WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 | 27 |   ...   | 42 |

Роль конопли в европейском обществе— довольно сложна.Марко Поло, чьи подвиги и описания путешествий по таинственному Востоку внеслистоль значительный вклад в обогащение и изменение европейского менталитета, далодно из первых и наиболее широко известных описаний потребления гашиша,повторив популярную сказку о “Горном старце” Ибн-эль-Сабахе — известном главаре неистовогокульта гашишистов, гнусной секты убийц. Согласно этой легенде, юношам, жаждущимпринятия в секту, давали большую дозу гашиша, а затем вводили в “искусственныйрай” — тайную долинус экзотическими садами, бьющими фонтами и прекрасными девушками. Им говорили,что вернуться в эту страну грез можно только после того, как они совершатполитические убийства. Действительно, слова “гашишист” (hashishin) и “убийца”(assassin) считаются этимологически связанными. Истинность этой истории широкообсуждалась, но несомненно, что именно ее распространенность в Европе придалаконопле сомнительную репутацию, а также своеобразное обаяние.

Спустя пять веков после Марко Полофранцузская администрация наполеоновского Египта потерпела полное поражение всвоих попытках контролировать производство и продажу препаратов конопли. Вответ на запрещение продажи греческие контрабандисты тут же организовалидоходный подпольный бизнес по импорту гашиша в Египет.

В военном отношении экспедиция Наполеона вЕгипет была неудачной, но как попытка взаимообогащения разных культур она имелаоглушительный успех. Наполеон захватил с собой в Египет великолепную библиотекуи 175 ученых мужей, которые проводили наблюдения, делали зарисовки, а такжесобирали.лингвистическую и культурную информацию. Эта попытка в конечном счетевылилась в публикацию “Описании Египта” (“Descriptiond'Egypte”) в 24-х томах(1809—1813 гг.). Томаэти вдохновили многих авторов к написанию книг о путешествиях и в общем былипотрясающим стимулом для развития воображения у европейцев.

Ориентомания и конопля вЕвропе.

Пока Наполеон воевал с засильем потребленияконопли в Египте, в Европе пробуждались новые интеллектуальные силы. Романтизм,востокомания и зачарованность психологией и паранормальным в сочетании с прочноутвердившейся модой высших классов на опий и его настойку — ладанум — создали особый климат, в которомпредполагаемые прелести гашиша могли исследоваться душами отважными и чуждымиусловностей. Большего отличия юридического и интеллектуального окружения приемапсихоактивных веществ в начале XIX века от нашего едва ли можно себепредставить. Опий и гашиш были веществами, не регулируемыми государством, и ихпотребление не вызывало никакого нарицания. Табак и кофе давно уже былизавезены в Европу и стали обязательной частью светских ритуалов европейскойцивилизации. Поэтому неудивительно, что экстравагантные рассказыпутешественников о наркотических восторгах и перспективах трансцендентальногоэкстаза способствовали экспериментам с коноплей.

В начале 40-х годов прошлого века группафранцузских писателей, среди которых были Теофиль Готье, Бодлер, Жерар деНерваль, Дюма и Бальзак, а также ряд скульпторов, художников и другихпредставителей богемы, организовали известный “Клуб гашишистов”. Клуб устраивалеженедельные встречи в увешанных камчатной тканью помещениях отеля “Лузан” наИль Сан-Луи в Париже. На этих встречах известный путешественник и психиатрЖ.-Ж. Моро де Тур снабжал присутствующих чем-то вроде застывшего в желеалжирского гашиша под названием dawamesc. Встречи эти были своего рода частнымисследованием, проводимым преуспевающими и почитаемыми литераторами. Однаковсего несколькими годами позже во время Парижского восстания 1848 года смутьяныиз студенческой среды прошли по улицам с плакатами, требуя свободной продажиконопли и эфира.

В 1842 году английский врач У.-Б. 0'Шонессистал первым, кто в книге “Бенгальскаяфармакопея” познакомил Англию с ганджой — сильнодействующей индийскойконоплей. Конопля стала составной частью английской медицинской практики и,следовательно, вошла в список каждого английского аптекаря.

Взаимосвязь между опием и гашишем вформировании европейского воображения является комплексной и синергичной. Опийимеет гораздо более долгую историю широкого потребления на Западе, чем конопля.Опий был известен и использовался врачами по меньшей мере со времен позднегоЕгипта и минойского периода; он также играл большую роль в поздней фазедекаданса минойской религии. Коноплю ввезли в Европу позднее, и в значительнойстепени в связи с интересом к измененным состояниям сознания, который былподогрет энтузиастами опия.

Хотя коноплю использовали на Востоке втечение многих веков, маловероятно, чтобы о ее существовании знал кто-нибудьеще кроме горстки европейцев до сенсационного сообщения Марко Поло примерно в1290 году. Несмотря на тот факт, что немецкий врач Йоханнус Вейер упоминал опотреблении гашиша группами ведьм в XVI веке, психоактивные средства на основеконопли не присутствовали среди веществ алхимиков и, вероятно, не завозились вЕвропу до тех пор, пока О'Шонесси и его французский современник Обер-Роше невыступили в защиту использования конопли около 1840 года.

В 1845 году Ж.-Ж. Моро де Тур опубликовалсвою работу “Гашиш и душевные болезни” (“Du Hachichet de I'Alienation Mentale”). Его подробные сообщенияоб эффекте потребления гашиша воспламенили интерес и в медицинских, и влитературных кругах и вызвали целую волну экспериментирования. И даже тогдаинтерес к гашишу никак не выходил далеко за пределы тех парижских кругов, вкоторых вращался сам Моро. Потребление гашиша так и не стало европейской модойв XIX веке и ограничивалось в основном Ближним Востоком.

Конопля и Америка xixвека.

Не англичане и французы, а американцысоздали целую литературу по поводу чар и всей фантасмагории гашиша. Делая это,они следовали примеру таких английских приверженцев опия, как Колридж и ДеКвинси. Таким образом на их работы серьезно влиял тот стиль “восторгов иужасов”, который сделал имя Де Квинси общеизвестным. Их описания действияконопли совершенно ясно показывают, что у них оно оставило впечатление своегорода потрясающего метафизического откровения. Сегодня поедание гашиша— за исключениемприготовляемого по случаю праздников конопляного домашнего печенья — почти неизвестно как методпотребления конопли; для нас конопля — это неизменно нечто такое, чтокурят. Другая ситуация была в XIX веке, когда, по-видимому, гашиш всегдаупотребляли в виде сластей, ввозимых с Ближнего Востока. Все видения ивозникающее опьянение не оставляют сомнения, что метод этот обращает гашиш вмощный инструмент исследования внутренних возможностей фантазии и сознания.Первым пробным выходом в необъятный космос конопли, появившимся в печати, былосообщение американского путешественника Бейярда Тейлора в “Атлантик Мансли” за 1854 год.

Ощущение ограничения — заключения наших органов чувствв границы плоти и крови — тут же пропало. Стены моего обрамления распались и рухнули; и, недумая, в какую форму я облечен, даже<, утратив всякое представление о форме,я чувствовал, что существую во всей безбрежности пространства. {...} Дух (ясказал бы скорее, демон) гашиша полностью овладел мною. Я был ввергнут в потокего иллюзий и беспомощно уносился им, куда бы он меня ни выносил. Трепет,пробегавший по моим нервам, оживлялся и обострялся, сопровождаемый ощущениями,которые заливали все существо мое несказанным восторгом. Я был окутан моремсвета, в котором играли чистые гармоничные цвета, рождающиеся из него. Пытаясьв ломаных выражениях описать свои ощущения друзьям, недоверчиво взиравшим наменя и еще не испытывавшим действия вещества, я вдруг очутился у подножиявеликой пирамиды Хеопса. Сходящиеся конусом пласты желтого известнякаотсвечивали золотом на солнце, и вся громада возносилась так высоко, что,казалось, упирается для поддержки в голубой свод небес. Мне захотелосьподняться на нее, и одно это желание тут же перенесло меня на ее вершину,вознеся на тысячи футов над полями пшеницы и пальмовыми рощами Египта. Я бросилвзгляд вниз и, к своему удивлению, увидел, что она построена не из известняка,а из огромных квадратных слоев плиточного табака! Не передать словаминеодолимого ощущения той беспредельной смехотворности, какое я тогда испытал. Яскорчился в кресле от дикого хохота, который поутих лишь от растворения этоговидения, подобно расплывающемуся пейзажу, пока из всей путаницы неясных образови их фрагментов не возникло другое и еще более удивительноезрелище.

Чем живее я припоминаю последующую сцену,чем тщательнее пытаюсь восстановить разные черты ее и разделить множество нитейощущений, которые сплетались в одну роскошную сеть, тем все более отчаиваюсьпередать ее необычайное великолепие. Я двигался по пустыне, и не напокачивающемся верблюде, а сидя в ладье из перламутра, украшеннойдрагоценностями необычайной красоты. Песок был из золотых зерен, а киль моейладьи скользил по ним без малейшего шороха, без малейшего звука. Воздух сверкалот избытка света, хотя солнца не было видно. Я вдыхал сладостные ароматы, близменя струились звуки, какие, быть может, слышались в грезах Бетховену, но такникогда и не были им записаны. Сама атмосфера была атмосферой света, аромата,музыки, и все это вместе и в отдельности возносило превыше всего того, чтотолько способны передать трезвые чувства. Предо мною — казалось, лиг на тысячу— простираласьпанорама из радуг, цвета которых светились самоцветами. Это были своды живогоаметиста, сапфира, изумруда, топаза и рубина. Тысячами и десятками тысяч онипроплывали мимо меня, пока моя ослепительная барка проносилась по этойвеликолепной галерее; а панорама все разворачивалась и разворачивалась передомной. Я уливался дивным миром блаженства, который был совершенным, поскольку ниодно чувство не осталось неудовлетворенным. И, сверх всего этого, ум мой былисполнен чувством беспредельного триумфа. / Bayard Taylor, The Lands of the Saracen (New York: G.P. Putnam. 1855). pp. 137—139/

Подобные описания подводят к ясномупониманию того, отчего этот “искусственный рай” был так привлекателен длявоображения романтиков; они были как бы созданы друг для друга. Идействительно, романтики с их интересом к драматическим настроениям в природе икультивированием чувствительности, которую их критики называли “женственной”,несли на себе все признаки начала возрождения стиля партнерства. Начиная срепортажа Бейярда Тейлора, мы оказываемся в кругу современных работ опсихоактивных веществах и современном опыте знакомства с опьяняющимивеществами. Тейлор впечатлен красотой, силой и общейглубиной информации,содержавшейся в переживании. Подход его не гедонистический, но устремленный кзнанию, и для него, как и для нас, состояния, вызванные психоактивнымивеществами, приводят к вопросам, касающимся психологии человека.

Различные отношения кконопле.

Эта “научная” позиция в XIX веке былатипичной для образованных потребителей опия и гашиша. Обычно исследователиобращались к этим веществам для того, чтобы “зажечь творческое воображение” илиради смутно определяемого “вдохновения”. Подобные мотивы стояли за потреблениеммарихуаны у писателей-битников, равно как и у джазовых артистов до них, и уисполнителей рока после них. Некоторые мифы культуры “андерграунда”презрительно относятся к расхожему мнению о том, что конопля могла внестикакой-то вклад в творческий стиль жизни. И тем не менее определенная частьпотребляющей коноплю общины продолжает использовать ее именно для этойцели.

Фармакологический профиль психоактивноговещества определяет лишь некоторые из его параметров; контекст же егопотребления (или, по удачному выражению Лири и Мецнера, “обстановка”) важен неменьше. Контекст “рекреационный”, как его сегодня понимают в США, этоатмосфера, которая приземляет познавательное действие потребляемого вещества.Малые дозы большинства психоактивных веществ, воздействующих на центральнуюнервную систему, ощущаются организмом как искусственная стимуляция или же какэнергия, которую можно направить вовне в форме физической активности, для тогочтобы как-то выразить эту энергию и погасить ее. Этот фармакологический факткроется за большей частью “рекреационного” помешательства в отношениипсихоактивных веществ — легального или нелегального. Среда, изобилующая социальнымисигналами, перенасыщенная шумами и отвлекающими зрительными впечатлениями(ночной клуб, например), является типичным культурно-оплотненным контекстомпотребления средств для “расслабухи”.

В нашей культуре приватное потреблениепсихоактивных веществ рассматривается как нечто сомнительное; уединенное ихпотребление выглядит чем-то нездоровым, а фактически так же рассматривается ивсяческая интроспекция. Архаичная же модель потребления психоактивных растений,в том числе и конопли, совершенно противоположна. Ритуал, уединение иотключение чувств —вот методы, применяемые шаманом Архаичного, который намеревается отправиться впутешествие по миру духов и предков. Несомненно, коноплю “обытовляют” в планепродукта потребления и занижают, определяя ее как средство для “расслабухи”, нонесомненно и то, что потребляемая периодически в контексте ритуального иповышенного культурой ожидания, что опыт этот преобразит сознание, конопляспособна почти на полный спектр психоделических эффектов, связанных сгаллюциногенами.

Фитц Хью Ладлоу.

После Бейярда Тейлора следующим выдающимсякомментатором в области феноменов гашиша стал неутомимый Фитц Хью Ладлоу. Этотмалоизвестный бонвиван литературы XIX века дал начало традициифармако-плутовской литературы, которая позднее обрела продолжателей в лицеУильяма Берроуза и Хантера С. Томпсона. Ладлоу, будучи в 1855 годупервокурсником колледжа, решил поставить на себе научный эксперимент подействию гашиша во время студенческого чаепития.

Я сидел за чайным столом, когда меняохватил трепет. Я передал чашку мисс М., чтобы та наполнила ее мне в первыйраз, и когда она вот-вот должна была мне ее вернуть, полную до краев влагой,которая бодрит, но не опьяняет, я, сам того не желая, вычислил дугу, по которойрука ее дойдет до меня, пройдя свой путь к моему блюдцу. Стену заполонилитанцующие сатиры; китайские мандарины идиотски кивали во всех углах, и яопределенно почувствовал необходимость выйти из-за стола, пока я еще не выдалсебя. / Fitz Hugh Ludlow, The Hasheesh Eater: BeingPassage from the Life of a Pythagorean (New York:Harper & Brothers, 1857), p. 86/

Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 | 27 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.