WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 28 |
Модернизм продолжался до тех пор, пока непришло осознание невозможности восстановить всеобщую гармонию черезпревознесение единичного, пока не исчезло ощущение того, что ваза когда-то былацелой. Из этого трагического ощущения родился постмодернизм, то состояниедуховной культуры и искусства, в котором пребывает западное человечество понастоящий день. Главной ценностью постмодернизма является “радикальная множественность”, по мнению В. Вельша, немецкого исследователяпроблем современной культурной ситуации, но это не синтез, а эклектичноесосуществование разнородных элементов. В мире постмодернизма происходитдеиерархизация культуры, стирание границ между центром и периферией, междусоздателем ценностей и их потребителем. Постмодернизм пытается вернуться кценностям домодернистской эпохи, но на новом витке, когда эти ценности ужеутрачивают свои глубинные связи с ментальностью культуры, превращаясь вантисимволы и антизнаки. Новая система ценностей в рамках постмодернизманевозможна –современный человек находится в состоянии духовной аморфности. Он обозрит все,но его ничто не оформляет изнутри. Поэтому западный мир всячески укрепляетвнешние формы ограничения человека. Опасность, о которой говорил еще Декарт,стала реальностью – истинарелятивизировалась. В постмодернизме исчезает требование категорическойновизны, такое важное в модернизме. Появляется системность, которая сочетаетрациональные и нерациональные начала. Факт приравнивается к фикции, а жизнь кискусству.

В постмодернистскомискусстве существуют различные направления: хеппенинг, инсталляция,инвайронмент, перформенс, видео-арт. Центральными представителями философиипостмодернизма можно назвать Бодрийяра, Дерриду, Делеза, Ж. -Ф. Лиотара, М.Фуко.

С социокультурной точкизрения, в современном обществе совершается переход от индустриального кпостиндустриальному, или информационному, обществу, концепция которого сталапопулярной в 60-70-х годах нынешнего века (Белл, Кан, Бжезинский, Тофлер). Этатеория выдвигалась как альтернативная прежде всего марксистской теорииобщественно-экономических формаций. Согласно этой концепции, на определенном,достаточно высоком этапе экономического и технического развития происходиткардинальная смена системы ценностей. На смену экономическим и технотроннымценностям приходят ценности иного, информационного и научного плана.Раскрепощенный человек, освобожденный от тяжелого физического труда, обретаетподлинную свободу через материально-техническое благосостояние исосредотачивает свое внимание на интеллектуальном самосовершенствовании. Ксожалению, эта концепция оказалась утопичной. Общества относительного изобилияконца ХХ века, основанные на рынке конъюнктуры, на принципе спроса ипредложения так и не смогли преодолеть ограниченностьрационально-экономического мышления. Технические перевороты, на которыевозлагали надежды теоретики постиндустриализма, лишь обострили кризисныеявления в современной цивилизации, поставив под угрозу нравственное ифизическое существование человечества. Возникновение новых способов передачи иобработки информации сближает страны и народы, но еще более разъединяетотдельных людей. Происходит усиленная дегуманизация культуры– человеческая личность вытесняется за культурныерамки, что само по себе парадоксально. Возникает некая культурная форма,которая перестает быть связанной с человеческим началом. И главной причинойтакого развития стал сам человек, потому что бросившись вдогонку зацивилизацией, пытаясь овладеть материальной стороной мира, он бросил культуру,которая в большей степени консервативна. Но, не сумев догнать развитиецивилизации, человек таким образом оказался в состоянии между культурой ицивилизацией, не принадлежа в полной мере ни той, ни другой. Вероятно, именноэтот смысл вложен в понятие “постмодернизм” – “постсовременность”. Современностью для человека, как полноценнойличности, может быть только культура, а для человека-машины таковой являетсяцивилизация. Человек оказался “после” современности, на полпути отчеловека-личности к человеку-машине. Может быть, стоит остановиться изадуматься: куда мы движемся и к чему в итоге хотим прийти

* * *

Центральным вопросом,определяющим развитие современной культуры является проблема будущего. Именноэта забота привела к появлению в 1968 году объединения, получившего названиеРимскийклуб, в состав которого вошливедущие ученые разных областей знания, в том числе и футурологи (исследователибудущего). Первые доклады вызвали шок: если мировая система будет развиваться втех же формах и теми же темпами, то в недалеком будущем Землю ожидаеткатастрофа, не только экологическая, но и возможное свертывание культуры кактаковой. На данный момент прогнозы менее пессимистичны. К примеру, былоподсчитано, что при максимально качественном использовании природных ресурсовнаша планета в состоянии содержать до 36 миллиардов человек, но пока этоостается за гранью возможностей мирового сообщества. Во всяком случае подобныепредостережения сыграли свою позитивную роль. Большинство развитых стран,считающих себя постиндустриальными, переходят на энергосберегающие технологии,законодательно закрепленным становится требование экологической чистоты пищевойи промышленной продукции, развивается безотходное производство и т. д. Однако,это касается в первую очередь промышленно развитых государств. Другие же,стоящие на менее высоком уровне развития, не в состоянии поддерживать новыевеяния. И зачастую такие страны или регионы свалкой тех отходов, которыеразвитые государства не могут утилизовать в силу своего нового статуса– постиндустриального общества.

* * *

Для конца ХХ векахарактерна постоянная, но безуспешная реставрация мировоззренческих системпрошлого (неогегельянство, неомарксизм, неофрейдизм, неопозитивизм,неокантианство и т. д.). Возникают многочисленные социологические иполитологические доктрины, претендующие на создание универсальной системыценностей будущего. Однако, в силу своей отраслевой ограниченности, лишенныеметода фундаментальных наук, они оказываются ущербными и потому абсолютнобесплодными в мировоззренческом плане.

Мировоззрениечеловечества конца ХХ столетия оказалось в тупике. Но это не означаетзавершения исторического и культурного процесса. Как показывает опыт всемирногоразвития, подобные ситуации всегда преодолеваются, – мучительно, болезненно, но неизбежно. Каковы контуры новой эпохиВыяснить это – задачаобщечеловеческая.

В целом, подводя итогкультуре Нового времени, надо признать, что мы живем в ее завершающей стадии. Ивсе современные проблемы, кризис культуры, упадок духовности, преобладаниецивилизационных моментов над собственно культурными почти точно укладываются вконцепцию О. Шпенглера. Культура Нового времени умирает. Многие ученые пытаютсясоздать оптимистические прогнозы на будущее, но в формах и смыслах современнойкультуры эти идеи утопичны. Если перефразировать Фридриха Ницше, то можносказать, что современная культура должна закатиться. Для рождения новогонеобходим уход старого, отжившего, чем на данный момент является культураНового времени. И поэтому, как нам кажется, не надо бить во все колокола поповоду современного кризиса культуры – этонеизбежное явление, выход из которого возможен только через полную смену однойкультуры на другую. Выше мы привели определение культуры, которое дает ЯковГолосовкер. Культура есть высший инстинкт человека. Мы обречены на культуру дотех пор, пока мы являемся людьми. Как Адам и Ева принесли в мир культуру, такона уйдет вместе с ними.

РАЗДЕЛ III

ИСТОРИЯ КУЛЬТУРЫ РОССИИ

ПАРАДИГМЫ РУССКОЙКУЛЬТУРЫ

арадигма (от греческогоparadeigma – пример,образец) – этоисходная концептуальная схема, модель постановки проблем и их решения, методовисследования, господствующих в течение определенного исторического периода внаучном сообществе.

В некоторых учебныхпособиях история культуры России понимается как некое эклектическое единствомножества направлений, так сказать “историй”: литературы, науки,государственности, образования и так далее. В результате этого история культурыРоссии предстает перед нами раздробленным конгломератом, трудно сводимым вединую картину, целостный образ. Однако, по нашему мнению, первое серьезноезнакомство с предметом, который является важнейшим в деле формированиягражданской позиции человека, должно быть синтетически целостным. И тогда переднами предстанет не история русского искусства, не история российскойгосударственности, а история культуры России. Поэтому центральной задачейнашего курса является изучение российской культуры как особогокультурно-исторического типа, если мыслить в понятиях Н. Я. Данилевского,автора книги “Россия и Запад”. И тогда на первый план выйдут не собственнофакты российской истории, а основные типологические особенности российскойкультуры в аспекте ее исторического существования, и каждаякультурно-историческая эпоха предстанет целостной парадигмой. Этот подход мы ипопытаемся реализовать.

В истории культуры Россииможно выделить ряд культурно-исторических парадигм: Языческая Русь, Киевская Русь, Русь периодамонголо-татарского нашествия, Московское царство, Императорская Россия,Советская Россия иПостсоветскаяРоссия. Каждая из нихобладает только ей присущими качествами, ушедшими в прошлое вместе с ней, ноодновременно приносит что-то и в общую копилку российской культуры, придавая ейтем самым неповторимое своеобразие. И вполне бесспорным можно назватьутверждение, что каждый культурно-исторический этап оставил свой значительныйслед во всей последующей российской культуре.

ТЕМА XII

ИДЕЯ РОССИЙСКОГО

КУЛЬТУРНОГО САМОСОЗНАНИЯ

сли западноевропейскоемировоззрение можно условно охарактеризовать как рационально-сциентистское(строго научное), а восточное – какиррациональное или мистическое, то Россия пыталась выработать органическоевидение мира, синтезировать мистику и разум, эмоциональность и аналитичность.Это нашло свое отражение в концепции “всецелой идеи”, “целостного Духа” или, потерминологии величайшего русского мыслителя Владимира Соловьева,“положительного всеединства”. Вырабатывая свой собственный взгляд на человека,природу и общество, Россия постоянно полемизировала с Европой, зачастуюстановясь в прямую оппозицию к ней. Краеугольный камень этой полемики составилапроблема рациональности. Вэтом смысле Россию можно причислить к тем странам, в которых, по словамвыдающегося немецкого социолога Макса Вебера, “не вступили на характерный дляЗапада путь рационализациини наука, ни искусство, нигосударство, ни экономика... ”.

Для российскогомировоззрения сам термин “всецелая идея” означает охват мира во всем егомногообразии и неделимой полноте. Оно призвано мобилизовать все уровничеловеческого сознания, синтезировать все методы освоения бытия.Западноевропейская культура пошла по пути “отвлеченных начал”. Она открывалановые механизмы познания, но абсолютизировала их и тем самым– дискредитировала. Начавшееся еще в эпохуПросвещения активное сотрудничество эмпиризма с рационализмом безусловносыграло положительную роль в адекватном отношении к миру, но и этого оказалосьмало. Перед западным мировоззрением встал ряд принципиально неразрешимых задач.Человеческий разум постоянно накапливал некий непознаваемый остаток, с которымупорно, но тщетно боролась логическая мысль. Этот остаток весьма значителен: онобъемлет вопросы этики и эстетики, внутреннего мира человека и идеальнойсущности бытия.

Из рационалистическогометода выпало большинство сторон духовной жизни и, в лучшем случае, прирациональном рассмотрении, ее законы принимают крайне релятивистский вид.Немецкая классическая философия, создавая “Философию Духа”, на деле непродвинулась дальше “Философии Разума”. Пытаясь постичь жизнь, во всем ее многообразии и неделимой полноте, западноевропейскоемировоззрение отождествила ее с отвлеченным «объектом». Как, чем восполнитьнедостающее звено в уже выработанной системе мировоззрения Этот вопросявляется сквозным в истории русской философской культуры. В поисках нового,“третьего” пути познания русские мыслители добились немалых результатов. Вкачестве такого пути были предложены интуиция и саморефлексия, богооткровение имистика, искусство и любовь. Все эти учения – каждое неповторимое и оригинальное в своем роде– имели одну общую черту. Они допускаливозможность познания мира в обход рационалистическим, логическим структурамсознания, и в дополнение к рациональным механизмам познания предлагали также иэмоционально-психологические. В этом смысле названные концепции можно назватьорганистическими.При этом, русские философы пытались создать мировоззренческую систему, вкоторой был бы отражен реальный опыт русской духовности, исторически сложившаяся специфика русскогомировоззрения.

По сути дела,недостаточность и ущербность рационалистической картины мира вытекает изреальной иррациональности самого человека и окружающего его мира. При попыткерационализировать человека мышление неизбежно становится в тупик. Наличие вдухе подсознательных идей Ф. М. Достоевский считает необходимым условием егосилы, а перенесение их на уровень осознанного – обеднением человеческого духа: “Есть идеи невысказанные,бессознательные и только лишь сильно чувствуемые; таких идей много как быслитых с душой человека. Есть они и в целом народе, есть и в человечестве,взятом как целое. Пока эти идеи лежат лишь бессознательно в жизни народной итолько лишь сильно и верно чувствуются, – до техпор только и может жить сильнейшею живою жизнью народ”. “И в самом деле,– пишет В. В. Розанов, – категория мышления, правильно развивающихся понятий, едва лиединственная, по которой создана природа. В какие логические формулы может бытьуловлено чувство радости, которое мы порою испытываем И, однако, эти актынашей душевной жизни суть такая же действительность, как и то, что мы видим иосязаем: они суть часть природы, которую мы хотели бы постигнуть только своимумом”.

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 28 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.