WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 46 |

— Мой друг,— продолжал он,указав на другого мужчину, который по-прежнему сидел, уставившись наме­ня, — как раз закончил рассказыватьмне, что здесь под нами внизу находится древнее индейское кладбище, и тутвозникла ты, едва не напугав нас до смерти.

Он изучающе поглядел на мое лицо, на моюдлинную светлую косу и спросил:

— Тышведка

Все еще сбитая с толку тем, что этот пареньсказал о древнем кладбище, я неподвижно вглядывалась в туман. При обычныхобстоятельствах я как студент-антрополог го­рела бы желанием разузнатьпоподробнее о древнем индей­ском кладбище. Однако в данный момент мне это было со­вершенно безразлично, даже еслионо в этой туманной пустоте действительно скрывалось. Моя мысль вертеласьвокруг одного — еслибы меня не отвлекли те огоньки, то я вполне могла бы быть погребена тамсама.

— Тышведка — переспросилпарень.

— Да,— соврала я и тут жеоб этом пожалела, но не знала, как поправить положение, не потеряв при этомсвое лицо.

— Тывеликолепно говоришь по-испански, — заметил он. — У шведов необыкновенные способности к языкам.

Я почувствовала себя ужасно виноватой,однако не смогла удержаться, чтобы не добавить, что жителям Скандинавииприходится по необходимости учить разные языки, если они хотят общаться состальным миром.

— К томуже, — созналась я,— я росла в ЮжнойАмерике.

Непонятно почему, но эта информация,кажется, сбила с толку молодого человека. Он покачал головой, словно не веря,затем надолго замолчал, погрузившись в раздумья. Затем, как будто он пришел ккакому-то решению, он про­ворно ухватил меня за руку и повел к тому месту, где сидел егоприятель.

У меня не было желания попадать в чье-либообщество. Я хотела поскорее вернуться к своим друзьям. Но рядом с этим парнеммне было так легко, что вместо того, чтобы попросить его отвести меня к тропе,я расска зала ему во всех подробностях об огоньках и человеческихсилуэтах, ко­торые ятолько что видела.

— Какстранно, что дух уберег ее,— пробормоталсидевший мужчина, словно обращаясь к самому себе. Он нахмурился, сдвинув своитемные брови. Однако обращался он, конечно же, к своему товарищу, которыйбуркнул что-то ему в ответ, — мне не удалось уловить, что именно. Они обменялиськонспиративными в зглядами, усилив тем са­мым мое чувствонеловкости.

— Прошупрощения, — сказалая, обращаясь к сидя­щему, —я не поняла, что вы сказали.

Он уставился на меня мрачным, вызывающимвзгля­дом.

— Ты былапредупреждена об опасности, — ответил он низким звучным голосом. — Эмиссары смерти пришли тебе напомощь.

— Кто— вопрос вырвалсяпомимо моей воли, хотя я прекрасно поняла его слова. Я пригляделась к нему повнимательнее. На какое-то мгновение у меня возниклауверенность, что я этого человека знаю, но когда я стала всматриваться дольше,то поняла, что никогда раньше его не видела. И все же полностью отделаться отчувства, что он мне знаком, я не могла. Он был не столь молод, как его товарищ,однако старым его тоже нельзя было назвать. Он, конечно же, был индеец. У негобыла темно-коричневая ко­жа, черные волосы с синеватым отливом — прямые и толстые, словно стеблитравы. Но почти знакомы мне были не только внешние его черты — он был угрюм, причем так, кактолько я могу быть угрюмой.

Похоже, мой изучающий взгляд заставил егопочувст­вовать себянеловко, и он резко встал.

— Ядоставлю тебя к твоим друзьям, — буркнул он. — Следуй за мной и не вздумай падать вниз. Ты упадешь мне на головуи погубишь нас обоих, — добавил он грубовато.

Прежде чем мне предоставилась возможность сказать, что я не какой-нибудь неуклюжий мешок, онуже двигался вниз по весьма крутому склону горы с противоположной от обрывастороны.

— Вы знаете, куда идете — прокричала я емувдогон­ку. Мой голосот волнения прозвучал излишне резко.

Я не представляла себе, где мы находимся,— не могу сказать,что обычно это у меня хорошо получалось, — но я и не думала, что преследуясобаку, взобралась на холм.

Мужчина обернулся, на его лице на мгновениевспых­нула лукаваябелозубая улыбка, однако гла за его не сме­ялись. Он взглянул на меня мрачным каменным взглядом.

— Я ведутебя к твоим друзьям, — это было все, что он сказал в ответ.

Он мне не нравился, однако я ему поверила.Он был не слишком высок — где-то пять футов десять дюймов — и не широк в кости, но фигураего своей массивностью и ком­пактностью производила впечатление коренастого челове­ка. В тумане он передвигался сисключительной уверенно­стью, легко и грациозно ступая там, где, как мне казалось, былвертикальный обрыв.

Тот, что был помоложе, спускался позадименя, помо­гая мневсякий раз, когда я оказывалась в затруднительном положении. Своими заботливымиманерами он походил на старинного джентльмена. У него были сильные, красивые иневероятно мягкие при касании к ним руки. Сила его поражала. Он несколько раз слегкостью поднимал меня в воздух и проносил над своей головой. Возможно, этобыл не столь уж великий подвиг, учитывая мой ничтожный вес, однако, еслипринять во внимание то, что он стоял при этом на глинистых ступеньках и былвсего лишь на два-три дюй­ма выше меня, то выглядело это весьма впечатляюще.

— Ты должнапоблагодарить эмиссаров смерти, — на­стойчиво заявил мужчина, которыйвел нас, как только мы добрались до ровной земли.

— Да ну— спросила янасмешливо.

Мысль о том, что нужно говорить «спасибо»каким-то «эмиссарам смерти», показалась мне смешной.

— И что,мне теперь на колени становиться — поинте­ресовалась я, не удержавшись и хихикнув.

Мужчина и не думал, что для меня это шутки.Он положил руки на пояс и посмотрел мне прямо в глаза. На его узком скуластомлице не было и тени улыбки. Что-то угрожающее было в его позе, в его раскосыхтемных глазах, в его мохнатых бровях, которые мостом сходились над его точенымносом. Он резко повернулся ко мне спиной, отошел и уселся на ближайшийкамень.

— Мы непокинем это место, пока ты не поблаго­даришь эмиссаров смерти, — заявил он.

Внезапно меня словно громом поразило— я осознала, что яодна нахожусь невесть где в тумане в компании двух странных людей, один изкоторых, возможно, опасен. Я поняла, что он не двинется с места, пока я невыполню его нелепое требование. К моему изумлению, вместо того, что­бы испугаться, я почувствовала,что готова рассмеяться.

Всепонимающая улыбка на лице молодого парня ясносвидетельствовала, что он знает, о чем я думаю, и это нема­ло его забавляет.

— Пожалуй,на колени можно и не становиться, — сказал он мне, а затем, не в силах дальше сдерживать ве­селье, расхохотался.

Его смех звучал ясно и отрывисто, он словнокамеш­ками рассыпалсяповсюду вокруг меня. У него были снеж­но-белые, совершенно ровные, как уребенка, зубы. Его лицо выглядело озорным и в то же время мягким.

—Достаточно просто ска зать «спасибо», — подсказал он мне. — Скажи. Что ты при этом потеряешь

— Ячувствую себя глупо, — сказала я ему доверчиво, намеренно пытаясь склонить его на своюсторону. — Я не стануэтого делать.

— Почему— спросил он менябе з всякого осуждения. — На это уйдет какая-то секунда, ктому же, — улыбаясь,подчеркнул он, — этосовершенно не больно.

Я невольно хихикнула.

— Мне жаль,но я не могу этого сделать, — повторила я. — Такая уж я есть. Всякий раз, когда кто-то настаивает, что ядолжна что-то сделать, я не хочу этого делать, злюсь и упираюсь.

Парень задумчиво кивнул; его глаза гляделив землю, подбородок покоился на кулаках.

— Однакофакт, что нечто помогло тебе избежать увечья, а возможно, и гибели,— промолвил он последлинной паузы. —Нечто необъяснимое.

Мне пришлось согласиться с ним. Я дажепризналась, что для меня все это выглядит совершенно непостижимым, и попыталасьсказать что-то о явлениях, которые происхо­дят случайно в нужное время и внужном месте.

— Все этоочень правильно, —ответил он, затем улыб­нулся и весьма смело коснулся моего подбородка. — Но это ничего не объясняет втвоем случае. Ты получила дар. На­ зывай того, кто его тебе его дал, случайностью, стечениемобстоятельств, цепью событий или как угодно еще, но факт остается фактом— тебя уберегли отувечий и боли.

— Возможно,вы и правы, —согласилась я кротко. — Мне следовало бы проявить большую благодарность.

— Непроявлять большую благодарность, а чувствовать себя более гибко и раскованно,— сказал он ирасхохотался.

Заметив, что я начинаю злиться, он широкоразвел руки, словно пытаясь охватить окружающие нас заросли полыни.

— Мой другсчитает, что виденное тобой связано с индейским кладбищем, посреди которого мысейчас и на­ходимся.

— Я не вижуникакого кладбища, —возразила я, защищаясь.

— Егонепросто ра зглядеть, — объяснил он, глядя на меня прищуренным взглядом, будто у негочто-то случилось со зрением. — И не туман мешает его увидеть. Даже в ясный солнечный день здесьничего не видно, кроме зарослей полыни. — Он стал на колени и улыбаясьпосмот­рел на меняснизу вверх. — Однакоопытный глаз приметит, что эти заросли имеют необычную форму. Он лег на землюплашмя, голову наклонил влево и жестами пред­ложил мне сделать то жесамое.

— Толькотак это можно разглядеть отчетливо, — пояснил он, когда я улегласьрядом с ним на землю. — Я бы этого ни за что не узнал, если бы не мой друг, который знаетмножество разных интересных и увлекательных ве­щей.

Поначалу я не увидела ничего; затем один задругим моему взору стали открываться камни, спрятанные в хитросплетениитравяных зарослей. Они были темные и блестящие, словно их умыл туман, ивыстроились в круг, больше напоминая собой некие существа, чем простокамни.

Я едва не вскрикнула, когда поняла, чтокруг камней представляет собой точное подобие круга человеческих фигур, которыея видела ранее в тумане.

— Теперь яи вправду напугана, —пробормотала я, тревожно поеживаясь. — Я рассказала вам, что виделаче­ловеческие силуэты,выстроившиеся в круг, — я глянула на него, чтобы посмотреть, не сквозит ли в его лиценасмеш­ка илинеодобрение, а затем добавила: — Это полный аб­сурд, но я почти что могу поклясться, что эти камни и есть люди,которых я видела.

— Я знаю,— прошептал он тактихо, что мне пришлось придвинуться к нему поближе. — Все это очень таинственно,— продолжал он.— Мой друг, который,как ты уже, должно быть, заметила, по происхождению индеец, говорит, что нанекоторых индейских кладбищах имеется ряд или круг из каменных валунов. Этивалуны — эмисса­рысмерти. — Он изучающе посмотрел на меня, словно же­лая убедиться, что приковал к себевсе мое внимание, и уверенно добавил: — Они — это эмиссары, имей в виду, а не символы,изображающие эмиссаров.

Я продолжала смотреть на парня широкораскрытыми глазами, но не только потому, что не знала, какие выводы делать изего утверждений, —дело в том, что когда он го­ворил и улыбался, его лицо непрерывно менялось. Не то чтобыменялись черты его лица, но оно то было лицом шестилетнего ребенка, то лицомсемнадцатилетнего юноши, а иногда — лицом старика.

— Этокакое-то странное поверье, — продолжал он, похоже, не обратив внимания на мой пристальныйвзгляд. —И я нес лишком-то серьезно к нему относился, пока ты не свалилась снеба как раз в тот момент, когда мой друг рассказывал мне об эмиссарах смерти, — и не поведала о том, что только что видела. Если бы я был посвоей природе недоверчив, — добавил он, и в его голосе вдруг появились угрожающие нотки,— я бы решил, что выс ним сго­ворились.

— Я его незна ю! — бросилась я защищать себя, возму­щенная одним лишь его намеком,затем тихо прошептала, так, чтобы только он один мог меня слышать: — Если чес­тно, то от вашего друга у меня покоже мурашки бегают.

— Если бы ябыл по своей природе недоверчив, — пов­торил молодой человек, не обращая внимания на то, что я егоперебила, — я решилбы, что вы с ним на самом деле пытаетесь меня напугать. Однако недоверчивостьмне не свойственна. Поэтому все, что мне остается, — оставить в покое свои суждения иполюбопытствовать насчет тебя.

— Незачемобо мне любопытствовать, — ответила я раздраженно. — К тому же, я все равно ничего непонимаю в той чепухе, что вы тут мелете.

Я гневно взглянула на него. Его выбор невнушал мне никакой симпатии. Теперь и от него у меня по коже побе­жали мурашки.

— Онговорит о б лагодарности эмиссарам смерти,— вме­шался тот, что был старше. Онподошел к нам и уставился на. меня сверху вниз чрезвычайно страннымвзглядом.

Полная страстного желания поскорее убратьсяс этого места и от этих двух сумасшедших, я вскочила и прокрича­ла слова благодарности. Мой голосэхом отозвался в зарос­лях, словно они обратились в скалы. Я вслушивалась, пока отзвукимоего голоса совсем не затихли. А затем, словно одержимая, совершенно наперекорсобственному здравому смыслу, я стала выкрикивать «спасибо» снова иснова.

— Я уверен,что эмиссары более чемдовольны, —ска­зал младший издвух, легонько похлопав меня по икре.

Расхохотавшись, он перевернулся на спину.Удивительная сила была в его глазах, в очаровательной мощи его смеха. Я ни намгновение не усомнилась, невзирая на такое веселье, что и в самом делепоблаго­дарилаэмиссаров смерти. И чтосамое странное, я чувство­вала, что нахожусь под их защитой.

— Кто вытакие — я адресоваласвой вопрос молодому парню.

Он одним быстрым плавным движением вскочилна ноги.

— Я— Хосе Луис Кортез, но друзья зовут меня Джо, — представился он, приготовившисьпожать мне руку. — Аэто мой друг — Гумерсиндо Эванс-Притчард.

Из опасения, что от такого имени я громкорасхохо­чусь, яприкусила губу и принялась чесать воображаемый укус на колене.

— Наверное,блоха, — сказала я,поглядывая то на одного из них, то на другого. Они в свою очередь уставились наменя, лишив возможности потешиться этим именем. На их лицах было такоесерьезное выражение, что мой смех тут же пропал.

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 46 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.