палец к моим губам и прибавил: — Так что нагвали — это естественные лидеры, они— люди потрясающейэнергии, которые стано­вятся магами, добавив к своему репертуару еще одну вещь: неведомое. Если эти магипреуспеют в том, чтобы стать людьмизнания, то практически нет пределов тому, что онимогут делать.

— Может лиженщина...

Он не дал мне закончить.

— Женщина,как ты однажды поймешь, способна на бесконечно более сложные вещи, чем это,— заявилон.

— Напомнилли тебе Исидоро Балтасар кого-либо, с кем ты встречалась ранее — вмешался м-р Флорес.

— Ну,— начала яэкспансивно, — ячувствовала себя с ним вполне свободно. Так, словно знала его всю жизнь. Оннапомнил мне, возможно, кого-то из моего детства, забыто­го друга детства, может быть.

— Итак, тыдействительно не помнишь, что встреча­лась с ним раньше — не унимался м-рФлорес.

— Выимеете в виду в доме Эсперансы — спросила я, сгорая от любопытства узнать, не видела ли я его там,а теперь просто забыла.

Он разочарованно покачал головой. Затем,очевидно, уже не заинтересованный в моем ответе, он продолжил, спрашивая, невидела ли я кого-то, кто бы махал нам рукой по пути сюда.

— Нет,— ответилая.—Я не виделаникого, кто бы нам махал.

— Подумайлучше, — настаивалон.

Я рассказала им двоим, что после Юмы, вместо того, что­бы отправиться на восток, к Ногалесу, на автостраду номер 8 — наиболее логичный маршрут— Исидоро Балтасарна­правился на юг, вМексику, затем на восток через Эль Гранд Дезьерто, затем на север, снова в Соединенные Штаты через Сонойту к Айо в штате Аризона, и вернулся в Мексику, в Каборку, где у нас был совершенно восхитительный ланч из говяжьего языка с соусом из зеленого перца.

— Усевшисьв автомобиль с набитым животом, я едва ли смотрела в дороге по сторонам,— продолжала я.— Я знаю, что мыпроезжали через Санта Ана, а затем на­правились на север к Кананса, а потом снова на юг. Если спросите, что это было,— я отвечу, что сущаякутерьма.

— Несможешь ли ты вспомнить, видела ли кого-либо на дороге, — настаивал м-р Флорес.— Кого-нибудь, ктомахал бы вам рукой.

Я плотно сомкнула веки, пытаясьпредставить себе то­го, кто махал нам. Но впечатления от поездки состояли израссказов, песен, физической усталости. Но затем, когда я уже было собираласьоткрыть глаза, передо мной мелькнул облик человека. Я рассказала им, чтотуманно припоминаю, что это был юноша, стоявший на окраине одного из лежавшихна нашем пути городов, который, как мне показалось, пытался пойматьмашину.

— Он,возможно, махал нам, — ска зала я. — Но я не уверена в этом.

Оба они хихикнули, словно дети, которые струдом удерживаются, чтобы не выдать тайну.

— Исидоро Балтасар не слишком-то был уверен в том, что найдет нас,— с весельем в голосепризнался Мариано Аурелиано. — Вот почему он следовал по такомустранному маршруту. Он двигался по пути магов, по следу койота.

— Почемуон не был уверен, что найдет вас

— Я незнаю, нашел бы он нас, когда б не молодой человек, помахавший ему, — объяснил Мариано Аурелиано.— Тот молодой человекбыл свя зным из другого мира. То, что он помахал рукой, означало, что всеидет как надо и можно продолжать в том же духе. Исидоро Балтасар мог достоверноузнать тогда, кто ты есть на самом деле, но он слишком похож на тебя в том, чтокрайне предус­мотрителен, а когда не предусмотрителен, то крайнеопро­метчив,— он на минуту умолк,дав во зможность воспринять сказанное им, и много значительно добавил:

—Болтаться между двумя этими крайностями — вер­ный способ что-то упустить.Предусмотрительность ослепляет так же, как и опрометчивость.

— Я невижу во всем этом логики, — устало про­мямлила я.

Мариано Аурелиано попытался внестиясность:

— Всякийраз, когда Исидоро Балтасар приводит гос­тя, он должен быть внимателен ксигналу связного перед тем, как станет продолжать свой путь.

— Однаждыон привел девушку, в которую был влюб­лен, — съехидничал м-р Флорес, закрывая глаза, как бы перенося девушку из собственной памяти.— Высокая,тем­новолосая девушка.Сильная девушка. Длинноногая. Миловидная. Он изъездил весь Калифорнийскийзалив, но связной так его дальше и не пропустил.

— Выхотите сказать, что он приводит своих девушек — спросила я с болезненнымлюбопытством. — Искольких он уже привел

— Совсемнемного, —чистосердечно признался м-р Флорес. — Он поступал так, конечно же, пособственной воле. Но твой случай — совсем другое, — подчеркнул он. — Ты — неего девушка; ты просто вернулась назад. Исидоро Балтасар едва не рехнулся,когда обнаружил, что так по-глупому не заметил знаков духа. Он всего лишь твой шофер. Мы ждалитебя.

— А что быпроизошло, если бы связного (sentry) там не было

— То же,что случается всегда, когда Исидоро Балтасар появляется в чьем-тосопровождении, —ответил Мариано Аурелиано. — Он не смог бы нас найти, поскольку ему не приходится выбирать— кого приводить вмир магов. — Егоголос был удивительно мягким, когда он добавил: — Только те, на кого указалдух, смогут постучаться в наши двери,после чего они идут к нему с помощью одного из нас.

Я собиралась прервать его, но тут,вспомнив о его пре­достережении — не задавать дурацких вопросов, быстро за­жала рукой рот.

Оценив это и усмехнувшись, МарианоАурелиано про­должилрасска зывать о том, что в моем случае в их мир меня привела Делия.

— Она, таксказать, одна из двух колонн, предваря­ющих наши двери. Второй являетсяКлара. Ты скоро увиди шься с ней.

Его глаза и голос были полны искреннеговосторга, ког­да онснова заговорил:

— Делияпересекла границу затем, чтобы привести те­бя домой. Граница — реально существующий факт, номаги используют его как символ. Тебя, находящуюся по другую сторону, должныбыли привести сюда, на эту сторону. По ту сторону находитсяповседневны й мир, здесь, по эту сто­рону, — мир магов.

— Делия незаметно вовлекла тебя, — по-настоящему профессионально.Это было безупречным маневром, кото­рый ты с течением времени будешь осознавать все лучше илучше.

Мариано Аурелиано приподнялся из своего кресла и потянулся к буфету зафарфоровой чашей, в которой был компот. Он поставил ее передо мной.

— Давайешь. Они бесподобны.

Восторженным взглядом я посмотрела намягкие суше­ныеабрикосы, находившиеся в чаше с ручной росписью, и попробовала одну из них. Онибыли более чем прелестны. Я положила в рот еще три.

Мистер Флорес подмигнул мне.

— Вперед,— призвал он меня.— Уложи в рот их все,прежде чем мы унесем посуду.

Я покраснела и попыталась попроситьпрощения со ртом, набитым абрикосами.

— Неизвиняйся ! — воскликнул Мариано Аурелиано. — Будь сама собой, но сама собой сголовой. Если ты жела­ешь прикончить абрикосы, то прикончи их, и все. Чего тебе никогдане следует делать —это расправиться с абрико­сами, а потом об этом сожалеть.

— Хорошо,я их прикончу, —сказала я.

И это вызвало у них смех.

— Знаешьли ты, что встр ечалась с Исидоро Балтаса­ ром в прошлом году — спросил мистерФлорес.

Наклонившись вместе с креслом, он держалсяв нем так непрочно, что я стала опасаться, как бы он не упал назад и неврезался в посудный шкаф. Вспышка озорства появилась в его глазах, когда онначал напевать себе под нос хорошо известную песню «Девушка на ранчо». Вместослов, которые были в ней, он вставил куплет, рассказыва­ющий историю Исидоро Балтасара, известного повара из Тусона. Повара, который никогда не терял своегохладнок­ровия, дажетогда, когда его обвинили в том, что он кладет в свою стряпню дохлыхтараканов.

— А!— воскликнула я.— Повар! Поваром вкофейне был Исидоро Балтасар! Но этого не может быть, — пробормотала я. — Не думаю, чтобы он...— я остановилась наполуслове.

Я продолжала смотреть на Мариано Аурелианов на­дежде, что еголицо, этот орлиный нос, эти сверлящие глаза что-то мне откроют. Я непроизвольнопоежилась, словно меня вдруг обдало холодом. В его холодных глазах было что-тояростное.

— Да— подсказал он мне.— Ты не думаешь,чтобы он... —движением головы он показал, что ждет, чтобы я закончила фразу.

Я собиралась сказать, весьма бессвязно,что не думаю, чтобы Исидоро Балтасар стал так бессовестно мне лгать. Однакозаставить себя сказать это я не смогла.

Взгляд Мариано Аурелиано стал еще жестче,но я была слишком выведена из равновесия, мне было чересчур обидно за себя,чтобы испугаться.

— Итак,меня все-таки обманули, — наконец вы­палила я, сердито на него глядя. — Исидоро Балтасар все время знал,кто я такая. Все это игра.

— Все этоигра, — легкосогласился Мариано Аурелиано. — Однако удивительная игра. Единственная игра, в которую стоитиграть. — Онзамолчал, словно хотел дать мне время еще повыражать свое недовольство. Но прежде чем я успела этимвоспользоваться, он напомнил мне о парике, который он надел мне на гол ову. — Если ты не узнала Исидоро Балтасара, который не был переодет, топочему ты думаешь, что он узнал тебя, черноволосую, с короткой кудрявойстрижкой

Мариано Аурелиано продолжал смотреть наменя. Его взгляд утратил свою жесткость, теперь в его глазах было грустноеусталое выражение.

— Тебя необманули. Тебя даже не соблазнили. Не то чтобы я на это не пошел, если бы счелнеобходимым, —заметил он светлым мягким тоном. — Я с самого начала говорил тебе, что есть что. Ты была свидетелемсобытий огромной важности, но все еще их не заметила. Как и большинство людей,ты связываешь магию с причудливым поведением, ритуалами, зельями,заклинаниями.

Он наклонился ближе и, понизив голосбуквально до шепота, добавил, что настоящая магия состоит в тонком и умеломуправлении восприятием.

—Настоящая магия, —вставил м-р Флорес, — не приемлет человеческого вмешательства.

Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 46 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.