WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 46 |

Флоринда Доннер.

Жизнь в сновидении.

Посвящение в мирмагов.

Оглавление

Введение. 2

Глава 1. 3

Глава 2. 12

Глава 3. 22

Глава 4. 30

Глава 5. 37

Глава 6. 43

Глава 7. 50

Глава 8. 61

Глава 9. 70

Глава 10. 74

Глава 11. 84

Глава 12. 91

Глава 13. 101

Глава 14. 110

Глава 15. 114

Глава 16. 122

Глава 17. 128

Глава 18. 136

Глава 19. 145

FLORINDA DONNER

Author of The Witch's Dream and Shabono

BEING-IN -DREAMING

An Initiation into the Sorcerers ' World

A HARPER ODYSSEY BOOK

"СОФИЯ"

КИЕВ 1994

Флоринда Доннер. Жизнь-в-сновидении.

(Посвяще ние в мир магов).

Пер. с англ.— К.: «София», Ltd., 1994.—352 с.

В новой книге Флоринды Доннер — женщины-сталкера из партии магов нагваля Карлоса Кастанеды — мы встречаем­ся с хорошо знакомыми нам покнигам самого Кастанеды героями — доном Хуаном, доном Хенаро, женщинами-сновидящ ими и сталкерами из партии дона Хуана и наконец — с самим Карлосом Каста недой, показанным автором в до­статочно новом и неожиданномракурсе обожаемого учителя, безупречного воина, веселого, заботливого и любимого друга.

Превращение обычной девушки из среднегокласса в ма­га,обучение сновидению,удивительные встречи и события, описанные в «Жизни-в-сновидении», не оставят равнодушным ни одного из тех, кто снетерпением ждал выхода каждой новой книги Кастанеды, ибо ученица не уступает вмастерстве своему учителю.

«Это столь же захватывающее и таинственное повество­вание, как и его тема:традиционное обучение женщины-мага в мире дона Хуана».

Карлос Кастанеда

"Захватывающий рассказ женщины о постижениисебя и магии в Мексике наших дней".

Оливер Стоун

"История Доннер завораживает. Это магичес­ки й театр небесных актеров, танцующий фейерверк безумных ангелов, молящихся о судьбах мира. Она предлагает нам образец прекрасного вкуса: смесь маги и и женской мудрости."

Гэбриэл Росс

"Доннер бросает вызов самым убедительным со­ циальным мифам о реальности: назначении женщи­ны и природе сновидения."

Джудит Пинтар

Флоринда Доннер - верная соратница и това­ рищ Карлоса Кастанеды в его путешествиях в сновидении - представляет удивительный автобиографи­ческий отчет о своих захватывающих - иногда даже помимо ее воли - приключениях вмире "жизни-в-сновидении". Иногда завораживающая, иногда таин­ственная, а иногда веселая иполная юмора книга "Жизнь-в- сновидении" представляет собой не забы­ваемое дух овное приключение.

"Повествование столь же захватывающее и та­ инственное, как и предмет, о котором в нем идет речь: традиционная система подготовки женщин-магов в ми­ре дона Хуана Мату са”.

Карлос Кастанеда

Все права защищены. Любая перепечатка нас тоящего произведения без разрешения издателя являетсянарушением авторских прав и пресле дуется по закону.

© „Harper & Collins", 1992

© Перевод. «София», Киев, 1994

© «София», Киев, 1994

© Художник. С. Ерко, 1994

ПЕРЕВОД:

И. Алексеевой

И. Гаврилюк

С. Кондратова

И. Патрушевой

О. и Ю. Черевко

Введение.

Мой первый контакт с миром магов отнюдь небыл чем-то запланированным заранее. Это было скорее случайное событие. В июле1970 года в северной Мексике я встретила группу людей, и оказалось, что ониявляются строгими пос­ледователями магической традиции, возникшей еще во временаиндейцев доколумбовой Мексики.

Эта первая встреча оказалась для менявоистину судь­боносной. Она ввела меня в другой мир — мир, который существуетодновременно с нашим. Я провела двадцать лет своей жизни, взаимодействуя с этиммиром. Здесь описано, как началось мое вовлечение в этот мир и как оностимулировалось и направлялось магами, принявшими на себя ответственность замое пребывание в нем.

Среди них самой яркой фигурой была женщинапо имени Флоринда Матус. Она была моим учителем и со­ветчиком. Она же оказаласьчеловеком, который дал мне свое имя — Флоринда, как дар любви исилы.

Называть их магами — это не моя прихоть. «Brujo» или «bruja», что значит колдун или ведьма, — это испанские слова, которымиобозначаются мужчина или женщина, занимающиеся практикой знахарства. Я всегдавозмущалась особым дополнительным оттенком этих слов. Но маги сами успокоилименя, раз и навсегда объяснив, что «магия» означает нечто совершенноабстрактное: способ­ность, которую развили некоторые люди для расширения пределовобычного восприятия. В таком случае абстрактная характеристика магииавтоматически исключает какие-либо позитивные или негативные оттенки названий,используемых для обозначения людей, занимающихся практикой магии.

Расширение пределов обычного восприятия— это кон­цепция, возникшая из веры магов вто, что наши возмож­ности выбора ограничены в жизни вследствие того, что ониопределяются социальной средой. Маги уверены, что социум устанавливает для насперечень возможностей вы­бора, а мы сами довершаем сделанное: путем принятия только этихвариантов выбора мы устанавливаем предел нашим практически беспредельнымвозможностям.

К счастью, говорят они, это ограничениеотносится лишь к нашей социальной стороне и не касается другой, практическинедоступной стороны, которая не находится в сфере обычного сознания. Поэтомуглавные усилия магов направлены на раскрытие этой стороны. Они осуществляют этопутем разрушения непрочного, но все же весьма ус­тойчивого щита человеческихпредставлений о том, что из себя представляют люди и чем они могутбыть.

Маги считают, что в нашем мире обычных делесть люди, которые проникают в неизвестное в поисках других видов реальности.Они утверждают, что идеальными пос­ледствиями таких проникновений должна стать способ­ность извлекать из такого поискаэнергию, необходимую для превращения и для отделения нас самих от заранееопределенной реальности. Но, к сожалению, — утверждают они, — такие попытки являютсяментальными усилиями. Очень тяжело измениться только под влиянием новыхмыс­лей или новыхидей.

Одной из вещей, усвоенных мною в мире магов,было то, что без ухода из мира и без причинения самим себе боли в этом процессемаги действительно решают изумительную задачу по разрушению соглашения, которымопределяется реальность.

Глава 1.

После посещения обряда крещения ребенка моихдрузей в Ногалесе, штат Аризона, мне захотело сь пересечь границу Мексики. Когда я покидала дом моейподруги, одна ее гостья, женщина по имени Делия Флорес, попросила меня довезти ее до Эрмосильо.

Это была смуглая, среднего роста и крепкогосложения женщина средних лет. Она была величественно-крупной, с прямы ми черными волосами, заплетенными в толстую ко­су. Ее темные сверкающие глазаосвещали умное, все еще слегка по-девичьи округлое лицо.

Уверенная в том, что она — мексиканка, живущая в Аризоне, яспросила ее, не нужна ли ей туристская карто­чка для въезда вМексику.

— Зачем мнетуристская карточка для въезда в собст­венную страну — резко ответила она, расширивглаза в преувеличенном удивлении.

— Судя повашим манерам и акценту я решила, что вы из Аризоны, — сказала я.

— Моиродители были индейцами из Оахаки, — объяснила она. — Но я — ладина.

— Что такоеладина

— Ладинос— это хитрые индейцы,которые выросли в городе, — разъяснила она.

В ее голосе послышалось удивившее менястранное вол­нение, ноона тут же добавила:

— Ониприняли путь белого человека и настолько преу­спели в этом, что могут превратитьсвой путь во что угодно.

— Тут нечемгордиться, — сказалая осуждающе. —Несомненно, это не слишком лестно для вас, миссис Флорес.

Сокрушенное выражение на ее лице сменилосьширокой улыбкой.

— Возможно,ты права, но это —для настоящего индейца или настоящего белого человека, — сказала она нахально.— Сама я совершенноудовлетворена этим. —Она наклонилась ко мне и добавила: — Зови меня Делия. Я чувствую, что мы станем большимидрузьями.

Не зная что сказать, я сосредоточилась на дороге. Мы ехали вмолчании до пункта проверки. Пограничник попросил меня предъявить туристскуюкарточку, но ничего не сказал Делии. Казалось, он не замечает ее — они не обменялись ни единымсловом, ни единым взглядом. Когда я попыталась обратиться к Делии, онаповелительно оста­новила меня предупреждающим жестом руки. После этого пограничниквопросительно посмотрел на меня. Так как я ничего не сказала, он пожал плечамии пропустил меня.

— Как такполучилось, что пограничник не потребовал твоих документов — спросила я, когда мы отъехали нанебольшое расстояние.

— Он знаетменя, — солгала она.И, зная, что я поняла, что она лжет, она ра зразилась бесстыдным хохотом. — Я думаю, что напугала его, и онне отважился обратиться ко мне, — солгала она опять. И снова засмеялась.

Я решила сменить тему разговора, лишь бытолько пре­дотвратитьнагромождение ее лжи. Я начала говорить о зло­бодневных делах, связанных стекущими событиями, но большей частью мы ехали в молчании. Это было довольноудобное и не очень натянутое молчание; оно походило на пустыню, окружающую нас,— такое жепросторное, за­стывшееи странно успокаивающее.

— Где мневысадить вас —спросила я, когда мы въе­хали в Эрмосильо.

— В деловомцентре, — ответилаона. — Я всегдаоста­навливаюсь водной и той же гостинице, когда приезжаю в город. Я хорошо знаю владельцев иуверена, что смогу до­говориться, чтобы ты поселилась в гостинице за ту же пла­ту, что и я. С благодарностью я приняла еепредложение.

Гостиница была старой и запущенной. Окнакомнаты, которую мне дали, выходили на пыльный внутренний дворик. Двуспальнаякровать с пологом на четырех столбиках и массивный старомодный туалетный столиксокращали пространство комнаты до размеров, вызыва­ющих мысли о клаустрофобии. Вномере была маленькая ванная, но ночной горшок все-таки стоял под кроватью. Онсоставлял пару с фарфоровым прибором для умывания, ус­тановленным на туалетномстолике.

Первая ночь была ужасной. Я спала урывками ив своих снах ощущала шорохи и тени, пересекающие стены. Призраки предметов иужасных животных появлялись из-за мебели. Бледные и призрачные люди то и дело ма­ териализовывались из углов.

На следующий день я объехала город и егоокрестности, а ночью, хотя и была утомлена, пыталась бодрствовать. Когда вконце концов я заснула, в ужасном кошмаре я увидела темное амебообразное создание, крадущееся ко мне от изножья кровати. Радужные щупальца высовывались и з его кавернозных пор. Когда существо наклонилось надо мной,я слышала, как оно тихо вздыхало, издавая ко­роткие скрипящие звуки, которыепревращались в хрипы.

Мои вопли заглушались его радужными нитями,за­тягивающимисявокруг моей шеи. Создание, как я откуда-то знала, было женщиной. Когда тварьнавалилась на меня сверху и стала душить, все вокруг почернело.

Этот неопределимый во времени момент междусном и бодрствованием был в конце концов прерван настойчивым стуком в мою дверьи озабоченными голосами постояльцев гостиницы, раздававшимися и з холла. Я включила свет и пробормотала через дверь какие-тоизвинения и объяс­нения.

Моя кожа все еще ощущала кошмар как липкийпот, и я пошла в ванную. Когда я взглянула в зеркало, то едва сдержала крик.Красные линии, пересекающие мое горло, и равномерно распределенные красныеточки, сбегающие вниз по груди, выглядели как незаконченная татуировка. Вбезумном состоянии я упаковала свои сумки. Было три часа ночи, когда я вышла впустынный вестибюль, чтобы заплатить по счету.

— Куда этоты собралась в такое время — спросила меня Делия Флорес, появляясь из двери позади конторки. — Я слышала о твоем кошмаре. Тывзбудоражила всю гостиницу.

Я так обрадовалась, увидев ее, что обняла ееи зарыда­ла.

— Ну, ну, неплачь, — бормоталаона успокаивающе, поглаживая мои волосы. — Если хочешь, можешь спать в моейкомнате. А я буду охранять тебя.

— Ничто вэтом мире не заставит меня остаться в этой гостинице, — сказала я. — Я возвращаюсь в Лос-Анжелес сиюже секунду.

— У тебячасто бывают кошмары — спросила она не­брежно, подводя меня к потрескавшейся старой кушетке вуглу.

— Время отвремени. Всю жизнь я страдаю от ночных кошмаров, — ответила я.—Ив каком-то смысле даже привыклак ним. Но в эту ночь все было не так. Это был самый реальный, самый жуткийкошмар, который мне пришлось перенести.

Она бросила на меня оценивающий долгийвзгляд и затем сказала, лениво растягивая слова: — Ты не хотела бы избавиться отсвоих кошмаров —Когда она прои зносила это, то бросила полуукрадкой быстрый взглядчере з свое плечо в направлении двери, как если бы кто-то моготтуда нас подслушивать. — Я знаю кое-кого, кто действительно может помочь тебе.

— Конечно,я бы не отка залась, — прошептала я, снимая шарфик с шеи, чтобы показать ей красныеотметины. Я рассказала ей в деталях о своем кошмаре. — Ты когда-нибудь виделачто-нибудь подобное — спросила я.

— Выглядитдостаточно серьезно, — произнесла она, внимательно исследуя линии, проходящие поперекмоей груди. — Тебедействительно не следует уезжать до тех пор, пока ты не встретишься с целительницей, о которой я го­ворила. Она живет прибли зительно в ста милях к югу отсю­да. Всего около двух часове зды.

Меня очень обрадовала во зможность встретиться с целительницей. С самого рождения япользовалась подоб­ными услугами в Венесуэле. Как только я заболевала, мои родителивызывали врача, а сразу после его ухода наша домоправительница-венесуэлкаукутывала меня и вела к целителю. Когда я стала старше и не хотела большелечиться у знахаря —никто из моих друзей не делал этого — она убеждала меня, что не будетникакого вреда от того, что будешь защищена дважды. Привычка настолькокреп­ко укоренилась вомне, что когда я переехала в Лос-Анже­лес, то, заболевая, встречалась как с врачом, так и сцелите­лем.

— Тыдумаешь, она примет меня сегодня — спросила я. Увидев непонимание на ее лице, я напомнила, что ужевоскресенье.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 46 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.