WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 46 |

— Что завопросы ты задаешь —бросил он в ответ тихим, но угрожающим голосом. — Разумеется, я ихзнаю.

Мы подошли к освещенному дверному проему.Его зрачки играли отблесками света.

— Мысобираемся здесь ночевать — спросила я озабо­ченно.

— Не имеюни малейшего понятия, — прошептал он мне на ухо и поцеловал в щеку. — И пожалуйста, незада­вай большевопросов. Я делаю все возможное, чтобы провер­нуть почти невозможныйманевр.

— Что этоза маневр —прошептала я в ответ. Внезапно я поняла, и меня охватило чувство тревоги, новместе с тем и возбуждения. Разгадка заключалась в самом слове маневр.

Словно понимая, что я чувствую, он взялвсе сумки, которые нес с собой, в одну руку, а другой взял мою руку и поцеловалее — от его касания уменя по телу пробежала приятная дрожь, — затем мы переступили порог. Мыоказались в большой, тускло освещенной и скудно обставлен­ной жилой комнате. Я ожидала, чтожилые комнаты в мексиканской провинции должны выглядеть не так. Стены и низкийпотолок были совершенно белыми. Их белизну не нарушала ни картина, никакое-нибудь настенное укра­шение.

Вдоль противоположной от двери стены стоялбольшой диван. На нем сидели три немолодые, элегантно одетые женщины. Я немогла толком разглядеть их лица, но в этом тусклом свете они выглядели оченьпохожими — на самомделе, не будучи подобными друг другу — и как-то туманно знакомыми. Ябыла так озадачена этим, что почти не обратила внимания на двоих, сидящих впросторных крес­лахрядом.

Одержимая желанием добраться до трехженщин, я сделала помимо своей воли огромный шаг. Я не заметила, что пол в комнате был кирпичным и имел ступеньку.Когда я вновь обрела почву под ногами, мое внимание привле к прекрасный восточный плед, и я заметила женщину,сидя­щую в одном изкресел.

— Делия Флорес! — воскликнула я. — Боже мой ! Я не могу в это поверить ! — я коснулась ее, чтобы убедиться, что она не просто плод моеговоображения. — Чтопроисходит —спросила я вместо того, чтобы с ней поздороваться. В ту же минуту до менядошло, что женщины, сидящие на дива­не, были теми самыми женщинами, которых я встречала год назад вдоме целительницы.

Я стояла, раскрыв рот, не в силахдвинуться с места, мое сознание было в шоке. По их губам пробежала едвазаметная улыбка и они повернули головы в сторону седов­ласого мужчины, сидевшего вовтором кресле.

— Мариано Аурелиано...

От моего голоса остался только тихийнервный шепот. Вся энергия вытекла из меня. Я повернулась, чтобывзгля­нуть на Джо Кортеза, и этим же слабым голосом обвинила его в том, что онменя надул. Мне хотелось закричать на него, оскорбить его, ударить. Но во мнене осталось никаких сил даже на то, чтобы поднять руку. Мне едва хватило их нато, чтобы сообразить, что он, как и я, стоит приросший к полу, и на лице егонаписано, что он потрясен и сбит с толку.

Мариано Аурелиано поднялся со своегокресла и на­правилсяко мне, протягивая руки, чтобы меня обнять.

— Я таксчастлив снова тебя видеть.

Голос его был мягким, а гла за ярко светились восхищением и радостью. Он по-медвежьиобнял меня, оторвав от земли. Мое тело обмякло. Во мне не было ни сил, нижелания отвечать в заимностью на его теплые объятия. Я не могла вымолвить нислова. Он опустил меня на пол и направился чтобы столь же бурно и теплоприветствовать Джо Кортеза.

Делия Флорес и ее подруги подошли к томуместу, где я стояла. Они по очереди обнимали меня и шептали что-то мне на ухо.Я успокоилась от их дружеских объятий и тихо­го звука их голосов, но из того,что они сказали, не поняла ни слова. Мой ум был где-то не здесь, не со мной. Я могла чувствовать и слышать, но немогла понять смысл того, что чувствую и слышу.

Мариано Аурелиано бросил на меня взгляд исказал отчетливым голосом, разогнавшим туман у меня в соз­нании:

— Тебя ненадули. Я тебе с самого начала говорил, что отправлю тебя к нему.

— Таквы... — я встряхнулаголовой, не в силах за­кончить предложение — до меня наконец стало доходить, что Мариано Аурелиано и был темчеловеком, о котором мне столько рассказывал Джо Кортез: Хуаном Матусом, магом, изменившим течение егожизни.

Я открыла рот, чтобы что-то сказать, нозакрыла его вновь. У меня было такое ощущение, что меня высвободили изсобственного тела. В моем сознании не осталось больше места для удивления. Итут я увидела м-ра Флореса, вы­шедшего из тени. Сообразив, что он и был тем человеком, которыйпровел нас внутрь, я просто потеряла сознание.

Придя в себя, я увидела, что лежу надиване. Я чувст­воваласебя превосходно отдохнувшей и не ощущала ника­кой тревоги. Желая узнать, какдолго я была бе з сознания, я села и подняла руку, чтобы взглянуть начасы.

— Ты былабез со знания ровно две минуты двадцать секунд, — объявил м-р Флорес, уставившись на свое запя­ стье без часов. Он сидел на кожаном пуфике рядом сдива­ном. В сидячемположении он казался гора здо выше, чем был на самом деле, поскольку ноги у него быликороткие, а торс длинный.

— Такскоропостижно упасть в обморок, — сказал он поднимаясь и усаживаясь рядом со мной на диване.— Я искренне сожалею,что мы тебя напугали. — Его желтые янтарные глаза, искрящиеся смехом, опровергалинепод­дельноебеспокойство в тоне его голоса. — Я приношу свои и звинения, что не поздоровался с тобой у двери. — На его лице отразиласьзадумчивость, граничащая с зачарованно­ стью, он потянул меня за косу. — Благодаря тому, что твои волосыбыли спрятаны под шляпой и этой тяжелой кожа­ной курткой, я решил, что ты—мальчик.

Я встала на ноги, но мне пришлосьухватиться за диван. Меня все еще немного качало. Я неуверенноогляну­лась посторонам. Женщин в комнате не было, не было и Джо Кортеза. Мариано Аурелиано сидел в одном из кресел, неподвижно глядя прямоперед собой. Во зможно, он спал с открытыми гла зами.

— Когда яв первый раз увидел, как вы держитесь за руки, — продолжал м-р Флорес, — я уже стал опасаться, что Чарли Спайдер сделался голубым. — Он сказал все это предложениепо-английски. Слова он произносил очарова­тельно, четко и с нескрываемымнаслаждением.

— ЧарлиСпайдер — язасмеялась над этим именем и над его строгим английским произношением.— Кто онта­кой

— Ты незнаешь — спросил он,в его широко раскры­тых глазах было искреннее удивление.

— Нет, не знаю. А я должна знать

Он почесал затылок, озадаченный моимотрицанием, потом спросил:

— С кем выдержались за руки

— Карлосдержал меня за руку, когда мы переступили порог этой комнаты.

— Ну вот,— сказал м-р Флорес,взирая на меня так, словно я разгадала особенно трудную загадку. Затем, видя, что с моего лица все еще не сходит вопросительноевыра­жение, добавил:— Карлос Кастанеда— он не толькоДжо Кортез, он еще и Чарли Спайдер.

— ЧарлиСпайдер (spider (англ.) — паук), — пробормотала я тихо и за­думчиво. — Имя, весьма привлекающеевнимание. — Из всехтрех имен это, вне всякого сомнения, нравилось мне больше всего. Дело в том,что я питала к паукам исключительно теплые чувства. Они ни капли не пугалименя, даже громадные тропические пауки. В углах моей квартиры всегда былипаучьи сети. Каждый ра з, убирая, я не могла себя заставить разрушить эти тонкиехитроспле­тения.

— Почемуон зовет себя Чарли Спайдер — спросила я из любопытства.

— Разныеимена для разных ситуаций, — процитировал м-р Флорес, словно это была поговорка. — Все это должен будет объяснитьтебе Мариано Аурелиано.

— АМариано Аурелиано имеет еще и имя Хуан Матус

М-р Флорес утвердительнокивнул.

—Совершенно верно, имеет, — сказал он, широко и весело улыбаясь. — У него тоже есть ра зные имена для раз­ных ситуаций.

— А высами, м-р Флорес У вас тоже есть ра зные име­на

— У меняединственное имя —Флорес. Хенаро Флорес. — В его голосе была игривость. Он наклонился ко мне и вкрадчивопрошептал: — Тыможешь звать меня Хенарито.

Я невольно дернула головой. В нем былочто-то такое, отчего он испугал меня даже больше, чем Мариано Аурелиано. Нарациональном уровне я не могла решить, что вынуждает меня так чувствовать себя.Внешне м-р Фло­ресвыглядел гора здо более доступным, чем все остальные. Он вел себяпо-детски, игриво, беззаботно. И все же я не чувствовала себя с нимлегко.

— Причинатого, что у меня всего лишь одно имя, — прервал мои раздумья м-р Флорес,— состоит в том, чтоя не нагваль.

— А ктотакой нагваль

— О, этонеимоверно трудно объяснить. — Он обезо­руживающе улыбнулся. — Объяснить это могут только лишь Мариано Аурелиано или Исидоро Балтасар.

— А ктотакой Исидоро Балтасар

— ИсидороБалтасар — это новыйнагваль.

— Неговорите мне больше ничего, пожалуйста, — ска­зала я раздраженно. Приложив колбу руку, я опять уселась на диван. — Вы меня путаете, мистер Флорес, а я все ещё чувств ую слабость. — Я посмотрела на него умоляюще и спросила: — А где Карлос

— Чарли Спайдер плетет какой-то паучий сон.

М-р Флорес выдал свое предложение наэкстравагант­ном попроизношению английском, затем довольно расхо­хотался, словно смакуя особо умнуюшутку. Он весело пос­мотрел на Мариано Аурелиано — все еще неподвижно глядящего встену — затем снована меня, потом опять на своего друга. Он, должно быть, почувствовал, как во мнерастет опасение, поскольку беспомощно пожал плечами, покорно поднял руки вверхи сказал:

— Карлос,известный также как Исидоро Балтасар, отправился навестить...

— Онуехал — Мой вопльзаставил Мариано Аурелиано повернуться и посмотреть на меня. От того, что яосталась одна с двумя стариками, я пришла в большее смятение, чем когда узнала,что у Карлоса Кастанеды есть еще одно имя и что он — новый нагваль, что бы это низначило.

Мариано Аурелиано поднялся со своегоместа, глубоко прогнулся и, протягивая свою руку, чтобы помочь мне встать,сказал:

— Чтоможет быть более очаро вательным и приятным для двух стариков, чем защищать тебя, пока ты не очнешь­ся от своих снов

Его располагающая улыбка и учтивость былыхвремен были непреодолимы. Я тут же расслабилась.

— Мне тожене приходит на ум ничего более очарова­тельного, — охотно согласилась я ипо зволила ему отвести меня по коридору в ярко освещеннуюстоловую.

Он подвел меня к овальному столику изкрасного дере­ва вдальнем конце комнаты, галантно подал мне стул и подождал, пока я удобноусядусь. Затем заявил, что еще не поздно поужинать и что он сам сходит накухню, принесет мне что-нибудь вкусненькое. Мое предложение помочь ему былолюбезно отвергнуто.

М-р Флорес вместо того, чтобы подойти кстолу, куба­ремпрокатился по комнате, рассчитав расстояние с такой точностью, что остановилсяв нескольких дюймах от стола. Широко улыбаясь, он устроился рядом со мной. Наего лице не было никакого следа усилий; он даже не запыхался.

— Невзираяна то, что вы станете отрицать, что вы — акробат, мне кажется, что вы иваши друзья составляете часть какого-то магического представления, — сказала я.

М-р Флорес вскочил со своего стула, на еголице появилось озорно е выражение.

— Тыабсолютно права. Мы составляем часть какого-то магического представле ния! — воскликнул он и схватил один из двух глиняных кувшинов, стоявшихна длинном буфете. Он налил мне чашку горячего шоколада. — Я прев­ращаю его в блюдо, добавив в негокусочек сыра. — Онотрезал мне ломтик сыра манчего.

Вместе они были превосходны.

Мне захотелось добавки, но он мне ничегоне предла­гал. Яподумала, что чашки —да и то лишь наполовину полной — недостаточно. Я всегда питалапристрастие к шо­коладу и могла съедать огромные его количест ва безо всяких болезненных последствий. Я была уверена, чтоесли сосредоточусь на своем желании получить еще шоколада, то он будет вынужденналить мне еще одну чашку даже без моей просьбы. В детстве мне удавалось этопроделывать, когда мне чего-то до ужаса хотелось.

Я с жадностью в зирала, как он вынул еще две чашки и два блюдца из высокогопосудного шкафа. Я обратила внимание, что наряду с фарфором, хрусталем исеребром на полках стояли древние глиняные статуэтки доиспанских времен и пластиковые доисторическиемонстры.

— Это домведьм, — сказал м-рФлорес заго­ворщическим тоном, словно бы объясняя неуместные укра­шения в посудномшкафу.

— ЖенМариано Аурелиано —спросила я отважно.

Он не ответил, а жестами предложилобернуться. Пря­ мо за моей спиной стоял Мариано Аурелиано.

— Ихсамых, — веселосказал он, ставя на стол фарфо­ровую супницу. — Тех самых ведьм, что сотворили этот восхитительный суп из бычьегохвоста.

Серебряным черпаком он налил мне полнуютарелку и порекомендовал добавить в него дольку лайма и ломтик авокадо.

Я так и сделала, истребив все этонесколькими глот­ками.Я съела еще несколько полных тарелок, пока не утолила свой голод, — если не наелась до отвала. Мыдолго сидели за столом. Суп и з бычьего хвоста подействовал на меня очень успокаивающе.Мне стало легко. Во мне вы­ключилось нечто, обычно раздраженное. Все мое существо, тело идух, заполнила благодарность, что нет нужды тратить энергию насамозащиту.

Кивая головой, словно молча подтверждаякаждую из моих мыслей, Мариано Аурелиано наблюдал за мной до­вольным проницательнымвзглядом.

Я было собиралась обратиться к нему как кХуану Ма­тусу, но онпредвосхитил мое намерение, сказав:

— ХуанМатус я для Исидоро Балтасара. Для тебя я нагваль Мариано Аурелиано.

Улыбаясь, он наклонился ко мне изаговорщическим тоном прошептал:

— Человек,который привез тебя сюда, — новый на­гваль, нагваль Исидоро Балтасар. Этим именем ты должна пользоваться в разговоре сним или о нем.

— Ты невполне спишь, но и не вполне бодрствуешь, — продолжил объяснять МарианоАурелиано, — поэтомуты будешь в состоянии понимать и запоминать все, что мы тебе говорим.— Заметив, что я ужеготова перебить его, он до­бавил сурово: — И сегодня ночью тебе не следует задавать глупыхвопросов.

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 46 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.