WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 42 |

Стратегией ранних всеядных гоминидов былоупотреблять в пищу все, что казалось похожим на еду, и извергать через рвотувсе, что невкусно. Растения, насекомые и мелкие животные, оказавшиесясъеденными в результате такого подхода, включались затем в диету. Меняющаясядиета, или всеядность, означает подверженность непрестанному изменениюхимического равновесия. Организм может регулировать это равновесие с помощьювнутренних процессов, но в конечном счете мутагенные влияния нарастают изначительно большее, чем обычно, число генетически вариантных индивидовприносится в жертву естественному отбору. Результатом же этого отбора являютсяускоренные изменения нервной организации, состояний сознания и поведения. Ниодно изменение не является постоянным, каждое дает место другому. Все находитсяв потоке.

Симбиоз.

Как растения влияли на развитие людей иживотных, так и растения, в свою очередь, подвергались влиянию. Это совместноеэволюционирование вызывает в памяти идею симбиоза. Понятие “симбиоз” имеетнесколько значений. Я пользуюсь им для обозначения определенного отношениямежду двумя видами, которое обеспечивает взаимную выгоду их членам.Биологический и эволюционный успех одного вида связан с успехом другого иповышает его. Эта ситуация противоположна паразитизму, и счастлив тот паразит,который сможет развиться в члена симбиотического союза. Отношения симбиоза, вкоторых каждый из участников нуждается друг в друге, могут быть тесносвязанными генетически, или, же связь эта может быть несколько более свободной.Хотя взаимодействия “человек — растение” по характеру взаимной выгоды были симбиотичны, они небыли запрограммированы генетически, по сравнению с примерами подлинногосимбиоза из мира природы они выглядят как глубинное привыкание.

Одним из примеров генетически связанных, аследовательно, подлинно симбиотических отношений является анемонная рыбка— Amphiprion ocellaris, которая проводит жизнь вблизи некоторых видов морских анемонов.Рыбка эта защищена анемонами от крупных хищников, а запас пищи анемоновпополняется благодаря этим рыбкам, так как они завлекают более крупных рыб взону, где питаются анемоны. Когда такое взаимоприемлемое “соглашение” имеетместо в течение долгого времени, оно в конце концов как бы закрепляетсяпостепенным размыванием явных генетических различий между симбиотическимипартнерами. В результате один организм может действительно стать частьюдругого, подобно тому как митохондрия — силовая станция живой клетки— соединилась вклетке с другими структурами. Сама же митохондрия — это отдельный генетическийкомпонент, происхождение которого можно проследить до свободно плавающихэукариотных бактерий, которые когда-то, сотни миллионов лет назад, былинезависимыми организмами.

Другой случай симбиоза, который поучителени может иметь глубокий смысл для нашей собственной ситуации, — это отношение между муравьями,разрезающими листья, и грибами вида basidiomycete.Вот что говорит Э.О. Уилсон об этих отношениях.

В конце тропы нагруженные фуражиры мчатсявниз, к отверстию гнезда, в толпу напарников по гнезду, по извилистым каналам,которые заканчиваются вблизи карниза со сливом футов на 15 или более. Онибросают куски листа на пол камеры, чтобы их подхватили рабочие муравьипомельче, которые разрезают листья на кусочки размером примерно по миллиметру.Другие муравьи, еще помельче, в считанные минуты подбирают эти кусочки,размельчают их и превращают во влажные катышки, а затем осторожно вставляют этикатышки в массу подобного же материала. Масса эта колеблется в размере отсжатого кулака до головы человека; она испещрена каналами и напоминает серующетку для уборки. Это — муравьиный огород. На его поверхности растет симбиотический гриб,который вместе с соком листа составляет единственное питание муравьев. Грибстелется, как белый иней, погружая свои гифы влиственную пасту для переваривания избыточной целлюлозы и протеинов,Содержащихся там в частично растворенном виде.

Процесс “огородничества” продолжается.Рабочие муравьи, еще мельче только что описанных, снимают прядки гриба с густопокрытых им мест и внедряют во вновь созданные поверхности. Наконец самыемелкие и самые многочисленные обходят пласты этих грибовых прядок, деликатнозондируя их своими усиками, вычищая их поверхность и вырывая споры игифы чуждых видов плесени. Эти карлики способны пройти через самыеузкие каналы глубоко внутрь “огородной” массы. Время от времени они выдергиваютиз гриба пучочки и выносят своим более крупным напарникам погнезду.

Ни какое другое живое существо не развилоспособность превращать свежую растительность в грибы. Это эволюционное событиепроизошло лишь однажды, миллионы лет назад, где-то в Южной Америке. Оно даломуравьям огромное преимущество: они получили возможность высылатьспециализированных рабочих для сбора растительности, сохраняя основную массусвоей популяции в безопасности в подземных убежищах. В результате все вместевзятые виды разрезающих листья муравьев, включая 14 видов рода Atta и 23 вида рода Асrотуrтех, доминируют на большей частиамериканских тропиков. Они поглощают больше растительности, чем любая другаягруппа мира животных, включая более распространенные виды гусениц, кузнечиков,птиц и млекопитающих. /Edward O. Witson, Biophilia (Cambridge. Mass.: HarvardUniversity Press. 1984). p. 33/

Мы можем простить Уилсону, выдающемусяпредставителю социобиологии, мнение, что животные и гриб образоваливзаимовыгодные отношения лишь раз в истории Земли. Его описание отношениймуравьиного общества с грибной агрокультурой предвосхищает основные соображениямоей попытки пересмотреть наши собственные сложные отношения с растениями. Ибо,как мы увидим, обратной стороной медали образа жизни кочевых пастухов былавозросшая доступность психоактивных грибов и увеличение объема их потребления.Подобно земледельческой активности муравьев, стереотипы поведения кочевниковхорошо помогали некоторым грибам расширять сферу своегораспространения.

Новый взгляд на человеческуюэволюцию.

Первые встречи между гоминидами и грибами,содержащими псилоцибин, могли на миллион или более лет предшествоватьприручению крупного рогатого скота в Африке. И в этот период в миллион лет людине только собирали и ели грибы, но, вероятно, стали придавать им культовоезначение. Но приручение диких животных (огромный шаг в эволюции человека),поставив людей в более близкие отношения с животными, повлекло за собой ирасширение контактов с грибами, поскольку грибы эти росли только на пометекрупного рогатого скота. В результате взаимная межвидовая зависимость (человек— гриб) обогатилась иуглубилась. Это было время, когда зарождались религиозные ритуалы, появилиськалендарь и натуральная магия.

Вскоре после того, как люди встретились свизионерскими грибами африканских пастбищ, мы, подобно муравьям, тоже сталидоминирующим видом своей области и тоже научились “сохранять основную массусвоей популяции в безопасности в подземных убежищах”. В нашем случае убежищамиэтими стали обнесенные стеной городища.

Размышляя над ходом эволюции человека,некоторые внимательные наблюдатели подвергли сомнению сценарий, предлагаемыйнам антропологами. Эволюция высших животных занимает/ длительные периоды, редкооперируя периодами менее миллиона/ лет. Чаще это десятки миллионов. Нопроисхождение современных людей от высших приматов — с огромными изменениями,отразившимися на размере мозга и поведении, — заняло менее трех миллионов лет.Физически за последнюю сотню тысяч лет мы изменились очень мало. Нораспространение культур, социальных институтов и языковых систем произошлонастолько быстро, что современные биологи-эволюционисты едва ли смогутобъяснить причину этого. Большинство из них даже и не пытается этосделать.

Возможно, отсутствие определеннойтеоретической модели и неудивительно; мы многого не знаем о сложной ситуациисреди гоминидов накануне появления на эволюционной сцене довременныхчеловеческих существ. Биологические и ископаемое данные однозначно указывают нато, что человек произошел от предков-приматов, не отличающихся радикально отеще сохранившихся видов, и, тем не менее, Homosapiens стоит на целую Ступень выше прочихвидов.

Размышление о человеческой эволюции вконечном счете означает размышление об эволюции человеческого сознания. Каковыже в таком случае истоки человеческого ума Некоторые исследователи в своихобъяснениях делают акцент на первичности культуры. Они указывают на нашиуникальные языковые и символические способности, на использование нами орудийтруда и на умение накапливать информацию эпигенетически (а это — песни, искусство, книги,компьютеры), творя тем самым не только культуру, но и историю. Другие же,будучи сторонниками более биологического подхода, подчеркивают нашифизиологические и нейрологические особенности, в том числе исключительнобольшой размер и сложность человеческого неокортекса, значительная частькоторого посвящена сложным лингвистическим операциям, накоплению и поискуинформации, а также связана с моторными системами, управляющими такими видамидеятельности, как речь и письмо. Сравнительно недавно были обнаруженывзаимодействия по типу обратной связи между культурным влиянием и биологическимонтогенезом, которые ответственны за некоторые особенности человеческогоразвития, вроде продолжительного периода детства и юности, запоздалогонаступления половой зрелости и упорного присутствия многих, по сути дела,неонатальных характеристик во взрослой жизни. К сожалению, соединение этихточек зрения все еще не привело к признанию того, что психоактивные ифизиологически активные составляющие нашей диеты могут иметь влияние наизменение генома.

Три миллиона лет назад благодаря сочетаниюобсуждаемых выше процессов в Восточной Африке существовали по крайней мере триотчетливо различимых вида протогоминидов. Это были Homo africanus, Homo boisei и Homorobustus. В это же время из разделения видов возник ивсеядный Homo habilis— первый настоящийгоминид, что привело также к появлению двух видовчеловекообезьян-вегетарианцев.

Места обитания наших предков расширялисьмедленно; ранние гоминиды продвигались через мозаику лугов и лесов. Этисущества, чей мозг по пропорциям был лишь слегка крупнее, чем у шимпанзе, ужеходили прямо и, вероятно, переносили с собой пищу и орудия труда от однихлесных участков к другим, продолжая их разрабатывать в поисках клубней инасекомых. Руки у них были длиннее наших, а сила захвата гораздо больше.Переход к вертикальному положению и первое вступление в луговую нишу произошлираньше — где-то между9-ю и 5-ю миллионами лет тому назад. К сожалению, у нас нет ископаемыхдоказательств более раннего периода.

Гоминиды, вероятно, расширяли своюпервоначальную диету, состоявшую из плодов и мелких животных, за счеткорнеплодов — клубнейи луковиц. Обычная палка помогала доставать этот прежде неиспользуемый источникпищи. Современные бабуины в саванне кормятся в определенные сезоны в основномлуковичными растениями. Шимпанзе, уходя в саванну, добавляют в свою диетузначительное количество бобов. И бабуины, и шимпанзе охотятся совместно,добывая мелких животных. Однако, охотясь, они обычно не пользуются никакимиорудиями, и нет доказательств, что и ранние гоминиды ими пользовались. Ушимпанзе, бабуинов и гоминидов охота, судя по всему, мужская деятельность.Ранние гоминиды охотились и вместе, и в одиночку.

С Homohabilis началось внезапное и таинственное увеличениеразмеров мозга. Мозг Homo habilis весил в среднем 770 грамм/ (27,5 унций) в сравнении с 530граммами (19 унциями) у конкурирующих с ними гоминидов. Последующие два счетвертью миллиона лет привели к необычайно быстрой эволюции размеров/исложности мозга. Примерно к периоду от 750 тысяч до 1,1 миллиона лет назадширокое распространение получил новый тип гоминида — Homoerectus. Объем мозга этогонового гоминида составлял 900—1100 грамм (2—2,4 фунта). Убедительно доказано, что Homo erectus пользовался орудиями трудаи обладал определенной рудиментарной культурой. В пещере Чжоукоудянь в Китаеимеются явные доказательства использования огня (обгорелые кости) — факт, указывающий наприготовление пищи. Кости относят к Homoerectus, который был самымранним гоминидом, покинувшим Африку около миллиона лет назад.

Старые теории допускали, что современныйчеловек произошел от Homo erectus в разных местах планеты. Однако современныеприматологи-эволюционисты все более склоняются к тому, что Homo sapiens появился также в Африкекаких-нибудь 100 тысяч лет назад и совершил оттуда второе великое расселение повсей планете. В Приграничной пещере и в пещере у устья реки Класиес (ЮжнаяАфрика) имеются доказательства того, что самый древний из современныхHomo sapiens жил всмешанной зоне лесов и лугов. Пытаясь наряду с другими исследователями понятьэтот важный переход, Чарльз Дж. Ламсден и Эдвард О. Уилсон писали.

Специалисты в области экологии поведенияпостепенно разработали теорию, объясняющую, почему был совершен переход кпрямохождению, которая объясняет и большинство других отличительныхбиологических черт современного человека. Самые первые человекообразныеобезьяны перемещались из тропического вечнозеленого леса на более открытыесезонные места обитания, где перешли к исключительно наземному существованию.Они сооружали стоянки и становились зависимыми от разделения труда, согласнокоторому кто-то —возможно, женщины —перемещались меньше, посвящая больше времени заботе о молодом поколении; другиеже — в первую очередьили исключительно мужчины — рассредотачивались в поисках пищи. Ходьба на двух ногах(бипедализм) обеспечивала значительное преимущество в передвижении по открытойместности. К тому же это освобождало руки, позволяяпрародителям-человекообезьянам пользоваться орудиями труда и переносить добытыхживотных и иную пищу в базовый лагерь. Распределение пищи и соответствующиеформы взаимных обменов становились центральными процессами общественной жизничеловекообезьян наряду с тесными, долгосрочными половыми связями и повышеннойсексуальностью, которые были поставлены на службу продолжения рода. Многие изсамых различных форм человеческого общественного поведения являются продуктомэтого тесно переплетенного комплекса адаптации. / Charles J. Lumsden and Edward0. Wilson. Promethean Fire: Reflections on the Originof Mind (Cambridge, Mass.: Harvard University Press,1983). p. 33/

Вслед за одним развитым типом гоминида вэволюционной лаборатории Африки следовал другой, и, начиная с Homo erectus, представители каждого из типов рассеивались в межледниковыепериоды по евроазиатским просторам. При каждом оледенении миграция из Африкиприостанавливалась; в африканских условиях вследствие мутационных изменений,вызванных экзотическими диетами, и естественного отбора, связанного сизменениями климата, появлялись новые гоминиды.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.