WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 33 | 34 || 36 | 37 |   ...   | 42 |

Исследование галлюциногенных индоловдатируется двадцатыми годами нашего столетия. Подлинный ренессанспсихофармакологии имеет место в Германии. В этой атмосфере Левин и другиезаинтересовались гармином — индолом, единственным источником которого считалась Banisteriopsis caapi, древесная лиана, с которой столкнулся Ричард Спрус почти за 80лет до этого. Конечно же, последняя опубликованная работа Левина “Банистериа каапи — новый, вызывающий опьянение яд и лечебное средство” отражает его зачарованность этим растением. Она вышла в 1929 году.Волнение Левина и его коллег было понятным: этнографы и среди них немец ТеодорКох-Грюнберг вернулись с Амазонки с сообщениями о том, что некоторые племенаиспользуют вызывающие телепатию растительные средства для определения верногопути своего общества. В 1929 году химики Э. Перро и М. Раймонд-Гаме выделилиактивный агент из Banisteriopsis caapi и назвали его телепатином. Спустя десятилетия, в 1957 году,исследователи пришли к выводу, что телепатин тождественен гармалину,извлеченному из Peganum harmala, и в официальном употребленииутвердилось название гармин.

В 30-х годах энтузиазм по отношению калкалоидам гармалы в общем-то поубавился, равно как и интерес кэтнофармакологии. Но были и исключения. Среди интересующихся оказалсяавстрийский эмигрант Блас Пабло Реко, урожденный Блазиус Пауль Реко, живущий вМексике.

Реко был личностью с широким кругоминтересов. Бродячая жизнь привела его в США, в Эквадор и наконец в мексиканскийштат Оахака. Там он увлекся этноботаникой и тем, что сегодня называетсяархеоастрономией —изучением наблюдения мира звезд древними культурами и их отношения к нему. БласПабло Реко был внимательным наблюдателем использования растений местнымиплеменами, среди которых ему довелось жить. В 1919 году в своем опровержении настатью Уильяма Сэффорда Реко заявил, что для вызова видений шаманы народовмикстеков и масатеков все еще используют по традиции не пейот, агаллюциногенный гриб. / Ср.: Victor A. Reko, Magische Gife, Rausch'undBetaubungsmittel der neuen Welt (Berlin: Express Edition. 1987)/ В 1937 годуРеко послал шведскому антропологу и куратору этнографического музея вГотенбурге Генри Вассену пакетик с образцами двух растений, которые находилособенно интересными. Одним из образцов были семена пиуле, визионерского вьюнка ipomoea violacea, содержащего галлюциногенные индолы, родственные ЛСД.

Другим образцом — к сожалению, слишкомраспавшимся, чтобы можно было идентифицировать вид, — был фрагмент теонанакатля,первый образчик содержащего псилоцибин гриба, предложенный научному вниманию.Таким образом, Реко начал изучение индольных галлюциногенов Мексики и заложилосновы двух направлений исследований и последующих открытий, которые будут вконце концов объединены, когда швейцарский химик-фармацевт Альберт Хофманопределит характеристики обоих соединений в своей лаборатории.

Шепоток о каком-то грибе новогосвета.

Реко получил свой образец гриба отРобертоВейтландера, европейского инженера, работающего в Мексике. На следующийгод небольшая группа вместе с дочерью Вейтландера и антропологом Жаном БассеДжонсоном стали первыми белыми, принявшими участие во всенощной грибнойцеремонии —веладе.

Вассен переслал в конце концов образцыРеко в Гарвард, где они привлекли внимание молодого этноботаника Ричарда ЭвансаШульца. Шульц был студентом-медиком, пока не столкнулся с работой Клювера омескалине. Шульц счел, что гриб Реко мог быть таинственным теонанакатлем,описанным испанскими историками. Вместе со студентом-антропологом из Йелльскогоуниверситета Вестоном ла Барром он опубликовал подборку доказательств того, чтотеонанакатль — это какой-то психоактивныйгриб.

На следующий год Шульц сопровождает Реко вселение Уатла де Хименес в нагорье Сьерра Масатека. Были собраны и отправлены вГарвард образцы психоактивных грибов. Но в конце 30-х годов наступают силыболее значительные; как и во многих областях, исследования в этноботаникеприостанавливаются, а затем и совсем прекращаются с началом Второй мировойвойны. Реко уезжает, а когда японцы закрепляют свое положение на каучуковыхплантациях в Малайе, Шульц принимает приглашение изучать в бассейне Амазонкиэкстракции каучука для учрежденного на время войны правительством СШАУправления стратегических служб. Но до того, в 1939 году, он публикует работу“Идентификация теонанакатля, наркотическогобазидиомицита ацтеков”. /Richard Evans Schultes. “Plantae Mexicanae. II: The Identification ofTeonanacati, a Narcotic Basidiomycete of the Aztec&”, Botanical Museum Leaflets of Harvard University (1939) 7:37—54/ В ней он без всякого шумапредлагает разгадку тайны, которая в то время казалась не более чем предметомученых дебатов среди специалистов по Центральной Америке.

Открытие ЛСД.

Несмотря на то что светила науки покидалиЕвропу, здесь все же произошел фундаментальной прорыв. В 1938 году АльбертХофман занимался, как обычно, своими привычными фармацевтическимиисследованиями в Базельской лаборатории фирмы “Сандоз” в Швейцарии. Он надеялсясоздать новые средства для облегчения потуг (родовых схваток) и деторождения.Работая с сосудосужающими веществами, извлеченными из спорыньи, Хофман первыйсинтезировал тартрат диэтиламида d-лизергиновой кислоты — ЛСД-25. Будучи человекомскромным, он зафиксировал завершение синтеза, и неизвестное доселе соединениебыло занесено в каталог и помещено в хранилище. Там оно и оставалось в условияхнацистской Европы еще пять самых бурных лет человеческой истории. Страшновообразить возможные последствия, стань открытие Хофмана известно хотя бынемного раньше.

Альфред Джерри, возможно, выразил своепредчувствие этого знаменательного события и аллегорически изобразил его внаписанной им в 1894 году книге “Страсть, считавшаяся увлечением высокогорнымивелосипедными гонками”. / Alfred Jarry, Selected Works of Alfred Sorry, RogerShattuck and Simon Watson Taylor, eds. (New York: Grove Press. 1965)/Фактически дадаисты и сюрреалисты и их предшественники, сгруппировавшиесявокруг Джерри и его “Школыпатафизического”, многое сделали для изученияприменения гашиша и мескалина в качестве усилителей творческого выражения. Онисоздали культурную платформу для поистине сюрреалистического распространенияинформации об ЛСД среди общественности. Любому энтузиасту

ЛСД известна история, как 16 апреля 1943года, чувствуя приближение предвыходной суеты и еще не зная, что получил дозуЛСД, когда соприкасался с веществом без перчаток, химик и почти уже геройконтркультуры Альберт Хофман рано закончил работу и отправился на велосипеде поулицам Базеля.

Я вынужден был прервать работу влаборатории после обеда и отправиться домой, побуждаемый заметным чувствомбеспокойства в сочетании с легким головокружением. Дома я прилег и погрузился вподобное сну состояние какого-то не лишенного приятности опьянения,характеризующегося крайне стимулированным воображением. В этом состоянии сзакрытыми глазами (дневной свет казался неприятно слепящим) я наблюдалнепрерывный поток фантастических картин, экстраординарных образов с интенсивнойкалейдоскопической игрой цвета. Где-то часа через два это состояние прошло. /Albert Hofmann. LSD, My Problem Child (Los Angeles: Tarcher. 1983). p.15/

Ящик Пандоры открыт.

В 1947 году в научной литературе наконецпоявились сообщения о необычайном открытии Хофманом метагаллюциногена,активного на уровне микрограмм. Как показали события 50-х годов, ящик Пандорыбыл открыт.

Олдос Хаксли написал в 1954 году“Двери восприятия”— блестящую зарисовку схватки европейских мужей-интеллектуалов,сражающихся с осознанием подлинных измерений сознания и Космоса, а равно иизумленных ими.

То, что все остальные видят только подвоздействием мескалина, художник, по природе своей, с рождения видит постоянно.Его восприятие не ограничено тем, что полезно биологически или социально.Частичка знания, принадлежащая Всемирному Разуму, просачивается помимоограничительного клапана мозга и “эго” художника в его сознание. Это знание овнутренней ценности всего сущего. Для художника, как и для принимающегомескалин, ткани — этоживые иероглифы, которые неким необычайно выразительным образом символизируютнепостижимую тайну бытия. Даже более, чем кресло, хотя, вероятно, и менее, чемте вовсе сверхъестественные цвета в вазе и складки на серых фланелевых брюках,они наполнены этой “естьностыо”. Чему они обязаны своим привилегированнымположением, я сказать не берусь. / Aldous Huxley, The Doors of Perception (NewYork: Harper, 1954). p. 33 (цит. русский перевод. С.23)/

В 1956 году чешский химик Стивен Жарасинтезировал ДМТ —диметилтриптамин. ДМТ остается самым сильным из всех галлюциногенов и одним изсамых краткодействующих из известных соединений этого рода. Когда ДМТ курят,опьянение достигает пика где-то за две минуты, а затем еще в течение примерно10 минут ослабевает. Инъекции обычно действуют дольше. Вот описание самогопервооткрывателя.

На третьей-четвертой минуте после инъекциипоявились вегетативные симптомы, как то: ощущения покалывания, дрожи, легкойтошноты, расширение зрачков, повышение кровяного давления и учащение пульса. Вто же время появились эйдетические феномены, оптические иллюзии,псевдогаллюцинации, а затем позднее — и настоящие галлюцинации.Галлюцинации состояли из движущихся, ослепительно окрашенных восточных мотивов;потом я увидел чудесные, быстро сменяющиеся сцены, картинки. / Steven Szara inPsychotropic Drugs. S. Garattim and V. Qhetti, eds.. (Amsterdam: Elsevier.1957). p. 460/

Год спустя, в мае 1957 года, Валентина иГордон Уоссоны опубликовали свою знаменитую статью в журнале “Лайф”, возвещающую об открытиипсилоцибинового грибного комплекса. Статья эта, как и многие другие краткиепубликации по данному предмету, привнесла в массовое сознание понимание того,что растения могут вызывать экзотические, а быть может, и параноидальныевидения. Нью-йоркский специалист по банковским вкладам Уоссон был хорошо знакомс движущими силами и возмутителями истеблишмента. А потому, естественно, онобратился к издателю “Лайфа” своему другу Генри Люсу, когда ему понадобился всенародныйфорум/чтоб возвестить о своих открытиях. Тон статьи в журнале резкоконтрастирует с той истерией и тем ажиотажем, которые раздуют впоследствииамериканские средства массовой информации. Статья корректна и обстоятельна,непредубежденна и научна.

Свободные концы Уоссоновых химическихоткрытий связал Альберт Хофман, который во второй раз вспыхнул в историифармакологии психоделиков ярким светом, химически изолировав псилоцибин иопределив его структуру в 1958 году.

За краткий срок в недавнем прошлом— с 1947 по 1960 год— былиохарактеризованы, очищены и исследованы главные индольные галлюциногены. И неслучайно, что последующее десятилетие было самым бурным в Америке за последниесто лет.

ЛСД и психоделическиешестидесятые.

Чтобы понять роль психоделиков в 60-хгодах, мы должны припомнить уроки предыстории и ту важность, которую древниелюди придавали растворению границ в групповом ритуале, основанном напотреблении галлюциногенных растений. Эффект этих соединений главным образомпсихологический и лишь отчасти обусловлен культурой: фактически соединения этидействуют как растворяющие, снимающие культурную обусловленность любого рода.Они форсируют разрушающий процесс реформирования общественных ценностей.Подобные соединения следует признать агентами, способствующими снятиюобусловленности; раскрывая относительность общепринятых ценностей, онистановятся мощными силами в политической борьбе за направление эволюциисоциальных образов.

Внезапное внедрение такого мощного агентаснятия обусловленности, как ЛСД, имело эффект создания массового отступничестваот общепринятых ценностей, в особенности основанных на иерархии владычества,приуроченной к подавлению сознания и осознавания.

ЛСД — уникальное по силе действиясредство среди психоактивных веществ. Действие ЛСД на человека обнаруживается вдозе 50 микрограмм, или 5/100000 грамма. О соединениях, которые могли бывызвать подобный эффект в меньшем количестве, слышать не приходилось. Значит,теоретически можно получить 10 тысяч доз по 100 микрограмм из всего одногограмма. Этот ошеломляющий коэффициент физической массы к рыночной цене, болеевсякого иного аспекта объясняет стремительный взлет потребления ЛСД и еепоследующее запрещение. ЛСД не имеет ни цвета, ни запаха, ее можно смешать сжидкостью; сотни доз можно скрыть под почтовой маркой. Для ЛСД не были барьеромни стены тюрьмы, ни национальные границы. Ее можно произвести в любом месте снеобходимой технологией и тут же транспортировать куда угодно. Миллионы доз ЛСДмогут производиться и производились очень небольшим числом людей. Колоссальныерынки образовались вокруг этих источников снабжения: быстро возник икриминальный синдикализм — предварительное условие возникновения фашизма.

Но ЛСД — это более чем товар. Это товар,разрушающий социальную машину, через которую он проходит. Этот эффект сбивал столку все фракции, которые пытались использовать ЛСД, чтобы протолкнутькакую-нибудь политическую программу.

Агент снятия психологическойобусловленности есть, по существу, агент антипрограммный. Когда разные партии,пытавшиеся обрести контроль над ситуацией, это поняли, они способны былисогласиться в одном: ЛСД надо остановить. Как и кто это сделал — живая история, которая былаособенное хорошо рассказана Джейем Стивенсом в “Штормящих небесах” и Мартинам Ли и Брюсом Шлейном в “Кислотныхгрезах”. / Jay Stevens. Storming Heaven: LSD and theAmerican Dream (New York: Atlantic Monthly Press. 1987); Martin A. Lee andBruce Shiain, Acid Dreams: The СIA, LSD, and the Sixties Rebellion (New York:Grove Press. 1985)/ Эти авторы ясно показали, что когда методы, работавшие наколониальные империй, торгующие опием в XIX веке, были применены ЦРУ длявнутренних целей —направления состояния умов в Америке во время войны во Вьетнаме, — они почти совсем разнесли весьпсихосоциальный нужник.

Ли и Шлейн писали.

Потребление ЛСД среди молодежи в СШАдостигло пика в конце 60-х, вскоре после того, как ЦРУ организовало сериютайных операций, предназначенных для раскола, дискредитации и нейтрализацииновых левых. Было ли это историческим совладением, или же агентстводействительно предприняло какие-то шаги, чтобы обеспечить незаконную торговлюкислотой Неудивительно, что представители ЦРУ запустили такую идею. “Мы неделаем мишени из американских граждан, — заявил Американскому обществуиздателей газет бывший директор ЦРУ Ричард Хелмс в 1971 году. — Народ в чем-то должен принять наверу, что мы, руководители ЦРУ, люди честные, преданные делу служениянароду”.

Pages:     | 1 |   ...   | 33 | 34 || 36 | 37 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.