WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 27 | 28 || 30 | 31 |   ...   | 42 |

В склонности к крайнему буйству после питьякофе явно кроется причина некоторых указов против этого продукта, вышедших вЕвропе в 1511 году. Принц Вальдека был инициатором первого варианта программыдоносов о наркотиках, когда предложил вознаграждение в 10 талеров всякому, ктобудет сообщать властям о лицах, пьющих кофе. Вознаграждали даже слуг, если тесообщали о своих хозяевах, расхваливавших им кофе. Однако в 1777 году властиконтинентальной Европы признали пригодность кофе к употреблению “столпамиобщества владычества” — духовенством и аристократией. Наказанием за питье кофе членамименее привилегированных классов было, как правило, публичное избиение тростью споследующим штрафом.

И конечно же, многие когда-то подозреваликофе в том, что он вызывает импотенцию.

Нередко утверждалось, что питье кофеснижает половую возбудимость и вызывает бесплодие. Хотя это просто басни, впрежние времена в это верили. Олеарий заявляет в рассказе о своих путешествиях,что персы пьют “горячую, черную воду Chawae”,свойство которой “стерилизовать мужчин и истреблять плотские желания”. Одинсултан так увлекся кофе, что стал уставать от жены. Последняя увидела однажды,как кастрируют жеребца и заявила, что лучше было бы дать этому животному кофе,тогда оно было бы в том же состоянии, что и ее муж. Дворцовая принцессаЕлизаветы Шарлотта Орлеанская, мать распутного регента Филиппа II, писаласестре: “Кофе не так нужен священникам-протестантам, как церковнослужителямкатоликам, которым не дозволено жениться, и они вынуждены оставатьсяцеломудренными... Удивляюсь, что так много людей любят кофе, хотя он горек и унего дурной вкус. По-моему, вкус его в точности таков, как нечистое дыхание”. /Там же. pp. 257-258/

Врач-исследователь Раувольф из Аугсбурга,впоследствии открывший первый транквилизатор — растительный экстракт“раувольфию”, нашел, что кофе давно укоренился и широко продавался в Малой Азиии Персии, когда он посетил эту область в середине 1570-х годов. Сообщения,подобные сообщениям Раувольфа, вскоре сделали кофе своего рода “пунктиком”.Кофе завезли в Париж в 1643 году, а через 30 лет в городе было уже свыше 250кофеен. В годы, непосредственно предшествующие Французской революции,действовало уже почти 2000 кофейных заведений. Если неуемная болтовня— мать революции, токофе и кофейни — ееповивальная бабка.

Шоколад.

Ввоз шоколада в Европу — это почти что самый хвост модына кофеиновую стимуляцию, начавшуюся во время промышленной революции. Шоколад,производимый из молотых бобов растущего на Амазонке дерева Theobroma cacao, содержит/лишь малые количества кофеина, но богат родственнымкофеину теобромином. Вещества, родственные и тому, и другому, встречаютсяэндогенно в нормальном метаболизме человека. Подобно кофеину, теобромин— стимулятор, ипотенциал пристрастия у шоколада весьма значителен. / Jonathan Ott.The Cacahuati Eater: Ruminations of an UnabashedChocolate Eater (Vashon. Washington: Natural ProductsCo., 1985). pp. 12—22/

Деревья какао были завезены в центральнуюМексику из тропиков Южной Америки за много веков до прихода испанскихконкистадоров. Там они играли важную сакраментальную роль в качестве таинства врелигии индейцев майя и ацтеков. Майя пользовались также зернами какао вкачестве эквивалента денег. Говорят, вождь ацтеков Монтесума был серьезнопривержен к молотому какао: он пил свой шоколад неподслащенным в настоехолодной воды. Смесью молотого шоколада и содержащих псилоцибин грибовобслуживали гостей на коронационных торжествах Монтесумы II в 1502 году. / О.Т. Oss and O. N. Oeric. Psilocybin: The MagicMushroom Grower's Guide (Berkeley: Lux Nature Press,1986), p. 73/

Кортеса о существовании какао уведомила еговозлюбленная, урожденная американка донья Марина, которую ему передали как однуиз девятнадцати молодых женщин, предложенных Монтесумой в дань. Убежденныйдоньей Мариной, что какао — сильный афродизиак, Кортес жаждал начать культивирование этогорастения. Он писал императору Карлу V: “На землях одного хозяйства быловыезжено 2000 деревьев; плоды их подобны миндалю и продаются измельченными впорошок”. / Lewin, op. cit., p. 283/

Вскоре после этого шоколад был завезен вИспанию, где скоро стал крайне популярен. Тем не менее распространение шоколадабыло медленным, быть может, оттого, что в овладении вниманием стран Европысоперничало сразу несколько стимуляторов. В Италии и странах Бенилюкса шоколадне появлялся до 1606 года, во Франции и Англии он появился только в началевторой половины семнадцатого столетия. Исключая краткий период царствованияФредерика II, когда шоколадный напиток стал излюбленным средством дляпрофессионалов-отравителей, добавлявших в шоколад яд, популярность егоустойчиво возрастала вместе с ростом объема производства.

Невероятно, но за относительно короткийпериод (два века) четыре стимулятор — сахар, чай, кофе и шоколад— смогли из товаровместного Пользования превратиться в предмет торговли крупнейших торговыхимперий, охраняемых военными силами, наиболее значительными из когда-либоизвестных до того времени и поддерживаемых заново введенной практикой рабскогоподневольного труда. Таково действие “чашечки, что бодрит, но неопьяняет”.

Глава 12. Дым вам в глаза: опий итабак.

Не многие растения могут заявить права натакие сложные и тесно переплетенные с людьми отношения, какие имеют опийный маки табак. Оба растения играют главную роль в поведении, связанном с чрезвычайновысоким уровнем пристрастия, что сокращает жизнь и обременяет обществомедицинскими и финансовыми заботами. Тем не менее общая позиция в отношенииэтих растений едва ли может быть иной. Опий нелегален в большей части нашегомира. Зоны, где произрастает мак, являющийся источником сырого опия, строгоконтролируются космическими спутниками с фотообзором, и ежегодно планы развитияпроизводства опия в мире тщательно изучаются правительствами, чтобы рассчитать,какую долю бюджета выделить на лечение пристрастия, на внешние усилия поискоренению и внутренние — по запрещению продуктов очищенного опия, таких, как морфий игероин.

Табак же, напротив, наверное, наиболеешироко потребляемый на земном шаре растительный наркотик. Ни один народ непризнал курение табака незаконным, и действительно, любая страна, котораяпопыталась бы сделать это, оказалась бы в конфликте с одним из самых могучих изкогда-либо существовавших международных наркотических концернов. Однакобесспорный факт, что курение табака является причиной преждевременной смертимиллионов людей: рак легких, эмфизема и болезни сердца тесно связаны скурением. Табак к тому же вызывает пристрастие не меньше, чем героин,почитающийся самым сильным наркотиком. Когда об этом факте заявил ведущийхирург США Эверетт Куп, на него обрушилась целая буря насмешек и издевательств,поднятая ведущими американскими табачными компаниями и бессчетным числом ихприверженцев-потребителей.

Парадокс отношений.

Что же мы узнаем из сравнения этих двухрастений У обоих давняя история потребления, оба способствуют пристрастию икрайне разрушительны, и тем не менее, одно тесно вплетено в стиль нашей жизни ивыдается нам за весьма мужественное, утонченное, приятное, тогда как другоенаходится вне закона, сурово преследуется, считается самоубийственным ивоспринимается с бездумным ужасом, с каким прежние поколения взирали набольшевиков, суфражисток и оральный секс.

Эта ситуация — еще один пример лицемериякультуры владычества, того, как она отбирает и выдвигает те истины иреальности, которые находит удобными. Но фактом является то, что хотя героин всильной мере способствует пристрастию, а один из предпочтительных путей еговведения —внутривенная инъекция — несет в себе возможность распространения серьезных заболеваний,тем не менее он не более опасен, чем его легальный и усиленно предлагаемыйконкурент табак. “Целые тома научных исследований... приводят к заключению, чтопотребление героина никаких органических заболеваний не вызывает. Это физическинеопасное, хотя и сильно способствующее пристрастию вещество”. / Arnold S.Trebach. The Great Drug War(New York: Macmillan. 1987). p. 291/

Разница в восприятии обществом этих двухоснованных на растениях наркотиков, охвативших ныне пандемией всю планету,никак не может способствовать разумной оценке степени их вредности в социальномотношении. При правильном подходе отношение к этим двум растениям было бысходным. Однако мы вынуждены указать на некоторые моменты, не связанные с общимдля табака и героина свойством вызывать пристрастие, чтобы понять, почемуобщество владычества предпочло “задавить” один и возвысить другой.

Европу знакомят скурением.

Табак — природное для Нового Светарастение, таков же и обычай курения растительных материалов для достижениянаркотических эффектов от них. Курение, возможно, было известно в Старом Светев период неолита. Здесь мнения ученых разделяются. Однако нет никакихдоказательств того, что курение табака было практикой, известной какой-либо изисторических цивилизаций Старого Света до завезения ее Колумбом после своеговторого путешествия в обе Америки. Спустя менее ста лет на могилах шаманов вЛапландии уже оставляли лежать пачечки табака! Это дает некоторое представлениео том, как быстро табак смог распространиться как курево даже в обществе,которое было вовсе не знакомо с ним раньше. К началу XIX века потреблениетабака в Европе считалось прерогативой мужчин. О преуспевании мужчин судили поколичеству и качеству выкуриваемых ими сигар. Табак был причислен к длинномуперечню мужских привилегий стиля владычества, который включал в себя почти всевиды алкоголя (дамам коньяк, пожалуйста), финансовый контроль, доступ кпроституткам и контроль над властью политической (вспомните те самые“прокуренные дымом помещения”).

Даже в нынешней атмосфере достаточно ясногопредставления о наркотиках не видят никакого противоречия между страстнымипризывами к запрещению потребления наркотиков спортсменами-профессионалами ифигурой жующего табак главного нападающего команды, вышагивающего к эмблемедержавы, глаза которого застыли в наркотической напряженности. Будет лиисключение наркотиков из спортивных состязаний означать исчезновение этойнелепой фигуры тупого чучела с хорошо подающей лапой Я как-то в этом неуверен.

Пока табак пробивал себе путь к теперешнимвысотам, опий также пользовался популярностью, хотя и ничтожной в сравнении стабаком. Ладанум —настойка опия в алкоголе — использовался как средство от колик у детей, как “женскоетонизирующее”, как средство от дизентерии и, самое знаменательное, каквозбудитель творческого воображения у писателей, путешественников и другихпредставителей богемы. Морфий, который надлежит вводить путем инъекций, былпервым синтезированным алкалоидом. Это событие, произошедшее в 1805 году,бросило тень на тихий мирок энтузиастов ладанума — ибо сколько бы творческоговдохновения ни получали Колридж и Де Квинси от своего воображаемого рабства“опиомании”, их зависимость от опия, хотя и была серьезной, но если еесопоставить с зависимостью от кокаина и от новых синтетических аналоговгероина, то она покажется просто незначительной.

Давняя прелесть опия.

Маковые зерна — вкусная и непсихоактивная пища,как это могут подтвердить все любители булочек с маком. Но если недозревшуюсеменную коробочку надрезать лезвием или просто поскрести ногтем, то вскоревыступит молочко, вроде латекса, которое, загустевая, превращается втемно-коричневое вещество. Этот материал — сырой опий. Подобнопсилоцибиновому грибу, произрастающему на помете крупного рогатого скота,спорынье, произрастающей на ржи и других злаках, опийный мак — главное психоактивное растение— развивался внепосредственной близости к источнику пищи человека. В случае опийного мака(Papaver somniferum) психоактивность и питательная ценностьодного и того же растения представляют собой две стороны одноймедали.

Опий — в той или иной форме— был у врачей навооружении по меньшей мере с 1600 года до н. э. Одно из египетских медицинскихруководств того времени предписывало его как успокоительное для детей— точно, как этоделали викторианские няньки, давая детям ароматический напиток Годфри сдобавкой опия, чтобы успокоить их. Опий — эту черную липкую смолу— в течение большейчасти его истории не курили, а растворяли в вине и пили или же скатывали вшарик и заглатывали. Опий как средство от боли, для эйфории и, по широкораспространенным слухам, афродизиак, был известен в Евразии уже несколькотысячелетий назад.

В период упадка минойской цивилизации,насчитывающей многие тысячелетия, и ее религии Архаичного культа Великой Материпервоначальный источник связи растительной природы с Богиней был в конце концовзамещен опийным опьянением. Ранние минойские тексты свидетельствуют о том, чтомак широко культивировался и на Крите, и на Пилосе в позднеминойскую эпоху;согласно этим текстам, маковые головки использовались в виде идеограммы наплатежных ярлыках. Указываемые количества урожая мака настолько велики, чтокакое-то время полагали, будто числа эти относятся к зерну, а не к маку. Этолегко понять, поскольку Деметра была богиней и того и другого (см. илл.19).

Илл. 19. Деметра с ячменем, опием и змеями.С любезного разрешения Библиотеки Фитца Хью Ладлоу.

Насколько знание о маке переносилось вгреческие мистерии Деметры на материке, фактически еще только предстоитвыяснить, особенно из тех соображений, что существует определеннаяиконографическая путаница между цветком мака и граната — растения, также связываемого смистериями. Кереньи цитирует Теокрита (VII, 157).

Для греков Деметра была еще маковойбогиней,

Держащей в руках своих снопы и мак. / CarlKerenyi. Dionysos: Archetypal Image of IndestructibleLife, Bollingen Series LXV (Princeton: PrincetonUniversity Press. 1976), p. 23/

 

Илл. 20. Богиня с головками мака. колосьямии ульем. Из книги Эрика Ноймана “Великая Мать”(New York: Panlheon, 1955). С. 263.

На известной иллюстрации из книги ЭрихаНоймана “Великая Мать”изображена Богиня рядом с ульем, держащая маковые коробочки и колосья в левойруке, а правой опирающаяся на одну из неукрашенных колонн, которые занималицентральное место в минойской религии земли (илл. 20). Редко бывало, чтобыстолько элементов Архаичной технологии экстаза так очевидно собирались вместе.Это изображение —почти чистая аллегория трансформации минойской шаманской духовности в еепоздней фазе. Ее грибные корни символизирует неиконическая колонна; они— пробный каменьБогини, обращенной к обещаниям мака и эрготизированного зерна. Пчелиный улейвводит тему меда, архетипический образ экстаза, женской сексуальности и защиты,сменяющихся ботанических тождеств и священных таинств.

Pages:     | 1 |   ...   | 27 | 28 || 30 | 31 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.