WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |

языка тела животными не является чем-то новым. Птицы сигнализируют о

своей половой готовности сложными ритуальными танцами, пчелы указывают

направление на источник меда, выделывая в полете замысловатые фигуры,

собаки же для обозначения чувства голода используют разнообразные сигна-

лы, например, переворачиваются на спину, притворяясь мертвыми, либо уса-

живаются перед хозяином, изображая взглядом просьбу "дай поесть".

Новым в случае Вэшоу является сам процесс обучения животного новому

для него языку (системе искусственных жестов) и достигнутый результат:

животное по собственной инициативе подает сигналы.на этом языке. Пос-

кольку общение посредством разговорной речи оказалось невозможным, обра-

щение к языку глухонемых было логичным. По всей вероятности, потеряв

слухи будучи отрезанным от мира звуков, индивидуум становится более

восприимчивым к миру жестов и движений. Если это так, то глухой должен

более обостренно воспринимать язык тела.

Символы в беззвучном мире

Придя к такому заключению, доктор Норман Каган из Мичиганского уни-

верситета провел исследование среди глухих. Им показывали фильмы, изоб-

ражающие мужчин и женщин в различных ситуациях, после чего просили оце-

нить эмоциональное состояние героев фильма и описать ключевые жесты язы-

ка тела, используемые теми для передачи их душевного состояния. С по-

мощью технических средств чтение по губам было исключено.

"Нам стало очевидно, - рассказал доктор Каган, - что для выражения

своего эмоционального состояния человек в той или иной степени пользует-

ся практически всеми частями тела."

Так, например, безостановочные движения рук, игру с перстнем или неп-

рерывное хождение в процессе разговора все глухие восприняли как призна-

ки нервозности, замешательства и беспокойства. Когда же глаза и лицо че-

ловека внезапно становятся "потерянными", когда он словно "проглатывает"

выражение лица или черты его лица будто "сжимаются", это интерпретирова-

лось как признак вины.

Чрезмерно резкие движения связывались с крушением планов, а постепен-

но затухающие телодвижения, словно человек "пытается спрятаться", ассо-

циировались с депрессией. Энергичность воспринималась через резкую пода-

чу вперед головой и всем корпусом, включая руки и плечи; если индивидуум

сидит, откинув голову или склонив ее набок и играя пальцами, это тракто-

валось как выражение скуки. С задумчивостью связывались такие жесты, как

напряженный пристальный взгляд, наморщенный лоб и опущенные глаза. Если

человек не хочет смотреть на кого-то или не желает, чтобы смотрели на

него, он снимает очки либо отводит взгляд.

Такие толкования были получены от глухих людей, неспособных восприни-

мать речь, тем не менее их оценки оказались верными. Жесты интерпретиро-

вались в рамках общего контекста сцены, которая разворачивалась перед

"зрителями-экспертами" без речевого сопровождения. Создается впечатле-

ние, что один лишь язык тела может оказаться достаточно эффективным

средством общения, если мы наделены способностью понимать его, если об-

ладаем повышенной восприимчивостью к мельчайшим нюансам движений и жес-

тов. Однако это требует сверхчувствительности, свойственной глухим. Их

зрение в такой степени нацелено на интенсивный поиск дополнительных клю-

чей, что они способны уловить общий контекст сцены исключительно через

посредство языка тела.

Истинную значимость язык тела, однако, приобретает именно в смеси с

разговорным языком на всех уровнях общения, и иными сигналами, передава-

емыми по другим каналам. Одним из таких каналов является осязательное

восприятие, которое временами перекрывается со зрительным, но по сути

представляет собой более Примитивную и общую форму коммуникации.

Согласно покойному доктору Лоуренсу К. Фрэнку из Гарварда, знакомство

ребенка с окружающим миром начинается с прикосновений матери, ее ласк и

поцелуев, с ощущения во рту ее соска, теплоты и надежности ее рук. Позже

ребенку прививают понятие "не тронь", чтобы познакомить его с таким ас-

пектом человеческой культуры, как "право собственности", и воспитать в

нем чувство обладания и принадлежности. Его исследование собственного

тела в ребячестве и подростковом возрасте посредством прикосновений к

нему, приключения с мастурбацией - крайним проявлением самоосязания - и

позднее, в юношеском возрасте, любовные прикосновения, взаимное исследо-

вание тел со своим партнером по любви - самые очевидные примеры осяза-

тельного общения.

Такими действиями, как царапание, похлопывание или нажатие внешних

объектов, каждый из нас сообщает себе по каналу осязания: "Я осознаю се-

бя. Я доставляю себе удовольствие и удовлетворение". Мы общаемся с дру-

гими через касания руками, рукопожатия и прочие виды прикосновений, го-

воря тем самым: "Не волнуйся. Расслабься. Ты не один. Я люблю тебя".

Трудно сказать, где заканчивается язык тела и начинается осязательное

общение. Границы между ними расплывчаты и неопределенны.

Лечение психики с помощью языка тела

Возможно, наибольшую ценность понимание языка тела имеет в области

психиатрии. Работы доктора Шефлена показало, насколько важно врачам

осознанно использовать этот язык, а доктор Бухгаймер с сотрудниками при-

менили его в лечебных процедурах, нацеленных на самоконфронтацию.

Доктор Бухгаймер рассказывает о группе взрослых пациентов, которым в

качестве терапевтического средства были даны смывающиеся (водораствори-

мые) краски для рисования пальцами, как детям. "Мы надеялись, что ощуще-

ние краски, размазываемой по бумаге, поможет им освободиться от ряда

сдерживающих факторов, замедлявших процесс лечения. Чтобы помочь им луч-

ше понять происходящее, мы сняли их в процессе работы и затем показали

им эти фильмы".

У одной из пациенток, продолжал он, первый брак, оказавшийся неудач-

ным, распался, в частности по причине ее неспособности наслаждаться сек-

сом. Сейчас, выйдя замуж вторично, она почувствовала, что ее сексуальная

жизнь существенно улучшилась, однако супружество все равно "рвется по

швам".

Создавая пальцами яркое багрово-пурпурное пятно, она внезапно воск-

ликнула: "Как сексуально это выглядит!" - и тотчас скрестила ноги.

Когда этот эпизод воспроизвели и она оказалась лицом к лицу с

собственной реакцией на осязательную концепцию сексуальности, она не

могла поверить, что реагировала подобным образом. Однако в процессе об-

суждения значения скрещенных ног с точки зрения языка тела она согласи-

лась, что ее реакция - один из способов, выражающих нежелание и отказ от

секса. Это проявилось особенно ярко в контексте других ее действий, ее

комментариев к "сексуальной" картине. Она призналась, что по-прежнему

имеет конфликты на почве секса, начала понимать: второй брак страдает от

тех же проблем, что и первый, - и, осознав это, смогла предпринять вер-

ные шаги к выздоровлению.

Вот классический образчик того, как осмысление собственной символи-

ческой жестикуляции языком тела раскрывает женщине глаза на остроту ее

проблем. Доктор Фриц Перлс, психиатр, основоположник "гештальт-терапии"

(психиатрической терапии, в качестве одного из основных средств ис-

пользующей язык тела), рассказывает о своем методе: "Мы стараемся дер-

жаться очевидного, а именно поверхностных сторон ситуаций, в которых

оказываемся",

Основная методика гештальт-терапии, согласно доктору Перлсу, заключа-

ется не в том, чтобы вдаваться в объяснения с пациентом, а в том, чтобы

предоставить ему возможность понять и раскрыть себя. "С этой целью, -

продолжает доктор Перлс, - я не принимаю в расчет большую часть из того,

что говорит пациент, и сосредоточиваю основное внимание на неречевом

уровне, потому что он в наименьшей степени подвержен влиянию само обма-

на". Естественно, под неречевым уровнем подразумевается уровень языка

тела.

Чтобы представить, что имеет в виду доктор Перле, заглянем на один из

его сеансов с 30-летней женщиной. Эти беседы взяты из учебного фильма по

психиатрии.

ПАЦИЕНТКА: Сейчас мне страшно.

ДОКТОР: Вы говорите, что испуганы, а сама улыбаетесь. Не понимаю, как

можно бояться чего-то и улыбаться одновременно.

Пациентка смущена, ее улыбка слабеет и исчезает вовсе.

ПАЦИЕНТКА: Я и к вам отношусь с подозрением. Думаю, вы все прекрасно

понимаете. Полагаю, вам известно, что, когда мне страшно, я смеюсь, или

прикидываюсь, чтобы скрыть это.

ДОКТОР: Так, значит, у вас страх перед публикой

ПАЦИЕНТКА: Не знаю. Меня главным образом беспокоит ваше присутствие.

Я боюсь, что вы.начнете открыто нападать на меня, боюсь, что вы хотите

загнать меня в угол, и мне становится страшно. Мне хочется, чтобы вы бы-

ли на моей стороне.

Говоря это, она невольно ударяет себя в грудь.

ДОКТОР: Вы сказали, что я хочу загнать вас в угол, и ударили себя в

грудь.

Доктор Перле повторяет ее жест, и она смотрит на свою руку так, слов-

но видит ее впервые, после чего задумчиво повторяет жест.

ПАЦИЕНТКА: Ну-у... да.

ДОКТОР: Что бы вы хотели сделать Можете ли вы описать угол, в кото-

рый бы захотели пойти

Оглядывая углы комнаты, пациентка внезапно начинает оценивать каждый

из них как место своего возможного пребывания.

ПАЦИЕНТКА: Да. Вон в том углу сзади я бы чувствовала себя в безопас-

ности.

ДОКТОР: Там вы лучше были бы защищены от меня

ПАЦИЕНТКА: Ну... нет... ой... я знаю, что не была бы в полной безо-

пасности. Может, чувствовала бы себя чуть уверенней.

Все еще глядя в угол, она кивает головой.

ДОКТОР: Постарайтесь представить, что вы очутились в том углу, и ска-

жите, что бы вы стали там делать

Какое-то мгновение она размышляет. Случайно оброненная фраза насчет

угла сейчас стала физически реальной ситуацией.

ПАЦИЕНТКА: Я бы просто сидела.

ДОКТОР: Просто сидели бы

ПАЦИЕНТКА: Да.

ДОКТОР: И как долго вы сидели бы там

Пациентка принимает позу девочки, сидящей на табурете, как если бы

она действительно находилась в углу.

ПАЦИЕНТКА: Не знаю, но мне странно, что вы так говорите. Это напоми-

нает мне время, когда я была маленькой. Когда мне бывало страшно, я са-

дилась в угол, и мне становилось легче.

ДОКТОР: Хорошо, так вы - маленькая девочка

Пациентка вновь смущена тем, что ее замечание приобрело такую образ-

ность.

ПАЦИЕНТКА: Ну, нет, Конечно, но чувство такое же.

ДОКТОР: Так все-таки вы маленькая девочка

ПАЦИЕНТКА: Это чувство напоминает мне о детстве.

Вынудив ее вновь почувствовать себя маленькой девочкой, доктор про-

должает:

ДОКТОР: Вы в самом деле маленькая девочка

ПАЦИЕНТКА: Да нет же, нет! ДОКТОР: Нет. А сколько вам лет

ПАЦИЕНТКА: Тридцать.

ДОКТОР: Да, вы не можете быть маленькой девочкой.

ПАЦИЕНТКА: Да!

В одном из последующих эпизодов доктор говорит:

ДОКТОР: Если вы притворяетесь немой и глупой, то я вынужден буду вы-

ражаться более определенно.

ПАЦИЕНТКА: Мне и раньше это говорили, но со мной такой номер не прой-

дет.

ДОКТОР: Что вы сейчас вытворяете своими ногами

ПАЦИЕНТ: Болтаю ими.

Она смеется, так как покачивание ногами заставляет ее осознать, что

она притворяется. Доктор тоже смеется.

ДОКТОР: Вы сейчас шутите. Несколько позже пациентка говорит:

ПАЦИЕНТКА: Вы обращаетесь со мной так, словно я сильнее, чем на самом

деле. Мне хочется, чтобы вы защищали меня, были более внимательны ко

мне.

Голос ее сердит, хотя она и улыбается, произнося это. Доктор имитиру-

ет ее улыбку.

ДОКТОР: Вы понимаете, что значит ваша улыбка Вы не верите ни одному

слову из того, что говорите.

Он тоже улыбается обезоруживающей улыбкой, однако она трясет головой.

ПАЦИЕНТКА: Нет, верю..

Она пытается сдержать улыбку, однако доктор уже показал ей, что она

улыбалась.

ПАЦИЕНТКА: Я знаю, вы не думаете, что я...

ДОКТОР: Конечно. Вы блефуете. Вы - обманщица!

ПАЦИЕНТКА: Вы верите... вы это серьезно

Ее улыбка становится неуверенной и гаснет,

ДОКТОР: Да. Вы улыбаетесь, хихикаете и виляете. Это все обман..

Он копирует ее движения, заставляя ее как бы взглянуть на свое отра-

жение.

ДОКТОР: Вы устроили для меня целое представление.

ПАЦИЕНТКА: Ах, это возмутительно!

Ее смех прошел, а голос и движения выдают обиду.

ДОКТОР: Не могли бы вы это выразить

ПАЦИЕНТКА: Хорошо. Со всей определенностью могу заявить, что я не об-

манываю вас. Признаться, мне трудно показывать свое замешательство. Тер-

петь не могу оказываться в затруднительном положении, но меня задело,

что вы назвали меня обманщицей. То, что я смеюсь, когда бываю смущена

или загнана в угол, еще не значит, что я обманщица!

ДОКТОР: Последнюю минуту вы были самой собой!

ПАЦИЕНТКА: Ну, я очень рассердилась на вас.

Она опять улыбается.

ДОКТОР: Ну вот! Вот это! Он копирует ее улыбку.

ДОКТОР: Вы сделали это, Чтобы скрыть свой гнев В эту минуту, в этот

момент какое у вас было чувство

ПАЦИЕНТКА: Ну, в эту минуту я была сердита, а не смущена.

Существенной особенностью ^данного сеанса является то, как доктор

Перле перехватывает сигналы, подаваемые пациенткой на языке тела,- ее

улыбку, хихиканье, даже ее желание посидеть в углу -и затем предъявляет

их ей, заставляя столкнуться с символикой собственного языка тела. Он

показывает, что, ее улыбка и смех - всего лишь оборонительная реакция,

призванная смягчить реальные чувства, ее раздражение, которому она не

позволяет себе поддаваться, поскольку оно может оказаться слишком разру-

шительным. И лишь в конце она выходит из себя до такой степени, что отб-

расывает защитную улыбку и действительно выражает свои эмоции. Это и

есть пример самоконфронтации в действии.

Как видно, сочетание языка тела с самоконфронтацией позволяет заста-

вить индивидуума осознать противоречие между сигналами языка его тела и

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.