WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 23 |

добство в отношениях между людьми, требуется жестко отдалиться от других

людей. Никогда в кинофильмах девушка И юноша не знакомятся в переполнен-

ных вагонах метро. Так не бывает. Даже в Голливуде.

Скученность в вагонах метро, считает Зоммер, терпима просто потому,

что пассажиры "обезличивают" друг друга. Но как только ситуация вынужда-

ет их признавать существование окружающих, как например, во время неожи-

данных остановок, они могут ощутить резкое неприятие своего положения.

Справедливо и обратное положение: в разреженной обстановке отношение

к человеку как к обезличенному существу будет вызывать у него раздраже-

ние. Мисс Руссо заметила, что один из читателей в библиотеке поднял го-

лову и холодно взглянул на нее. С помощью языка тела он дал ей понять:

"Я личность. Какое право у вас вторгаться в мою жизнь без разрешения"

Он прибег к языку тела для того, чтобы дать отпор ее вторжению, и она

почувствовала такую силу его отпора, что не смогла больше проводить свои

эксперименты в течение всего остального дня. Ее неспособность продолжать

работу была вызвана тем, что мужчина, уединение которого она нарушила,

неожиданно прорвал ее собственную оборону, и впервые во время экспери-

мента она почувствовала, что он - человек, а не объект для наблюдений.

Способность почувствовать в другом существе человека крайне необходима

для понимания того, как мы действуем и реагируем на чужие действия в хо-

де разговора на языке тела. Доктор Зоммер отмечает, что обезличенное су-

щество не может вторгнуться в личное пространство точно так же, как это

не могут сделать дерево или стул. Аналогичным образом не возникает ника-

ких проблем при вторжении в личное пространство обезличенного существа.

Говоря об игнорировании людьми окружающих, Зоммер упоминает о меди-

цинских сестрах в больнице, которые обсуждают состояние здоровья больно-

го, находясь возле его постели, или черную прислугу в белом доме, кото-

рая обслуживает гостей, ведущих дискуссию о расовых отношениях. Уборщик,

который подметает пол в офисе, может войти, даже не постучавшись в

дверь, а обитатель офиса не обратит внимание на его вторжение. Уборщик

не является реальным существом, он обезличен, так же, как и человек, си-

дящий в офисе, обезличен для уборщика.

ЦЕРЕМОНИИ И РАССАЖИВАНИЕ ПО МЕСТАМ

То, как мы признаем факт вторжения в чужое пространство и как мы реа-

гируем на них, отражается в "церемониальных предупреждениях". В обычных

условиях, когда мы вторгаемся в чужую территорию в библиотеке или кафе-

терии, мы подаем предупредительные сигналы. Мы устно извиняемся и спра-

шиваем: "Это место занято" На языке тела мы опускаем глаза и лишь потом

занимаем это место.

Когда вы садитесь на место в переполненном автобусе наиболее пра-

вильным действием будет следующее: вы смотрите прямо перед собой и избе-

гаете глядеть на пассажира, сидящего рядом с вами. Для других ситуаций

существуют иные церемонии.

По мнению доктора Зоммера, защита личного пространства требует подхо-

дящих сигналов на языке тела, соответствующих поз или жестов, а также

выбора места. Как вы усаживаетесь за пустым столом, когда вы хотите,

чтобы другие люди не присоединились к вам Какой язык тела вы используе-

те Исследование, проведенное Зоммером среди университетских студентов,

показало, что в тех случаях, когда человек, желающий уединения, садится

за стол, он использует два способа. Во-первых, он постарается занять

место как можно дальше от людей, отвлекающих его, или же овладеть целым

столом.

Если вы стремитесь добиться уединения, удаляясь от других, то вы ре-

шаете задачу с помощью тактики отступления. Вы, например, занимаете мес-

то на углу стола. На языке тела вы заявляете: "Садитесь к моему столу,

но оставьте меня в покое. Я нарочно расположился на углу, чтобы другой

человек, который усядется за стол, смог бы сесть от меня как можно

дальше". Другой подход - наступательный и характеризуется попыткой за-

нять весь стол. Более агрессивный человек садится в центре стола. На

языке тела он заявляет: "Оставьте меня в покое. Вы не сможете сесть, не

побеспокоив меня. Поэтому поищите себе другой стол!".

Среди других наблюдений Зоммера было следующее: студенты, придержи-

вавшиеся тактики отступления, которые хотели как можно дальше отдалиться

от других, садились спиной к двери. Студенты, которые хотели завладеть

всем столом, садились к двери лицом. Большинство же студентов, вне зави-

симости от избираемой ими тактики, предпочитали садиться в конце комнаты

за маленьким, а не большим столом.

На языке тела студенты, которые садились в центре стола, заявляли о

своем желании занять господствующее положение, о своем умении постоять

за себя и о желании иметь стол в своем распоряжении.

Студенты, которые садились на углу стола, показывали, что они хотят

оставаться наедине: "Я не возражаю, если вы присядете к столу, но если

вы так поступите, то я буду сидеть на максимальном удалении от вас. Вы

можете поступать, как вам угодно. В любом случае, каждый из нас будет в

уединении".

Аналогичным образом люди занимают места на скамейках в парках. Если

вы хотите уединения и садитесь на пустую скамейку в парке, то скорее

всего вы сядите на край, показывая всем своим видом: "Если вы хотите си-

деть на этой скамейке, то здесь достаточно места для того, чтобы оста-

вить меня в покое". Если вы не хотите, чтобы кто-нибудь еще садился на

скамейку, то вы сядете в ее центре и тем самым передадите сообщение: "Я

хочу, чтобы эта скамейка находилась в моем полном распоряжении. Если вы

сядете, вы совершите акт агрессии".

Если же вы готовы допустить присутствие других людей на скамейке, то

вы можете подвинуться в сторону, но не пересесть на самый край.

Эти действия в борьбе за уединение отражают психологические особен-

ности людей. Они показывают, что экстраверты будут отстаивать свое уеди-

нение, сражаясь против всего мира. Интроверты же будут защищать свое уе-

динение, соглашаясь пойти на уступки другим людям, но удерживая их на

расстоянии. В обоих случаях люди используют различные сигналы, прежде

всего связанные с размещением себя в пространстве. "Я располагаюсь

здесь, и таким образом я объявляю: "Не подходите ко мне" или "Садитесь,

но не мешайте мне".

Это аналогично сигналам, которые передаются окружающим людям различ-

ными позами: за столом в кабинете, когда подается сигнал: "Не подходи, я

достоин уважения"; на судейской скамье в зале суда, когда сигнал означа-

ет: "Я возвышаюсь над всеми вами, и поэтому мое суждение является наи-

лучшим"; приближаясь к другому и сигнализируя тем самым ему: "У тебя нет

никаких прав. Я двигаюсь вперед, куда хочу, и поэтому я выше тебя".

ГЛАВА 5 МАСКИ, КОТОРЫЕ НОСЯТ ЛЮДИ

УЛЫБКА, КОТОРАЯ СКРЫВАЕТ ДУШУ

Существует много методов, с помощью которых мы можем защитить наши

личные зоны. Одним из них является использование масок. Лицо, которое мы

открываем миру, лишь в редких случаях является нашим подлинным. Показы-

вать на лице или в наших действиях то, что мы по-настоящему чувствуем,

считается признаком необычного, почти ненормального поведения. Вместо

того, чтобы раскрывать миру наши чувства, мы подчиняем строгой дисципли-

не выражения нашего лица и наши телодвижения.

Доктор Эрвин Гоффман в своей книге "Поведение в общественном месте"

заявляет, что очевидными свидетельствами этой дисциплины являются наше

внимание к внешности, одежде и прическе. С помощью своего внешнего обли-

ка, одежды и прически мы многое рассказываем о себе своим друзьям и кол-

легам. Доктор Гоффман отмечает, что от среднего человека в нашем общест-

ве ожидают, что в общественном месте он появится аккуратно одетым и тща-

тельно выбритым, умытым и причесанным. Это исследование, написанное

шесть лет назад, не принимало во внимание того, что молодые люди могут

появиться в обществе с длинными, не чесанными волосами, небритыми, а их

вид будет более небрежным и раскованным. Однако и этот вид теперь при-

вычный, поскольку стал соответствовать общепринятому идеалу.

Гоффман указывает на то, что в течение дня, например в часы пик в

метро, тщательно подогнанные маски немного сползают с нас и становится

заметным выражение "праведной и смертельной усталости", которое по-нас-

тоящему раскрывает наше истинное лицо. Мы теряем управление нашим защит-

ным механизмом и из-за усталости забываем контролировать свое лицо. Пос-

тарайтесь взглянуть на лица людей в переполненном автобусе, вагоне метро

или железнодорожном вагоне во время часа пик в конце рабочего дня. Пос-

мотрите, сколько обнаженной человеческой природы выступает во всех ли-

цах.

Изо дня в день мы закрываем эту обнаженную человеческую суть. Мы дер-

жим себя под строгим контролем, чтобы наше тело по небрежности не вып-

леснуло наружу то, что наш ум не сумел скрыть. Мы постоянно улыбаемся

потому, что улыбка - это не только знак веселья или удовольствия, но и

извинения, наш защитный сигнал.

Я сажусь рядом с вами в переполненном ресторане. Моя полуулыбка озна-

чает: "Я не хотел вам мешать, но это - единственное свободное место".

Я задел вас в кабине лифта, и моя улыбка вам объясняет: "Я не хотел

проявлять агрессивность. Извините меня, пожалуйста".

Неожиданная остановка автобуса сбивает меня с ног, и я падаю на со-

седнего пассажира. Моя улыбка говорит: "Я не намеревался падать на вас.

Я прошу вашего прощения".

И так мы улыбаемся целый день, хотя на самом деле мы раздражены и

сердиты. На работе мы улыбаемся нашим клиентам, нашему начальству, нашим

подчиненным. Мы улыбаемся нашим детям, нашим соседям, нашим мужьям, же-

нам и родственникам. На самом деле лишь незначительная часть наших улы-

бок реальная. Большинство - лишь маски, которые мы носим.

В маскировке участвуют не только мускулы лица. Мы маскируем все наше

тело. Женщины обучаются искусству сидеть так, чтобы скрывать свою сексу-

альную привлекательность, особенно когда на них короткие юбки. Они носят

лифчики для того, чтобы держать груди на месте и скрывать излишнюю сек-

суальность. Мы держим себя прямо и застегиваем на все пуговицы рубашки,

втягиваем свой живот и прибегаем к различным способам маскировки лица. У

нас есть лица для вечеринок, для работы и даже похоронные лица. Даже для

тюрьмы у нас есть специальные лица.

В книге "Этикет тюрьмы" доктор Филлипс пишет, что новые заключенные

обучаются, как строить апатичное и бесхарактерное выражение лица. Когда

же заключенные остаются одни, то они в качестве компенсации за долгое

ношение маски безразличия начинают преувеличенно улыбаться, смеяться и

выражать свою ненависть по отношению к тюремщикам.

С годами маски все труднее носить. Некоторым женщинам, которые всю

жизнь полагались на красоту своих лиц, становится все труднее по утрам

"собрать свое лицо вместе". Старые мужчины расслабляют мускулы своих

лиц. С годами щеки все больше опускаются. нахмуренные брови не разводят-

ся, а морщины не разглаживаются.

СНИМИТЕ МАСКУ

И опять-таки возникают ситуации, когда маска спадает. В машине, когда

наши личные зоны расширяются, часто мы чувствуем, что можем сбросить

маски. Порой, когда кто-нибудь висит у нас на хвосте или врезается в ряд

перед нами, мы начинаем извергать потоки ругательств, которые потрясают

своей преувеличенной реакцией. Почему мы выбрасываем столько сильных

эмоций в такие минуты В конце концов почему нас так волнует, если маши-

на обгоняет нас или слишком близко подходит к нам

Дело в том, что в таких ситуациях мы становимся невидимыми и необхо-

димость в маске пропадает. Именно поэтому мы реагируем так бурно.

Сбрасывание маски часто говорит нам, что носить маску необходимо.

Маску часто сбрасывают в психиатрических больницах. Психический больной,

как и пожилой человек, может игнорировать многие обычно принятые в об-

ществе маски. Доктор Гоффман рассказывал о душевнобольной женщине, у ко-

торой было неверно одето нижнее белье. Сначала она попыталась поправить

его, задрав юбку у всех на виду, но когда это у нее не получилось, она

сняла с себя все и затем надела все предметы одежды правильно.

Игнорирование такого обычного способа маскировки как одежда, невнима-

ние к своему внешнему виду и уходу за собой являются очевидными призна-

ками психического расстройства. Напротив, первым признаком психического

выздоровления является интерес к своему внешнему виду.

Точно так же как прогрессирующее психическое расстройство заставляет

пациента утрачивать связь с реальностью, путаться в способах словесного

выражения, говорить вещи, которые не имеют ничего общего с действи-

тельностью, этот же процесс мешает ему выражать себя правильно с помощью

языка тела. Здесь он также теряет контакт с реальным миром. Он делает

заявления, которые нормальные люди обычно не высказывают вслух. Он отка-

зывается соблюдать общественные условности и ведет себя так, как будто

он перестает обращать внимание на окружающую аудиторию.

И все же утрата психически больным контроля над своим языком тела мо-

жет дать ключ к пониманию того, что творится в его сознании. В то время

как пациент может перестать говорить, он не перестает выражать свои мыс-

ли через язык тела. Он может высказывать правильные или ошибочные сужде-

ния, но его тело не может "замолчать". В то же время он может сдерживать

свой язык тела, если он ведет себя так, как это Принято между людьми.

Другими словами, если он ведет себя разумно, он будет до предела ограни-

чивать поток информации на языке тела.

Но если он поступает разумно, то он, конечно, является разумным. Иных

критериев для определения разумного состояния нет. Поэтому безумный че-

ловек должен выразить свое безумие действием и таким образом сообщить об

этом миру на языке тела. В случае психически больных это послание явля-

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 23 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.