WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 42 | 43 || 45 | 46 |   ...   | 51 |

В качестве предмета психологического исследованиявыдвигаются «установка», в которой видится единство пси­хических и физиологических реакций,«деятельность», в условиях которой происходит «присвоение» человеком культурныхдостижений предшествующих поколений, «ориентировочная основа» этойдеятельности. Расхожде­ния во взглядах на предмет психологии в первую очередьсвидетельствует о кризисном состоянии сегодняшней пси­хологии. Так, А. Н. Леонтьев писал,что «кризисные явле­ния... только ушли в глубину, стали выражаться в менее явныхформах» (1975, с. 74). Нерешенность вопроса о предмете и методе психологии,указывает А. Н. Леонтьев, толкает исследователей к ложным поискам вконкретно-психологических работах П.Я. Гальперин во «Введении в психологию»писал, что психологический эксперимент развивается чрезвычайно медленно,достигнутые с его по-

292

мощью успехи несоразмерно малы по сравнению сзатра­ченнымиусилиями.

С особой остротой показала этот кризис дискуссия опредмете и методе психологии, прошедшая в 1972 г.* Мно­гие психологи в этой дискуссииприходили к выводу, что изучение высших психических процессов (значащихпере­живаний, смысловыхобразований и пр.) неосуществимо экспериментальным путем и поэтому они не могутбыть предметом научного психологического исследования, то есть эксперимент встрогом, так сказать галилеевском, смысле этого слова здесь неприменим. Высшие(личност­ные)психические процессы не могут быть формализованы и изучены так же строгонаучно, как познавательные про­цессы.

Наиболее основательной попыткой преодолениякризи­са в сегодняшнейпсихологии стала теория деятельности, выдвинутая А. Н. Леонтьевым. Он исходитиз положения К. Маркса о том, что деятельность воплощается в своем продукте.Происходит как бы «опредмечивание» тех пред­ставлений, которые ее побуждают ирегулируют. Таким образом, в продукте деятельности эти представленияобре­тают новую формусуществования. Из этого положения делается вывод, что, действуя с предметамиреального ми­ра,созданными человеческой культурой на протяжении ее истории, субъект усваивает(«присваивает») опредмечен-ную психологическую реальность. Это и составляетпро­цесс егопсихического развития. Соответственно этому те­оретическому подходу к проблемеразвития психики А. Н. Леонтьев раскрывает и многие важнейшиепсихологиче­скиепонятия. В частности, понятия потребности, мотива, личности получают у негоособое толкование. Например,

* В данном случае Л. И. Божович имеет в виду дискуссию,которая была начата статьей Ф. В. Бассина «О развитии взглядов на предметпсихоло­гии» (Вопр.психол. 1971, № 4, с. 101 — 113) и продолжена в 1972 г. следующими публикациями в журнале«Вопросы психологии»: Л. И. Божович, М. С. Неймарк «Значащие переживания» какпредмет психо­логии» ( №1, с. 130 — 134); Е. И.Бойко «В чем же состоит «развитие взглядов» (по поводу статьи Ф, В. Бассина «Оразвитии взглядов на предмет психологии») (№ 1, с. 135 — 141); А. А. Ветров «Замечания повопросу о предмете психологии (психология и кибернетика)» (№ 2, с. 124— 127); Г. И. Иванин«Человек, психика и предмет психологии») (№ 2, с. 128 — 132); Ф. В. Бассин «Значащиепереживания и проблема собственно психологической закономерности» (№3, С. 105— 124) — Прим. ред.

293

мотив он трактует не как внутренние побуждения, идущие отличности субъекта, а как реальные предметы, в которых воплощаются(опредмечиваются) потребности. Категория деятельности, объемлющая, по А. Н.Леонтьеву, «полюс объекта» и «полюс субъекта», ведет к пониманию самой личностикак момента деятельности и ее продукта.

Превратив таким образом психику в реальностьчело­веческойдеятельности, отрицая возможность рассматри­вать ее как реальность, присущуюсамому субъекту, А. Н. Леонтьев в качестве предмета психологии фактическивы­нес психику запределы изучения внутренней жизни чело­века.

Нам представляется, что это теоретическое построение А. Н.Леонтьева нельзя считать преодолением кризиса в психологии — здесь исчезает собственнопсихологическая реальность, она заменяется реальностьюдеятельности.

Возникает вопрос: если в работах Л. С. Выготского был ужевыделен предмет психологии и обозначен подход к его изучению, то почему же неизживается кризис и снова возникает дискуссия о предмете и методепсихологической науки

В качестве объяснения мы выдвигаем две основныепри­чины: во-первых,боязнь, что признание в качестве пред­мета исследования реальносуществующих внутренних собственно психологических образований может привести ксубстанциональному пониманию психики; во-вторых, трудность экспериментальногоподхода к изучению вы­сших форм психической жизни человека и особенно еголичности.

Однако мне представляется, что обе эти причинысей­час начинаютпреодолеваться. Исследования сложных психических процессов, которыеосуществляются, несмот­ря на дискуссионность вопроса о предмете психологии, по­казывают, что, формируясь вдеятельности человека, в его взаимодействии с миром людей и предметов, сами этипро­цессы не могут бытьсведены ни к деятельности, ни к взаи­модействию.

Исследования аффективно-потребностной сферы ре­бенка, с которых началасьдеятельность нашего научного коллектива,* привели к выводу, что развитие этойсферы

* Имеется в виду лаборатория психологии формированияличности НИИ 294

происходит принципиально по тем же самым законам, что иразвитие познавательных процессов. Первоначально элементарные, непосредственныепотребности ребенка, опосредствуясь социально приобретаемым опытом,всту­пают в определенныесвязи и отношения с различными психическими функциями, в результате чеговозникают совершенно особые психологические новообразования. В их состав входяти аффективные, и познавательные компо­ненты, что порождает специфичныетолько для них свой­ства. В отличие от более простых психологических струк­тур, требующих для своегофункционирования побуди­тельной силы извне, этим новообразованиям присуща их собственнаяпобудительная сила.

В качестве примера можно привести различия двухта­ких новообразований,как привычка и навык. Навык осу­ществляется, когда человека к соответствующему дейст­вию побуждают какие-либо внешниеусловия. Без этой внешней к самому навыку стимуляции он не реализуется, в товремя как привычка, имея в себе собственную побуди­тельную силу, вызывает выполнениеопределенного дейст­вия;и если оно не может почему-либо осуществиться, у человека возникает переживаниедискомфорта, неудов­летворенности.

К такого же рода новообразованиям, но еще более сложным,относятся, например, нравственные чувства, со­знательно поставленные цели инамерения, убеждения, —словом, все высшие системные образования, которые ха­рактеризуют личность.

Проведенные нами экспериментальные исследования волиподтверждают это положение. Они показали, что в ее развитии обнаруживаютсяэтапы, аналогичные тем, кото­рые были установлены при исследовании других психиче­ских процессов.

Первоначально произвольное поведениеосуществляет­ся силой«натуральной» потребности, непосредственно по­буждающей преодолевать тепрепятствия, которые встре­чаются на пути ее удовлетворения. Это, выражаясь слова­ми Э. Кречмера, «гипобулическийэтап» формирования

общей и педагогической психологии АПН СССР, которой Л.И.Божо-вич руководила с 1946 по 1976 гг. — Прим. ред.

295

воли. Он характерен для маленьких детей и больных срас­падом высшихпсихических систем.

Затем в условиях борьбы одинаково сильных, нопроти­воположнонаправленных аффективных тенденций чело­век прибегает к интеллектуальномуплану действий: он взвешивает, оценивает, представляет себе последствия своихпоступков, вызывающих соответствующие аффек­тивные переживания, в результатечего принимает реше­ния,ставит перед собой цели, создает намерения. Следова­тельно, решения, цели, намеренияявляются такого рода высшими новообразованиями, в которых происходит «встреча»аффекта и интеллекта, в результате чего они и получают свою побудительную силу.Это второй этап в развитии воли. Волевое поведение осуществляется здесь черезсознательную регуляцию человеком его мотиваци-онной сферы, но более значимыйдля человека мотив пол­учает в процессе рассуждения, взвешивания, оценок до­полнительную силу.

Наконец, третий, завершающий этап волевогоразви­тия возникает врезультате интериоризации способов орга­низации поведения и формированиядругих высших пси­хических систем, несущих в себе самих достаточную побу­дительную силу для того, чтобынепосредственно, минуя акт сознательной саморегуляции, побуждать человека ксовершению волевого поступка. На этом этапе поведение приобретает видимостьнепроизвольного, даже импульсив­ного. Так, человек может без размышлений и колебаний броситься напомощь погибающему или пойти на любой риск за дело своей жизни. Мы назвалитакое поведение постпроизвольным.

Постпроизвольное поведение проявляется приопреде­леннойконстелляции внутренних компонентов личности, с одной стороны, и воздействийданной ситуации, с другой. Каждая жизненная ситуация предъявляет к организацииволевого поведения свои специфические требования и к сознательности человека, ик его чувствам, и к качествам его характера. Отсюда следует вывод, что о волеправиль­нее говорить некак об особой психической функции, а как о волевой структуре человеческойличности.

Исследавания мотивационной сферы привели нас кпо­ниманию и другойфундаментальной особенности лично­сти — еенаправленности.

296

Было установлено, что в процессе развитияскладыва­етсяотносительно устойчивая иерархия мотивационной сферы человека; причемустойчивость ей, а следовательно, и человеческому поведению придают мотивы,идущие от высших системных новообразований. Для характеристики личности в целомоказалось решающим, какие по своему содержанию и строению мотивы занимают вмотивацион­ной иерархиидоминирующее положение. Именно ими оп­ределяются и характер направленностиличности, и ее нравственная устойчивость. Были изучены основные,наи­более существенныедля человека виды направленности:

на себя, на интересы других людей, на дело.Соответствен­но видунаправленности люди оказались различными по многим другим особенностям своейличности.

Исследования обнаружили также, что доминирование той илииной направленности может быть различным на сознательном и неосознанномуровнях. Поэтому некото­рые люди сознательно могут стремиться к одному, а дейст­вовать иначе, в соответствии смотивами, доминирующими на неосознанном уровне. В таких случаях имеет местодис­гармоническоестроение личности (как бы «расколотой» изнутри), постоянно раздираемойвнутренними противо­речиями. Отсюда ясно, что гармоническая личность опре­деляется не столько соразмернымразвитием ее сторон, сколько определенным соотношением ее внутреннихком­понентов. У людей сгармоническим развитием личности мотивационная сфера достигает наиболее высокихформ своего развития. В ней устойчиво преобладающими явля­ются мотивы, связанные с интересамидругих людей, а не с собственными эгоистическими интересами. Для того чтобыдействовать в интересах другого человека или в интересах общественно значимогодела, им не нужна специальная организация поведения. Иначе говоря, для ниххарактерно постпроизвольное поведение.

Решающая роль мотивации сказалась и при изучении такихсистемных новообразований, как черты характера (или качества личности)человека. Был изучен процесс формирования у детей ответственности, прилежания,ак­куратности.Выяснилось, что все эти качества формируют­ся на основе усвоения определенныхспособов поведения. Однако обязательным условием при этом являетсянали­чие определенногомотива, побуждающего ребенка к овла-

297

дению соответствующими формами поведения. Если жеовладение осуществляется по мотиву, чуждому данному качеству (например, изстраха наказания, стремления к награде), у ребенка образуются необходимыеумения, но не возникает соответствующее качество личности, и он не испытываетпотребности вести себя согласно этому качест­ву. Поэтому, как только снимаетсяконтроль, ребенок пе­рестает быть прилежным и ответственным. Наибольшую же устойчивостьто или иное качество приобретает тогда, когда стремление к его обладаниювключается в систему ценностей субъекта, то есть опосредствуется самымивысо­кими формами егомотивации.

Анализ формирования человеческих эмоций даетосно­вание утверждать,что оно также связано с процессом культурно-исторического развития потребностей(о чем в свое время говорил уже Л. С. Выготский). И это понятно, так какпотребность есть не что иное, как нужда, получив­шая свое отражение в соответствующемей переживании. Сама по себе нужда не побуждает человека к действию.Следовательно, развитие потребностей и чувств представ­ляет собой две стороны одного и тогоже процесса.

Исследование подтверждает мысль о том, что чувства,возникающие в процессе социального развития человече­ских потребностей (нравственных,эстетических, интел­лектуальных и пр.), представляют собой новые по своейпсихологической природе системные образования. По сравнению с элементарными<«натуральными») эмоциями они имеют качественно иное, опосредствованноестроение, занимают иное место в структуре личности и выполняют иную функцию вповедении, деятельности и психическом развитии человека.

Отметим две такие особенности.

Обнаружилось, что при каких-то, еще достаточно неизученных, условиях переживания, возникающие в связи с удовлетворением той илииной потребности, могут при­обрести для человека самостоятельную ценность и сами статьпредметом его потребности (например, потребность в любви, в эстетическомпереживании, в переживании успе­ха и пр.). Таким образом, переживания перестают быть лишь средствомориентации в приспособительной деятель­ности индивида. У человека онистановятся важнейшим

298

психологическим содержанием его жизни: отсутствиеэто­го содержанияприводит к обесцениванию жизни человека.

Pages:     | 1 |   ...   | 42 | 43 || 45 | 46 |   ...   | 51 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.