WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 30 | 31 || 33 | 34 |   ...   | 56 |

“Чувство”—это немного несовершенное слово,потому что оно охватывает несколько значений. Поймите, что мы в основном ищемощущения и чувства в теле, а не слова, не вторичные чувства и не мысли. Намнужно, чтобы клиент установил связь с фактической реальностью, которую можноощутить. Если клиент говорит о “мучительной тревоге”, он совсем не обязательноустанавливает связь с чем-то. А тем более общие неопределенности, например“огорчение”, “депрессия”, “обида”.

Нам нужны вещественные восприятия. Суть не втом, чтобы получить хорошее описание, а в том, чтобы воспринять что-то. Хорошо,если оно описано, но убедитесь в том, что эти слова обозначают реальныеособенности ощущений и кинестетики. Можно замечать такие деталивосприятия:

часть тела, давление, вес, теплота,движение, вибрация, плотность, вязкость, структура, трение, ускорение, жесткое,острое, тупое, вращение, расширение, сжатие, тянет, растягивает, упругое,гибкое, горящее, искрящееся, пузырящееся, кипящее, тугое, свободное, твердое,газообразное, жидкое, вялое, напряженное, густое, открытое, замкнутое, зудящее,форма, место, равновесие, маслянистое, сухое, удушливое, подавляющее, плоское,высокое, круглое, заостренное, прилипчивое, застывшее, мягкое, и такдалее.

Главное, чтобы чувство ОЩУЩАЛОСЬ. Для этого,конечно, нужно, чтобы у человека было какое-то внутреннее осознание ощущения. Убольшинства людей оно есть. Но некоторые люди настолько запутались в символах,что нужно немного поработать, прежде чем они узнают, что символы—это не всегда реальныевещи.

Работа, затраченная на точное определениеощущения, затрачена с пользой. Благодаря ей становится гораздо легче найтипроисшествие.

Когда мы достаточно точно определили ощущение,следующий шаг—найтипроисшествие. Есть много способов спросить о происшествии, но нужно помнитьнесколько ключевых вещей.

Мы ориентируемся на ОЩУЩЕНИЕ. Именно оно какпутеводная нить приведет нас к происшествиям, которые нужно прояснить. Поэтомуне просите клиента НАЙТИ происшествие. Это часто подразумевает, что клиентсможет увидеть происшествие, прежде чем войти в него, и требует зрительногопоиска. То, что человек может видеть на расстоянии—обычно НЕ то, что его беспокоит.Нам нужно получить происшествие через ощущения.

И мы ищем то, о чем человек пока НЕ знаетсознательно. Если бы он знал, что это, у него не было бы проблем с этим. Намнужно использовать механизм автоматического ответа, чтобы узнать что-тоскрытое. Поэтому мы не хотим, чтобы клиент думал о происшествиях и пыталсявычислить, какое из них выбрать. Он не должен что-то вычислять, ему нужнопросто брать то, что всплывает. Что бы вы ему не говорили, поощряйте его простодать происшествию появиться. Я обычно говорю что-то вроде:

“Закрой глаза, и теперь, ощущая (ощущение_____), перенесись обратно во времени к происшествию, в котором содержится этоощущение.”

Все разговоры о “возвращении” или“перемещении” во времени нужны просто для того, чтобы приспособиться кубеждению клиента в том, что происшествие находится “в другом месте”. На самомделе оно не находится где-то в другом месте. То происшествие, которое нам нужнопрояснить, находится прямо здесь и связано с тем ощущением, которое находитсяпрямо здесь. На самом деле не нужно куда-то перемещаться, а просто заметить то,что здесь есть. Для большинства людей это немного непривычнее, чем идея о том,чтобы вернуться и найти более раннее происшествие.

Хорошая аналогия этого—кинопленка. Вы можете держать еёперед глазами. Вы можете двигать кинопленку вверх или вниз, чтобы увидетьразные части фильма, или вы можете запустить её перед глазами и увидеть, какпроисходят события в фильме. Это “прохождение” фильма. Вы никуда неперемещаетесь, а перемещаете фильм и создаете иллюзию движения и действия вразных местах. “Реальный” мир не так уж сильно отличается от фильма. Вы насамом деле не двигаетесь, а перемещаете разные части реальности в центр своеговнимания.

Поэтому может быть лучше дать клиентууказание, которое оставляет его неподвижным и приводит действие в настоящее.Например:

“Удерживая ощущение _____, дай появитьсяпроисшествию, в котором оно содержится.”

Клиенту нужно согласиться давать происшествиюпоявляться по кусочкам. Он может получить не развернутую четкую картину, атолько разрозненные кусочки. Это прекрасно. Нужно отбивать у него охоту думатьо происшествиях, пытаться вычислить самое логичное происшествие. Нам нужныименно нелогичные, ненужные вещи, а не что-то логичное.

Фасилитатор помогает сложить происшествие покусочкам, задавая вопросы о том, что там есть. Клиент может сказать: “Я вижутолько зеленую стену”. Тогда можно спросить о других восприятиях: “Тепло илихолодно, ночь или день, внутри чего-то или снаружи, из чего сделана стена, накаком она расстоянии, какой у нее запах, есть ли какие-то звуки” и так далее.Обычно на эти вопросы есть ответы, даже хотя клиент сначала не заметил их.Когда мы складываем вместе больше деталей, происшествие становитсяяснее.

Когда мы получили более полную картинку того,что там есть, в ней может еще не быть движения. Тогда мы спрашиваем о том, чтобыло до этого и после этого. Как ты попал в это место, куда ты шел Затемпостепенно запустите последовательный сюжет.

Такая помощь нужна новому, неуверенномуклиенту. Более опытный исследователь может вскочить прямо в происшествие исразу же полностью воспринимать его. Но первые несколько раз, большинству людейнужно много указаний о том, как получить происшествие. По ходу дела нужноразобраться со многими беспокойствами клиента, например, воображает он это илинет.

Не нужно пытаться убедить клиента в том, чтоэто РЕАЛЬНО, что это действительно внутриутробные происшествия, или что этодействительно прошлые жизни, и так далее. Суть не в этом. На самом деле, чембольше клиент готов воображать что-то, тем легче ему будет позволить появитьсяполезному материалу. Происшествия не подаются ему автоматически, ему нужновоображать их. Он может делать это с помощью механизма авотматического ответа,но ему нужно так или иначе воображать происшествия. Если просто сидеть и ждать,что что-то произойдет, то это не даст особой пользы.

Клиент является причиной, и в самихпроисшествиях, и в повторном переживании происшествий. Мы не собираемсянасильно пичкать его этой идеей, но и конечно не собираемся скрывать это. Еслион рассчитывает пережить что-то как следствие, то это не так эффективно. Этодействует для некоторых людей, но как бы устанавливает им неверное направление.Если клиент сидит и ждет, что что-то произойдет, и говорит: “Я ничего не вижу”,то нам нужно довести до его сознания идею: “Так увидь что-то!!”. Мы несобираемся говорить это прямо, но идея именно такая. Вы видите что-то, видяего. Это не делается ВАМ. Если нужно, мы обсуждаем это с хорошимвзаимопониманием, пока клиент не поймет, что ОН участвует в этом. Неопровергайте его реальность, просто мягко направляйте его.

Не нужно заставлять человека наблюдатьпроисшествие с “его собственной” позиции. Нет ничего особо благородного встрадании от большой боли в происшествии. На самом деле ошибка прежде всего втом, что человек отождествляет себя с одним из персонажей происшествия и егоощущениями. Нам нужно вывести человека из этого, а не вводить ещеглубже.

Если что-то в происшествии болезненно, можносначала переживать его на некотором расстоянии. Желательно каждый раз наблюдатьпроисшествие с удобной точки зрения, а не с самой болезненной позиции. По мерепрохождения через происшествие всё оно может стать более удобным и то, что былоболезненным, может стать пустяком.

Пользу в прояснении происшествия дает необязательно разрядка сильной боли, её повторное переживание до безразличия. Этоэффективно, но грубовато.

Что мы стараемся сделать—так это дать больше свободы игибкости, чтобы человек перестал застревать в единственной неэффективнойвозможности. Вместо обязательного присутствия какого-то ощущения, желательнодобавить свободы выбора. Можно в итоге превратить боль во что-то другое, носкорее мы разовьем способность с удобством НЕ быть в этой боли.

Когда мы получили происшествие, нам нужнопережить его. Клиент может считать это “прохождением через” происшествие, какбудто он движется сквозь него. Это прекрасно. Но будет лучше, если он сможетдать происшествию произойти перед собой, а не проводить себя черезпроисшествие.

Я обычно не использую слишком формальныхуказаний, чтобы провести человека через происшествие. Главное—поощрить его воспринимать то, чтоесть, включая последовательность происшествия. Если он делает это сам, отлично.Если нет, я направляю его через происшествие. Что происходит дальше, что тывидишь, куда ты идешь

Клиент обычно рассказывает мне, что онпереживает. Разговор об этом часто делает происшествие реальнее, а также держитсобытия на некотором расстоянии. И вы можете лучше помогать клиенту, если всёвремя знаете, где он находится.

Может всплыть информация о времени,продолжительности или месте происшествия. Но она не существенна для проясненияпроисшествия. Такая информация может быть доступна и клиент может её высказать,но я её не требую. Подчеркивание даты и времени часто поощряет вычисление того,каким должен быть логический ответ. И это к тому же может закрепить жесткоепредставление о линейности времени. Можно обойтись без этогоубеждения.

Итак, вы просите клиента пройти черезпроисшествие с какого-то места, где оно началось, до какого-то места, где онозакончилось. Обычно человек это довольно хорошо знает. Просто послеопределенного момента это уже другое происшествие. Нам только нужно убедиться втом, что клиент не остановился из-за чего-то в происшествии.

Часто клиент застывает как раз перед тем, какпроисходит что-то бурное и невыносимое. Эта остановка может быть неожиданнойдля клиента. Часто происшествие снова приходит в движение, если простоспросить, происходит ли дальше то, на что человеку не хочется смотреть. Есливопрос не помогает, то может быть, есть более безопасная точка зрения, скоторой можно пережить происшествие и оно будет более терпимо. Или же можнопросто еще раз пройти через первую часть происшествия, или посмотреть, можно липерепрыгнуть в часть после “плохой” части.

Когда мы один раз прошли через происшествие, унас есть несколько возможностей в зависимости от того, как у нас обстоятдела.

Может быть вполне очевидно, что происшествиене центральное, просто какая-то включенная реакция. В таком случае нужно сразуже добраться до более глубокого происшествия.

Если клиент не совсем разобрался в том, чтопроизошло, или не полностью пережил происшествие с главной точки зрения, то мывозвращаемся в начало и снова проходим через происшествие.

Если данная точка зрения стала довольнобезобидной, можно попробовать пережить происшествие с другой точки зрения ссамого начала.

Суть в том, чтобы мы нашли происшествие, вкотором есть какое-то исходное, необработанное крупное потрясение. Мы проясняемпроисшествие, “примеривая” его к себе разными способами, понимая его, оцениваяего, добавляя в него положительные качества, находя скрытый смысл, и так далее.Делая это, мы изменяем подсознательную программу, которая неблагоприятно влиялана человека, и он учится наилучшим образом наслаждаться теперешнейжизнью.

Фасилитатору нужно оценить, есть ли хорошаявозможность достичь этой цели с помощью данного происшествия. Если нет, намнужно найти что-то получше. Нет смысла тратить время на происшествия, которыене ведут к какому-то улучшению. Нет никаких происшествий, которые ДОЛЖНЫ бытьпрояснены ради их прояснения. Мы проясняем их ради клиента, потому что онимогут дать клиенту что-то положительное.

Если происшествие слишком легкое и вряд лидаст существенный результат, желательно как можно быстрее перейти к следующему.Обычно в том происшествии, которое мы получили, есть какая-то подсказка,которая ведет к более существенному происшествию. Наша цель—это центральные происшествия, вкоторых есть обстоятельства, соответствующие застрявшим ощущениям,происшествия, с помощью которых можно преобразовать эти ощущения.

Иногда нужно пройти через цепь происшествийвключения реакции, чтобы добраться до центрального происшествия. Но вам нестоит специально искать цепи. Я считаю, что гораздо лучше сразу идти кцентральному происшествию и тщательно его проработать, а не проходить черезмного разных происшествий, прежде чем вы “найдете” центральное. Использованиецепей более беспорядочно, может создать еще какие-то перекрестные реакции, ивсегда занимает больше времени.

Я считаю, что если вы установили хорошийконтакт человека с ощущением, если он использует свою способностьавтоматического ответа, и если вы рассчитываете, что получите центральноепроисшествие, то вы его обычно получите. Если вы его не получили, то обычноможно использовать то, что мы все-таки получили, как ступеньку на пути кчему-то более увлекательному.

Происшествие, в котором есть только неразумнаяреакция, включение неприятных ощущений из другого места и времени, дает намновую информацию для того, чтобы найти центральное происшествие. В происшествиивключения реакции данное нежелательное ощущение может присутствовать, но толькокак реакция на нажатие “кнопки”. Ощущение объективно не вписывается впроисшествие, а просто появляется и позже оправдывается.

Интересно в происшествии включения реакции неоно само, а только момент включения ощущения. Нет смысла тратить время,выслушивая все связанные с происшествием осложнения. Нам нужно знать только то,что же именно включило спящую реакцию.

Один из способов проанализироватьреакцию—попроситьклиента пройти через происшествие и остановить кадр точно в тот момент, когданачинается ощущение. Затем можно исследовать, какие восприятия и мыслиприсутствовали в этот момент. В этой ситуации есть то, что подсознательнонапомнило клиенту о каком-то другом происшествии. Если мы узнаем, какая кнопкаактивизировала ощущение, нам будет легче найти центральное происшествие. Еслимы обнаруживаем, что это красная машина или слово “идиот”, то мы получаемполезную информацию.

Итак, в происшествии включения реакции найдитето, что нажало на кнопку, а затем попросите клиента снова удерживать ощущение идать появиться более глубокому происшествию.

Лучше избегать попадания в бесконечную цепьпроисшествий. Должно быть не больше пары ступенек на пути к центральномупроисшествию, максимум.

Когда мы получили центральноепроисшествие, мы работаем над ним до тех пор, пока не проясним его, илиобнаружим, что он недостаточно существенно. В центральном происшествии естьошеломляющие действия, которые человек не встретил в лицо и не прояснил, и ихпричина присутствует в самом происшествии.

Pages:     | 1 |   ...   | 30 | 31 || 33 | 34 |   ...   | 56 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.