WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 25 |

Рефлекторная реакция общества на творческих людей — это страх и раздражение. Когда человек ставит под сомнение общественное устройство, он угрожает незыблемости и целостности всего социума. Ведь люди, пережившие опыт расширения сознания, не становятся пассивными и равнодушными зрителями. Этот опыт побуждает их взаимодействовать на новых уровнях, жить лучшей и более интересной жизнью. Именно опыту расширения сознания творческих людей мы обязаны появлением нового психоделического ритма в современной музыке, новых образов в кинетическом искусстве, новых кинематографических приемов, новой литературы, начинающимся пересмотром философских и психологических представлений и другими революционными изменениями в культуре.

Я научился фокусировать внимание на ключевых философских проблемах: Кто написал космический сценарий Что ожидает от меня генетический код Шоу генетического кода идет “в живую” или в записи Кто спонсор Кто мы Вечные пленники, запутавшиеся в сетях нашей нервной системы Или же мы можем вступить в реальный контакт с другим разумом

Человек — не запрограммированный робот, которого поместили на нашу планету, присвоили идентификационный номер и посадили на конвейер “школа, колледж, карьера, страховка, пенсия, похороны, прощай навеки”. Я понял, что в моем теле записана вся история человечества. Я могу пережить и экспериментально исследовать каждый аспект эволюции. Я могу стать Буддой, Эйнштейном или Галилеем. Я должен стать Моисеем и разработать собственный этический код. Я должен стать епископом Беркли и найти свое решение проблемы материи и сознания. Не полагал на законсервированное, статичное, мертвое и бессмысленное знание, передаваемое по наследству от создателей символов предыдущих поколениях, а проживать все возможности, которые способна подарить человеческая, дочеловеческая и даже субчеловеческая жизнь. Я становлюсь менее зависимым от тривиальных внешних занятий и игр, и, возможно, это естественное решение проблемы досуга. Когда всю тяжелую физическую и нудную умственную работу возьмут на себя машины, что мы будем делать. Конструировать еще более мощные машины О нет, мы станем исследовать бесконечность внутреннего пространства, ужас, экстаз и глубины, спрятанные внутри каждого из нас.

Быть человеком означает быть рациональным. Homo sapien хочет познавать мир. Быть. Знать. Интеллект должен вырваться из плена застарелых неврозов, освободиться от эгоцентризма, семантической обусловленности. Разум, пробужденный медитацией, готов постичь любые концепции. На интеллектуальном плане всегда возникает одна и та же проблема: насколько может быть структурирована интеллектуальная игра При отсутствии структуры, целей и правил мы получим все возрастающую специализацию, дисперсность, разрыв коммуникации, культурный Вавилон, что демонстрирует психология. При чрезмерном структурировании мы получаем догматизм, конформизм, все возрастающую тривиальность суждений, преклонение перед виртуозные техниками в ущерб пониманию, что демонстрирует психоанализ

Каждый человек получает от опыта расширения сознания лишь то, что в него вносит и что готов получит! Каждый человек должен понять, что сознание — это ключ человеческой жизни, и вместо борьбы за территорию и обладание сверхмощным оружием необходимо сфокусироваться на сознании, на едином поле мирового сознания, в существование которого верил великий иезуитский философ Пьер Тейяр де Шарден.

Глава двадцатая. От ЛСД к виртуальной реальности.

“У меня не возникало даже мысли о возвращении. Дело было не только в плоти, которая связывала меня по рукам и ногам. Дело было не только в прозаической силе гравитации. Сама физическая вселенная теперь казалась мне тесным, замкнутым пространством, вызывавшим клаустрофобию — миром пространства-времени, свернутым тяжелой массой в плотную густую “конечность”. Физическая вселенная не могла сравниться с безбрежным океаном неисчерпаемой метафоры, нейроэлектронным миром, содержащим абсолютную сущность мироздания. Невероятное ощущение... Словно я выполнил необыкновенное сальто из одной реальности в другую. И внезапно погрузился в совершенно другую вселенную, стремительно пролетая среди восхитительных мерцающих геометрических башен света. Ощущение пространства было экстраординарным. Меня переполняло знание. Тонкость восприятия усилилась. У меня не было больше ни голоса, ни тела, но я по-прежнему мог обмениваться информацией...”

Я хочу предостеречь каждого из вас: не употребляйте психоделики, если вы не готовы к тому, что ваше целостное, устойчивое и милое сердцу представление о мире рассыплется, как карточный домик, если вы не готовы увидеть, насколько эфемерно и непрочно ваше ощущение определенности и социальной безопасности. Повторю еще раз: вы получаете от опыта расширения сознания лишь то, что вы в него вносите, и то, что вы готовы от него получить. Это самая дисциплинирующая йога из всех существующих, поскольку вы познаёте, как использовать свой мозг и теле. Нет никаких свидетельств, что ЛСД вызывает физиологические нарушения. Мы не располагаем данными, которые бы указывали на его негативное влияние на нервную систему. Возможно, в будущем выяснится, что эти эффекты все-таки возникают, хотя мы о них пока не догадываемся. Но на сегодняшний день мы знаем, что члены мексиканского племени ацтеков на протяжении тысячелетий используют в своих ритуалах галлюциногены, частности, псилобицин, но до сих пор это не вызвало мутации в их эволюционном коде.

Впрочем, когда мы помещаем нашу нервную систему перед экраном телевизора и облучаемся, мы тоже не знаем, к каким генетическим изменениям это может привести в будущем. Точно так же мы должны отдавать себе отчет, что с научной точкою зрения мы не может гарантировать безопасность ни одного тысяч видов энергий, с которыми взаимодействует наш организм: я веду речь о парах газов, ДДТ, пенициллине, транквилизатора и т.д. Никто не знает, как они работают и какие эффекты оказывают на генетическую структуру.

Всякий раз, когда вы принимаете ЛСД, вы рискуете. Bы входите в неведомое. Вы воздействуете на самый удивительный загадочный инструмент — человеческий мозг. Вы должны знать об этом риске. Но вы должны также знать, что рискуете всякий раз когда дышите воздухом, едите пищу из супермаркетов и влюбляеетесь.

Я хочу еще раз подчеркнуть: я не ратую за прием ЛСД! Я не говорю, что любой, кто принимает ЛСД, автоматически извлекает пользу. В связи с приемом ЛСД у нас возникает масса сложных и трудно разрешимых вопросов. Сколько энергии и нейрологических откровений способен выдержать заторможенный человеческий мозг, чтобы этот человек не сошел с ума Мы не знаем. Но мы хотим, чтобы нам позволили проводить нормальные научные исследования без истерии и паники, которую поднимают в обществе так называемые “психиатры” и “медики”.

Между медитацией индуса и психоделическим путешествие” нет никакой разницы, потому что вы попадаете в одно и тоже место. К примеру, вы можете оказаться на доклеточном уровне сознания. Будда и многие философы индуизма — создатели мифов о Шиве — достигали клеточного уровня сознания. Теория реинкарнации в индуизме — это прекрасное метафорическое и поэтическое описание кода ДНК.

Увы, нейрологи до сих пор не понимают биохимию сознания. Они не знают, где “локализовано” сознание. Поэтому пока не будет совершен прорыв в нейрологии, мы не сможем объяснить, что происходит во время приема ЛСД. А этот прорыв произойдет лишь тогда, когда нейрологи поймут, что им необходимо изменить собственное сознание. Нейрологическая революция свершится тогда, когда ученый начнет всматриваться в микроскоп сознания — нервную систему.

Психология неотделима от нейрологии. Какой смысл расширять сознание, если вы не способны адекватно выразить переживания в метафорической или символьной форме Наше общество, наши интеллектуалы и наши ученые полностью объективизировали психологию. Но все, что ты выражаешь в символах, ты сначала должен пережить. А когда символьная система доминирует над опытом, она превращает людей в фигуры на шахматной доске.

Когда Эйнштейн выводил уравнение Е = mс2, он понимал, что материя — это неструктурированная энергия в состоянии постоянного изменения. Индийские философы говорили об этом еще тысячу лет назад. Но мне кажется, что очень мало физиков понимает истинный смысл формул, выраженных в виде символов. И это грандиозная проблема. Их нельзя считать учеными. Это всего лишь инженеры, которые играют с одним аспектом метафоры, которую кто-то однажды прочувствовал в прошлом.

Гейзенберговские уравнения квантовой физики описали создание уникальных персональных реальностей, основанных на свободном и открытом информационном обмене. Принцип объективной неопределенности спал погибелью механического сознания. Мы поняли, что внутри нашего мозга скрыта целая вселенная. Количество возможных соединений внутри мозга безгранично. Если человек научится напрямую подключаться к мозгу, он создаст матрицы, то есть системы электронного обмена информацией с другими людьми. Входя в соединение “компьютер-мозг”, человек сумеет пилотировать свое сознание в океан киберэлектронного пространства. Но чтобы ориентироваться виртуальном пространстве, надо освоить киберкультуру хаоса.

Мы мутируем из одного вида в другой: когда-то мы вышли из воды (Аквариума) на сушу (в Террариум), а сейчас постепенно переходим в Киберию, превращаясь в кибервид. Мы существа медленно вползающие в центр кибернетического мира. Весь мир соткан из битов информации. Материя — это сгустки замороженной информации. Критики информационной эпохи воспринимают все это пессимистически, как будто с увеличением объема информации она утрачивает информативность. То же самое они говорили Гутенберге... Никогда перед человеком не открывались такие колоссальные перспективы, как сейчас. Сегодня перед философом стоят вполне конкретные задачи. Он должен воплощать, популизировать и очеловечивать компьютерные идеи, постепенно вводить их в сознание людей так, чтобы они стали привычным элементом человеческой жизни. Дело в том, что мало кто толком понимает происходящее. Мы отбирали власть над ЛСД у ЦРУ, сейчас мы, отбираем власть над компьютерами у IBM, как некогда мы спасали психологию от врачей и аналитиков. В каждом поколении я был частью группы людей, которая, подобно Прометею, сражалась с властью, чтобы вернуть ее человеку.

Часть четвертая. Хаос и киберкультура.

Когда ты приближаешься к концу повествования, пора сводить обрывки мыслей в единую связную мысль. Я выхожу как раз на этот этап, не имея представления, как это сделать, но зная, насколько важно успеть это сделать именно сейчас.

Глава двадцать первая. Информационная эпоха.

Когда-то давным-давно знание (информация) сохранялось в очень дорогих базовых системах, которые, подобно Библии находились в замках герцогов и епископов. Библии тщательно охранялись стражниками, а стражники допускали к “телу” Библии только испытанных, проверенных и социально отчужденных хакеров по кличке “монахи”. Когда в 1456 году Иоганн Гутенбер изобрел печатный станок (аппаратное обеспечение), это ознаменовало наступление информационной эпохи, а система обработки знания-информации позволила заняться массовым производством отдельных книг (недорогого программного обеспечения для домашнего пользования).

Совсем не так давно компьютеры находились в такой же социополитичсской ситуации, как догутенберговские Библии. Базовые информационные процессоры, которые управляли обществом, были монополией правительства и огромных корпораций. Они тщательно охранялись техниками-жрецами, имевшими допуск к секретным материалам. Обычный образованный человек намеренно держался в состоянии электронной неграмотности беспомощности и, по вполне понятным причинам, испытывал страх перед компьютерами.

Мой первый контакт с компьютерами (вернее, с ЭВМ) произошел в 1950 году, когда меня назначили руководителем исследовательского проекта в области психологии, проводимого фондом Кайзера. Мы строили графики и выявляли закономерные проявления тех или иных качеств у людей, чтобы научиться проводить межперсональную диагностику личности. В соответствии с принципами гуманистической психологии, цель данного исследования состояла в том, чтобы устранить зависимость человека от экспертов, врачей, профессионалов, организаций, диагнозов и разного рода тематических интерпретаций. С этой целью мы проводили опрос субъектов, которые должны были отвечать на все наши вопросы лишь “да” или “нет”, и возвращали: полученную от них же информацию в виде графиков и индексов.

Поскольку в нашем исследовании мы опирались на непосредственно полученную информацию, она идеально поддавалась компьютерному анализу. Ежедневно мы отправляли кучу данных в компьютерный зал кайзеровского фонда, где таинственные операторы превращали наши числа в индексы и графики.

Компьютеры были полезны, но оставались далекими и недоступными. Я относился к ним с подозрением, ибо видел в них устройства, которые повышают степень зависимости человека от экспертов.

В I960 году я стал руководителем программы научных исследований психоделических препаратов в Гарварде. Этот проект тоже преследовал гуманистические цели: люди, обученные правильно пользоваться психоактивными препаратами, переставали зависеть от врачей и медицинских учреждений. Нам снова пришлось обращаться к компьютерам, чтобы статистически обрабатывать ответы испытуемых на вопросы о галлюциногенных переживаниях во время сеансов расширения сознания. Тогда я даже не представлял, что эти всесильные и знающие компьютеры могут когда-то стать персональными. Теперь я знаю, что паши исследования психоделических препаратов и, в сущности, вся психоделическая культура были подготовительным этапом для наступления эры персональных компьютеров.

В 1972 году выдающийся исследователь ЛСД Джон Лилли написал фундаментальную монографию о мозге как системе обработки информации и работы со знанием “Программирование и метапрограммирование человеческого биокомпьютера”. Под действием психоделиков временно убирается защитный экран сознания, и человек непосредственно ощущает хаотические сигналы функционирующего мозга. Мы говорим здесь о разрушении аналогового восприятия и хаотичной смене изображений которые превращаются в инверсионные следы вспыхивающих нейронов, в беспорядочное размножение хаотичных ментальных программ, проникающих в сознание и выскальзывающих из сознания точно так же, как вставляются и вынимаются из дисковода компьютера дискеты.

Семь миллионов американцев, осознавших во время путешествий расширения сознания колоссальный потенциал мозга, безусловно, подготовили почву для создания компьютерного общества.

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 25 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.