WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 36 | 37 || 39 | 40 |   ...   | 42 |

Призыв к возрождению Архаичного— это боевой призыв квозвращению нашего права по рождению, каким бы неудобным оно нам ни казалось.Это призыв к пониманию того, что жизнь без психоделического опыта, на которомосновывался первозданный шаманизм, есть жизнь, ставшая тривиальной,отверженной, порабощенной “эго” и его страхом растворения в той таинственнойматрице чувствования, которая представляет собой все, окружающее нас. Именно ввозрождении Архаичного состоит действительное разрешение нами историческойдилеммы.

Более того, сегодня ясно, что новыеусовершенствования во многих областях — в том числе и в пограничнойсфере “сознание/техника”, в фармакологии разного рода синтетических средств, вхранении данных, образной символике и методах поиска информации — накапливаются в потенциалсоздания поистине демонического или ангельского образа нашей культуры. Те, ктонаходится на демонической стороне этого процесса, вполне сознают этот потенциали рвутся вперед в своих планах захвата технических высот. Это положение,оказавшись в котором, они надеются обратить почти всех в доверчивыхпотребителей. В этом обществе коричневого фашизма никому не избежать фабрики“имиджей”.

Шаманский ответ, ответ Архаичного, ответчеловеческий на эту ситуацию должен состоять в том, чтобы отыскать рычагискусства и надавить на него до конца. В этом состоит одна из первичных функцийшаманизма, и эта функция великолепным образом синергизируется психоделиками.Если психоделики —это экзоферомоны, которые растворяют владычествующее “эго”, то они также иферменты, которые приводят в синергию человеческое воображение и наделяют силойязык. Они заставляют нас соединять и переорганизовывать содержаниеколлективного ума все более удивительным, прекрасным и естественноосуществляющимся способом.

Если мы всерьез настроены на возрождениеАрхаичного, то мы нуждаемся в новой парадигме, которая быстро продвинула бы насвперед через этот нелегкий исторический момент, затрудняющий и препятствующий,как мы чувствуем, появлению более открытого, более человечного, болеезаботливого измерения, которое стремится родиться. Наше чувство политическогодолга, необходимость преображения или спасения коллективной души человечества,наше желание связать конец истории с ее началом — все это должно побудить нас нато, чтобы взглянуть на шаманизм как на некую образцовую модель. В современномсостоянии планетарного кризиса нам нельзя не принять всерьез его методы, дажете, которые могут поколебать наши божественно предписанные полицейскиезаветы.

Расширение сознания.

Еще до введения Хамфри Осмондом термина“психоделический” существовало рапространенное феноменологическое описаниепсиходеликов; их называли “средствами расширения сознания”. По-моему, это оченьхорошее описание. Взглянем на нашу планетарную ситуацию. Если расширениесознания не возникнет на горизонте человеческого будущего, какое же это будетбудущее По-моему, пропсиходелическая позиция наиболее фундаментально угрожаетистэблишменту, поскольку, если ее глубоко и логично продумать, это позицияантинаркотическая, позиция антипристрастия. И не заблуждайтесь на этот счет:дело в наркотиках. Насколько вы будете наркотизированы Или, скажем иначе,насколько вы будете сознательны Кто будет сознателен Кто будет бессознателен

Нам нужно удобное определение того, что мыподразумеваем под “наркотиками”. Наркотик — это то, что вызываетнепросматриваемое, одержимое и привычное поведение. При одержимости поведениене исследуют, не просматривают, его просто проявляют. И ничему не позволятстать на пути удовлетворения. Это такая жизнь, за которую нам приходитсярасплачиваться на всех уровнях. Быть начеку, потреблять и снова быть начеку ипотреблять. Выбор психоделический стоит особняком, где-то в скромном уголке, ио нем никто никогда не упоминает, тем не менее, он представляет собойединственный противоток тенденции оставить людей в “сконструированных”состояниях сознания. Но не в их собственной конструкции, а в конструкцииМэдисон-авеню, Пентагона, пятисот корпораций Форчуна. Это не просто метафора— так с намидействительно происходит.

Глядя на Лос-Анджелес с борта самолета, явсякий раз отмечаю, что он похож на какую-то печатную схему: все эти извилистыедороги и тупики, все с теми же установленными в них маленькими модулями. С техпор как существуют подписка на “Ридерсдайджест” и телевидение, все эти модули сутьвзаимозаменимые части внутри огромной машины. Это та кошмарная реальность,которую предвидели Маршалл Макклюэн, Уиндом Люис и другие: сделать из публикистадо. У публики нет ни истории, ни будущего, публика живет в золотоммгновении, творимом кредитной системой, которая неотвратимо опутывает еепаутиной иллюзий, никогда не подвергаемых критике. Это окончательное следствиеразрыва симбиотической связи с матрицей планеты, матрицей Геи. Это следствиеотсутствия содружества; это наследие дисгармонии между полами; это смертельнаяфаза долгого погружения в бессмысленность и отравленное экзистенциальноесмятение.

Честь вручения нам средств сопротивленияэтому ужасу принадлежит невоспетым героям — ботаникам и химикам, такимлюдям, как Ричард Шульц, Уоссоны и Альберт Хофман. Благодаря им, мы в этотсамый хаотичный из веков получили в свои слабые руки средства, позволяющиечто-то делать в своем затруднительном положении. Психология же самодовольнопомалкивает. Психологи вот уже пятьдесят лет довольствуются построением теорийповедения, в глубине души понимая, что потенциально оказывают фатальнуюмедвежью услугу достоинству человека, игнорируя возможностипсиходеликов.

Война наркотикам.

Именно сейчас настал момент услышать,учесть и попытаться прояснить мнение по этим вопросам. Какое-то время имелиместо общие нападки на “Билль о правах” под предлогом так называемой войнынаркотикам. Почему-то проблема психоактивных веществ стала для общества ещедаже более пугающей, более коварной, чем в свое время коммунизм. Качествориторики, исходящей из психоделической общины, следует радикально улучшить.Если этого не сделать, мы утратим возможность использования нашего права порождению, и будет закрыта всякая возможность исследования психоделическогоизмерения. Как это ни иронично, трагедия эта может произойти как некоеподстрочное примечание к запрещению синтетических и способствующих пристрастиюнаркотиков. Никогда не будет лишним заявить, что вопрос психоделиков— это вопросгражданских прав и гражданских свобод. Это вопрос, связанный с самой главной изчеловеческих свобод—свободой религиозной практики и частного выражения индивидуальногоразума.

Когда-то говорили, что женщинам нельзядавать право голоса, иначе общество погибнет. А до того короли не моглиуступить свою абсолютную власть: иначе будет хаос. А теперь нам говорят, чтонельзя легализовать психоактивные вещества, так как иначе произойдет распадобщества. Это абсолютная бессмыслица. Как мы видели, человеческую историю можноописать как серию отношений с растениями, отношений установленных и порванных.Мы исследовали многие пути, на которых жестоко сталкивались растения, веществаи политика — отвлияния сахара на коммерцию до действия кофе на современного служащего, отбританского опийного давления на население Китая до использования ЦРУ героина вгетто, чтобы вызвать разногласия и недовольство.

Наша история является историей отношений срастениями. Ее уроки можно сделать осознанными, внести в социальную политику ииспользовать для созидания более благополучного, осмысленного мира, или же ихможно отвергать, как это случилось с человеческой сексуальностью, обсуждениекоторой запрещалось до тех пор, пока работы Фрейда и других не вынесли ее навсеобщее обозрение. Эта аналогия уместна, поскольку усиление способностипознавательного опыта, возможное благодаря растительным галлюциногенам, воснове своей настолько же фундаментально для сущности человека, насколько исексуальность. Вопрос о том, как скоро мы разовьемся в зрелое сообщество,способное обратиться к этим темам, целиком и полностью зависит отнас.

Гиперпространство и свободачеловека.

Чего больше всего боятся те, кто защищаетне работающее луддитское решение типа “просто скажите нет”, так это мира, в котором встолкновении с индивидами и популяциями, одержимыми психоактивными веществами,и нескончаемым поиском самоудовлетворения растворятся все традиционныеобщественные ценности. Нам не следует исключать этой слишком реальнойвозможности. Но следует отвергнуть идею о том, будто такого, тревожного, пообщему мнению, будущего можно избежать охотой на ведьм, запрещениемисследований и истеричным распространением дезинформации и лжи.

Психоактивные вещества с незапамятныхвремен были частью галактики культуры. И только с появлением технологий,способных очищать и концентрировать активные компоненты растений и растительныхпрепаратов, вещества эти отделяются от общей ткани дел культуры и вместо этогостановятся своего рода бичом.

В каком-то смысле наша проблема— это не проблемапсихоактивных веществ, а проблема управления нашей технологией. Ожидает ли насв будущем появление новых синтетических веществ, в сто, а то и тысячу раз болееспособных вызывать пристрастие, чем героин или крэк Ответом будет абсолютное“да”, если мы не осознаем и не исследуем присущую человеку потребность вхимической зависимости, а затем не отыщем и не одобрим какие-то пути выраженияэтой потребности. Мы открываем, что человеческие существа — творения химической привычки, стем же ужасным недоверием, с каким викторианцы открыли, что люди — создания сексуальной фантазии иодержимости. Этот процесс встречи с самими собой как с видом — необходимое предварительноеусловие создания более гуманного общественного и природного порядка. Важнопомнить, что приключение такой встречи с собой не начинается с Фрейда и Юнга иими не кончается. Аргумент, старательно развиваемый в этой книге, состоит втом, что следующая ступень в деле понимания себя может возникнуть лишь тогда,когда мы учтем нашу врожденную и законную потребность жить в атмосфере, богатойпсихическими состояниями, вызываемыми по своей воле. Я уверен в том, что мыможем положить начало этому процессу путем пересмотра источников своегопроисхождения. И действительно, я приложил большие усилия, чтобы показать, чтов среде Архаичного, в которой впервые возникла саморефлексия, мы находим ключик истокам нашей беспокойной истории.

Что тут нового.

Галлюциногенные индолы, неизученные изаконом запрещенные, представлены здесь в качестве агентов эволюционногоизменения. Это агенты биохимические, чье конечное воздействие осуществляется нена непосредственный опыт индивида, а на генетическую конституцию вида. В первыхглавах было уделено внимание тому факту, что повышение остроты зрения,улучшение возможности размножения и усиление стимуляции протолингвистическихфункций мозга суть логические следствия включения псилоцибина в пищу древнегочеловека. Если бы можно было доказать идею о возникновении человеческогосознания в связи с опосредованной индолами синергией нейроразвития, тоизменились бы и наш образ себя, и наше отношение к природе, и теперешняядилемма относительно потребления психоактивных веществ в обществе.

Мы не можем решить ни “проблемунаркотиков”, ни проблему уничтожения окружающей среды, ни проблему запасовядерного оружия, пока наш образ себя как вида не будет вновь связан с Землей.Дело это, в первую очередь, начинается с анализа уникального сочетания условий,которые необходимы для организованности животного, чтобы сделать скачок косознанной саморефлексии. Когда понято главное значение опосредованногогаллюциногенами симбиоза “человек—растение” в сценарии наших истоков, мы в состоянии понять и своетеперешнее состояние невроза. Усвоение уроков, содержащихся в тех давних иформирующих событиях, может заложить основу для принятия решений не толькоотносительно необходимости управления в обществе потреблением излоупотреблением веществ, но и относительно нашей глубокой и возрастающейпотребности в духовном измерении жизни.

Опыт ДМТ.

Ранее в этой главе ДМТ отмечался как особоинтересное соединение. Что же можно сказать о ДМТ-переживании и о ДМТ в связи снашей духовной опустошенностью Предлагает ли он нам какие-то ответыПредставляют ли триптамины кратковременного действия какую-то аналогию экстазуобщества партнерства до того, как Эдем стал лишь воспоминанием И еслипредставляют, что же можно об этом сказать

Всякий раз одно впечатляло меня во многихмоих прорывах в мир галлюциногенных индолов, что, в общем, остается неупомянутым: преображение способности изложения и самого языка. Переживание,захватывающее все существо, проскальзывающее под покров экстаза ДМТ, ощущаетсякак проникновение через какую-то мембрану. Ум и “я” буквально разворачиваютсяперед глазами. Такое ощущение, будто обновился, хотя и не изменился, как будтобыл сделан из золота и просто перековался в новую форму в горниле своегорождения. Дыхание нормальное, сердцебиение ровное, ум ясный и наблюдательный.Но что это за мир Что воспринимают чувства

Под влиянием ДМТ мир становится арабскимлабиринтом, дворцом, каким-то более чем возможным марсианским сокровищем,наполненный мотивами, затопляющими изумленный ум многосложным бессловеснымвосторгом. Цвет и ощущение раскрывающей реальность тайны буквально пронизываютвсе переживание. Есть ощущение иных времен, а также собственного детства, чуда,чуда и еще раз чуда. Это аудиенция у чужестранца-нунция. В гуще этогопереживания, очевидно, в конце человеческой истории, сторожевые врата, которыекак бы открываются под ревущим вихрем невыразимой межзвездной пустоты вВечность.

Pages:     | 1 |   ...   | 36 | 37 || 39 | 40 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.