WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 25 |

Каждый из семи циклов человеческой жизни характеризуется коренными изменениями в морфологии, поведении, физиологии, и, что важнее всего, в нейрологии. Хотя эти изменения заметны даже неискушенному наблюдателю, ученые и философы до сих пор не хотят соглашаться с существованием этих семи стадий и отказываются исследовать их психологию и философию. Возможно, это объясняется тем, что человек как вид тоже проходит семь стадий развития, и до недавнего времени фокусировал основное внимание на примитивных процессах биологического, политического, технологического и социального выживания. К элементарному пониманию личиночной цикличности современного человеческого существования иногда приходила элита древних цивилизаций в период достижения высокого уровня биологической, политической, технологической и репродуктивной безопасности. В древнем Китае, Индии, в Вавилоне, Египте, Греции и Европе эпохи Возрождения периодически рождались неврологически избранные “агенты эволюции”, опережавшие средний уровень развития современников. Они использовали досуг (т. е. время) и существовавшую технологию для развития телесного гедонизма, эротического и эстетического самовыражения и проводили ботанико-химические эксперименты с нервной системой, пытаясь расширить ее функции, которые обычно ограничивались выживанием. Проведем простую аналогию на примере земных гусениц. Общество земных гусениц ни с филогенетической, ни с индивидуальной точки зрения не в состоянии непрологически осознать, что станет обществом бабочек.

Возможно, самым большим скачком в истории человеческого знания стало открытие последовательного импринтирования нервной системы и выявление следствий двухполушарной асимметрии коры головного мозга.

Человеческая нервная система последовательно проходит семь стадий эволюционного развития. На каждой стадии появляется новый контур нервной системы. Вот эти семь контуров:

1. Биовыживательный контур, связанный с безопасностью в пространстве;

2. Эмоционально-двигательный контур, связанный со свободой в пространстве;

3. Ментально-манипуляционный контур, связанный с оперированием в пространстве;

4. Сексуально-социальный контур, связанный с родительским статусом и воспитанием детей;

5. Контур наслаждения, связанный с ощущением времени тела

6. Контур экстаза, связанный с неврологическим временем;

7. Нейрогенетический контур, связанный с ощущением времени жизни вида.

На каждой хронологической стадии принимается новый импринт*

1. Каждый импринт определяет позитивный и негативный фокус для последующего кондиционирования*

2* активированного нервного контура.

Нервная деятельность — это химико-электрические взаимодействия. Каждый контур нервной системы запрограммирован кодом ДНК на адаптацию в физических условиях нашей планеты с учетом асимметрии человеческой анатомии.

Исследуем подробнее каждый из контуров мозга.

Глава седьмая. Биовыживательный контур.

“Мы в безопасности”.

Биовыживательный контур отвечает за вегетативные жизненные процессы и ориентирован на получение внешнего удовлетворения. Биовыживательный импринт, возникающий в первые дни после рождения, закрепляет понятия “безопасности” и “опасности” во внешнем мире. Горизонтальная асимметрия человеческого тела определяет вектор “приближения — избегания”. Тело приближается к тому, что благоприятно, и уходит от того, что неблагоприятно. Все, что впереди — “безопасно”, а все что сзади — “опасно”.

Первый нервный контур у человека воспроизводит первую филогенетическую стадию в эволюции вида, зачаточную нервную систему одноклеточных организмов, ориентированную па “приближение” или “избегание”.

Первый импринт сфокусирован на материнской фигуре и определяет знак этого фокуса. Бели окружающая ребенка среда удовлетворяет его потребности в пище, тепле, покое, защите, то это закладывает фундамент для установки на последующее доверие к внешнему миру. Если новорожденный попадает в неблагоприятную “среду”, — холод, боль, постоянное беспокойство, страдания, шум и нервное возбуждение, он поворачивается к такому окружению спиной и не импринтирует людей в качестве источника безопасности и жизненной энергии. В результате возникает устойчивая неспособность взаимодействовать с внешним миром.

Первый нервный контур появляется в течение “критического периода” первых дней после рождения. Импринт устанавливает позитивный и негативный фокусы, вокруг которых происходит формирование условных рефлексов, или кондиционирование. Если материнская фигура импринтируется как опасность, все стимулы и раздражители, которые связываются с матерью (и другими людьми), воспринимаются как опасные.

В соответствии с этой теорией, человека, страдающего так называемым аутизмом, или детской шизофренией, можно более эффективно диагностировать и лечить, если относиться к нему как к шизофренику первого контура, или биовегетативному шизоиду. Проблема младенческой шизофрении заключается в том, что такой ребенок импринтирует людей как негативно-опасных, что, в свою очередь, препятствует возможности применять по отношению к нему стандартные методы обучения. Решением проблемы может стать приостановка действия этого импринта и замещение его новым импринтом, содержащим позитивную установку по отношению к матери. Приостановка действия импринтов и помощь в выполнении переимпринтирования выполняется за счет разрыва биохимических синаптических связей, которые определили программирование нервного контура.

Психоделические вещества, например ЛСД, приостанавливают действие импринтов и кондиционированных цепочек. После того, как ЛСД назначается ребенку, страдающему аутизмом, мать или родительская фигура в течение восьми часов не должна отходить от ребенка. Она должна излучать тепло, нежность, покой, безмятежность, ласкать и кормить такого ребенка.

Послание нового импринта гласит: “Ты в безопасности”, “Мы в безопасности”. Так устанавливается новый импринт с позитивным отношением к людям, который мать продолжает закреплять установками “безопасности”. Три или четыре опыта переимпринтирования с помощью ЛСД в сочетании с последующим подкреплением устойчивыми стимулами “безопасности” гарантируют сохранение позитивного импринта и системы кондиционирования первого контура.

Глава восьмая. Эмоционально-двигательный контур.

“Мы свободны”.

Эмоционально-двигательный контур оказывает посреднические функции при развитии мышечной силы тела и освоении телом гравитации. Импринт движения, мобильности и эмоций возникает тогда, когда мышечное развитие ребенка позволяет ему ползать. Этот импринт фиксирует такое измерение во внешнем мире, как “выше меня” и “ниже меня”. Этот импринт имеет дело с вертикальной (голова — ноги) асимметрией человеческого тела. Комбинация параметров второго импринта с параметрами “приближения — избегания” первого импринта определяет модель двумерного движения, на которую накладывается последующее эмоциональное кондиционирование. Все эмоции это ни что иное, как варианты двумерной координатной сетки с осями “приближение избегание” и “выше ниже”.

С филогенетической точки зрения второй нервный контур эволюционировал в ранний палеозойский период (пятьсот миллионов лет назад), когда первые позвоночные и земноводные начали подниматься вдоль вертикали, преодолевая силу гравитации. Способность доминировать, передвигаться и демонстрировать превосходящую силу стала козырной картой выживания.

Таким образом, эмоциональный контур нервной системы человека — это механизм, который включается в работу в чрезвычайных ситуациях. Когда человек действует, руководствуясь эмоциями, он возвращается на самую примитивную фазу животной ярости или ужаса.

Эмоциональный контур работает при посредничестве симпатической, или аварийной, нервной системы, которая оттягивает энергию и сознание от вегетативной парасимпатической нервной системы и от высших контуров.

Ощущение страха запускает в работу симпатическую нервную систему, которая интенсивно мобилизует защитное или агрессивное поведение. У молодого животного эмоциональный импринт впервые закрепляется в тот момент, когда оно сталкивается с раздражителем, вызывающим ужас и угрожающим его свободному передвижению. Состояние, при котором импринтирование и последующее кондиционирование связывает страх или гнев с неподходящими фигурами или ситуациями, характеризует шизофреника второго контура. Люди, которым свойственно проявлять вспышки дикой ярости или же испытывать иррациональные страхи, плохо импринтированы. Действие этих импринтов часто усугубляется тяжелыми импринтами частичного аутизма и психической неустойчивости со стороны первого контура безопасности.

При использовании приводимой здесь теории лечение эмоциональной шизофрении не представляет особого труда. Прием ЛСД приостанавливает действие импринтов страха, и человека всеми возможными способами искренне убеждают, или он сам себя убеждает, что нет никаких ограничений, что бояться нечего. “Мы свободны”. Спокойное, невозмутимое, стимулирующее уверенность и мужество поведение со стороны окружения во время переимпринтирования человека “вылечивает” страх и гнев, характерные для второго контура мозга.

Сейчас в нашей социальной жизни господствуют страх и гнев, которые ограничивают нашу свободу. Эти реакции легко корректируются, если опираться на современное знание в области нейрологики и фармакологии.

К несчастью, страх и сдерживаемый гнев могут превратиться в болезненную манию, закрепляемую политиками-шизофрениками и экономической системой, которая строится на ограничении свободы, запугивании и провоцировании буйного поведения.

Глава девятая. Ментально-манипуляционный контур.

“Мы в порядке”.

Ментально-манипуляционный контур оказывает посреднические функции при выполнении филигранных мышечных действий и отвечает за речь. Это становится возможным при доминировании коры одного из полушарий головного мозга. Ловкость рук подразумевает преимущественное оперирование правой рукой и контроль со стороны коры левого полушария головного мозга. Мышление — это мысленный разговор, беззвучная речь, бесшумное открывание и перекрывание гортанной щели. Манипуляционный контур импринтируется в тот период, когда ребенок учится говорить и выполнять точные односторонние движения. Импринт третьего нервного контура в сочетании с импринтами первых двух контуров определяет трехмерную модель мышления и шесть способов познания мира:

1) улавливание раздражителей;

2) отторжение;

3) приятие;

4) копирование;

5) связывание;

6) разделение раздражителей.

В дальнейшем мы увидим, что каждое из этих действий может быть полезным с точки зрения выживания — для развития манипуляционной ловкости и зачатков речи у приматов.

Кора головного мозга с односторонним доминированием, управляющая ловкостью рук, появилась примерно два миллиона лет назад, когда человечество начало использовать каменные и костяные орудия труда. Этот период считается началом символьной деятельности.

Третий импринт определяет, какая сторона коры, какая рука и какой из шести типов познания мира станут преобладающими.

Невозможно переоценить важность той роли, которую играет окружение ребенка в момент, когда он начинает разговаривать. Именно это окружение определяет, какой способ познания мира будет импринтирован. Ребенок берет пример с взрослых и сверстников. Если окружение чем-то угрожает ребенку и ограничивает его свободу, а родительская модель мышления отвергается, у ребенка импринтируется и развивается недоверчивость, уклончивость и подражательность.

К пяти годам импринтирование и кондиционирование третьего контура полностью определяют стиль мышления ребенка. Дальнейшее обучение, каким бы стимулирующим оно ни было, почти не изменяет эту модель мышления на протяжении всей жизни.

Непрологика утверждает, что есть только один способ “изменить стереотип мышления”. Понимая принципы последовательного импринтирования и сознательного переимпринтирования при помощи фармакологических препаратов, человек может выбрать желаемую модель мышления. В шестидесятые годы миллионы американцев и европейцев самостоятельно изменяли свой тип мышления, принимая психоделики в интеллектуальной и философской атмосфере. Эту атмосферу генерировали вокруг себя такие кумиры, как Боб Дилан, “Битлз”, “Роллинг Cmoyнз”, восточные гуру и глашатаи футуризма. Следствия этой нейрологической революции вызвали столь яростные споры и беспорядки в обществе, что придется ждать прихода нового поколения психологов и социологов, которые смогут дать им непредвзятую оценку.

Итак, интеллектуальная шизофрения третьего контура, умственная отсталость и тип символьно-манипуляционного мышления определяются импринтом третьего нервного контура, который фиксируется у ребенка в возрасте трех — пяти лет. Дальнейшее обучение не может изменить импринтированную модель мышления. Без переимпринтирования перекондицнонирование невозможно. Никакое “позитивное закрепление” не изменит установленную нервную программу. Колоссальный нервный потенциал мозга позволяет предположить, что экспоненциальный взлет и квантовый скачок в развитии интеллекта станет возможными тогда, когда психологи и нейрологики начнут применять на практике наше знание о последовательном импринтировании и переимпринтировании. Наши знания о внушаемости, уязвимости и возможности переимпринтирования нервной системы позволяют понять, насколько большую роль играет обстановка, окружение и символьные модели для изменения сознания.

Глава десятая. Социополовой контур.

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 25 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.