WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 42 |

Невозможно сказать определенно ни того,когда коноплю впервые стали курить, ни того, было ли когда-то курение составнойчастью культурного репертуара народов Старого Света, потом забытой, с тем лишь,чтобы снова быть завезенной из Нового Света во времена испанских завоеваний.Так, хотя курение было неизвестно грекам и римлянам, оно, возможно, процветалов Старом Свете в доисторические времена. Во время археологических раскопок вТаиланде, в местечке Нон Нак Та, в могилах, датированных 15 000 годом до н. э.,были обнаружены останки костей животных. Полая сердцевина костей выглядела так,будто свозь них многократно курили какой-то растительный материал. Излюбленныминструментом для курения конопли в Индии и по сей день является chelum — простая деревянная, глиняная илистеатитовая (сделанная из мыльного камня) трубка, которую набивают гашишем илитабаком. Как давно chelumиспользуется в Индии, вопрос спорный, но, несомненно, курение с его помощьюявляется чрезвычайно эффективным.

Скифы.

Скифы — кочевая группа варваровцентральной Азии, вступившая в Восточную Европу примерно в 700 году до н. э.,— были народом,который принес потребление конопли в европейский мир. Геродот описывает ихновый метод самоопьянения как что-то вроде конопляной парной.

У них есть один сорт конопли, растущий втой стране {Скифии}, очень похожий на лен, особенно по толщине и высоте стебля;в этом отношении конопля гораздо лучше: она растет и сама по себе, и каквозделываемая культура... Так вот, когда скифы соберут немного семян этойконопли, они залезают под сукно {парной}, а затем кладу г семена на раскаленныедокрасна камни; те же, будучи положены, курятся и дают такой пар, что никакойгреческой парной бане не сравниться. Скифы, в восторге от этого пара, громкокричат. / Геродот, Труды,H. Сагу, пер. (London: George Bell and Sons. 1901), кн. IV, гл. 74/

В другом месте Геродот говорит о еще одном,сходном методе.

{Скифы} открыли другие деревья, которыедают такой плод, который они, собравшись в круг и разведя в центре костер,бросают на огонь. Вдыхая пары сгорающего плода, брошенного в огонь, ониопьяняются его запахом, как греки опьяняются вином. И чем больше плодовбросают, тем больше опьяняются — до тех пор, пока не начнут танцевать и петь. / Геродот, кн. I,гл. 202/

Этот отрывок из Геродота ясно показывает,что, хотя скифы и открыли во вдыхании дымка конопли самый эффективный способполучения от нее удовольствия, они, тем не менее, оказались неспособными натворческий скачок —изобретение трубки, или chelum! Греческий травник и ученый-натуралист Диоскоридтакже описывал коноплю, но до тех пор, пока не была усвоена эффективнаяпрактика курения, она не посягала на европейскую и американскуюкультуру.

Индия и Китай.

В китайской традиции считается, чтокультивирование конопли началось в XXVIII в. до н. э., когда император ШеньНунь повелел выращивать коноплю для получения волокна. А около 220 года н. э.врач Хуа То настоятельно рекомендовал конопляные препараты в вине каканестезирующее средство: “Через несколько дней или по истечении месяца пациентобнаружит, что выздоровел, не испытав ни малейшей боли во время операции”. /Julian quoted in Walton, op. cit., p. 3/

В Индии конопля использовалась и считаласьрастением великой духовной силы в течение многих веков еще до того, как ееначали курить. Опий, по-видимому, тоже употреблялся за много веков до открытияэффективности его курения. Употребление конопли в Индии может бытьдокументально подтверждено не ранее чем 1000 годом до н. э., но к тому времениона была известным средством, и используемые для нее названия в самойдревнеиндийской фармакопее указывают на то, что отчетливо осознавалось ееэйфорическое действие. Общая осведомленность относительно свойств конопливозрастала очень медленно, и едва ли можно допустить ее широкое распространениедо Х в. н. э., незадолго до исламского вторжения в индуистскую Индию. Коноплябыла связана с эзотерической, а следовательно, тайной стороной мусульманской ииндуистской религиозности. Эзотерическая духовность, йогическая практика саддхуи акцент на прямом опыте трансцендентного — вот всего лишь некоторые аспектыпочитания конопли в Индии. Дж. Кемпбелл Оман, ученый конца XIX века,занимавшийся наблюдением обычаев различных социальных групп в Индии,писал.

Попытка проследить влияние этих сильныхснадобий на ум и тело странствующих монахов, которые их обычно потребляют,могла бы вылиться в интересное философское исследование. Мы можем быть уверены,что снадобья из конопли, в разных вариантах известные Востоку с очень давнихвремен, явно небезответственны за некоторые из его диких грез. / J. CampbellOman, The Mystics, Ascetics, and Saints ofIndia (London: T. Fischer Unwin, 1903)/

Конопля как определенныйкультурный,стиль.

Оман касается здесь весьма интересной темы— в какой степенистиль и образ жизни целой культуры может быть окрашен отношениями идопущениями, порожденными действием определенного психоактивного растения иливещества Идея о том, что архитектурные стили и дизайн Махал-Дели или ИсфасанаХ века в какой-то мере вдохновлены гашишем, имеет определенный смысл. Естькое-что и в идее о том, что алкоголь опосредовал развитие социальных форм икультурного имиджа феодальной Европы. Эстетические предпосылки и стили являютсяпоказателем тех уровней и видов понимания и осознавания, которыесанкционируются обществом. Всякая завязанность на какое-то растение приведет ктенденции выделять одни моменты и умалять другие.

Проявления вкуса и руководимое эстетикойличное выражение являются обычно анафемой для “сдвинутого” умонастроениякультур владычества. В таких культурах с отсутствием любых живых традицийпотребления растений, растворяющих социальную обусловленность, подобныепроявления обычно считаются прерогативой женщин. Мужчин же, которыесосредоточивают свое внимание на этих моментах, часто принимают загомосексуалистов, так как они не следуют общепринятым канонам мужскогоповедения, принятым моделью владычества. Длинные волосы у мужчин с появлением вСША марихуаны в 60-х годах были прямо-таки наглядным примером притока явноженских ценностей, сопровождающих потребление растворяющего границы “эго”растения. Истеричная реакция на столь небольшое изменение привычных нравовобнаружила всю неуверенность и чувство страха, испытываемых мужским “эго” вприсутствии любого фактора, который мог бы способствовать восстановлениюзначения партнерства в человеческих отношениях.

В этой связи интересно отметить, чтоконопля бывает и мужского, и женского вида. И как раз идентификация,выращивание и разведение женского вида конопли составляет главную заботу, еслирастениевод заинтересован в наркотическом действии, так как смолка являетсяпродуктом исключительно женских растений. Мужские же растения не только не даютгодного к употреблению материала, но и останавливают производство смолки уженских, которые начинают производить “семя”, если на них попадает мужскаяпыльца. Так что это своего рода счастливое совпадение, что субъективные эффектыпотребления конопли, а также уход и внимание, необходимые для производствахорошего вида смолки, объединены в акцентировании качеств почитания и храненияженского начала.

Из всех населяющих Землю широкораспространенных растительных опьяняющих средств конопля уступает лишь грибам вподдержке социальных ценностей и сенсорных соотношений, которые олицетворялипервоначальные партнерские общества. Как же иначе объяснить безжалостноепреследование потребления конопли перед лицом совершенно очевидного факта, чтоиз всех когда-либо используемых опьяняющих веществ конопля относится к числусамых безопасных. Ее социальные последствия не идут ни в какое сравнение споследствиями алкоголя. Конопля — проклятие для культуры владычества, поскольку у потребляющих онаспособствует снятию обусловленности принятыми ценностями. Благодаряпсиходелическому воздействию на области подсознания, конопля, как олицетворениестиля жизни, приводит своих почитателей в интуитивный контакт с образцамиповедения, менее ориентированными на соперничество и конкуренцию. Именно из-заэтого марихуана неприемлема в современной культуре офиса, тогда как напиткивроде кофе, способствующие повышению оценки “достоинств” индустриальнойкультуры, приветствуются и поощряются. Потребление конопли, видимо,воспринимается как нечто еретическое и глубоко нелояльное по отношению кценностям мужского влияния и строгой иерархии. Таким образом, легализациямарихуаны — делосложное, поскольку включает в себя узаконивание определенного социальногофактора, который мог бы окультурить, а то и видоизменить ценности, основанныена доминировании “эго”.

Легализация и налогообложение коноплиобеспечили бы налоговую базу для покрытия национального бюджетного дефицита.Вместо этого мы продолжаем швырять миллионы долларов на искоренение марихуаны.Такая политика порождает подозрительность и неизменность криминального класса вобщинах, которые в других отношениях являются самыми законопослушными встране.

Как уже указывалось, неуважение общества кпотребляющим коноплю — это тонко замаскированное неуважение к ценностям общины иженскому началу. Как иначе объяснить стремление окружения непрестанно отвергатьупотребление этого психоделического средства и подпольные социальныеэксперименты 60-х годов Боязнь того, что “дети-цветы” (хиппи) породили вистэблишменте, становится понятной, если проанализировать ее в свете идеистолкновения истэблишмента со взрывом неродового партнерского образа мышления,основанного на ослаблении ощущения важности себя.

Конопля в истории.

Римский специалист по естественной историиПлиний (23—79 гг. н.э.) приводит фрагмент из Демокрита, касающийся растения подназванием thalassaegle, или potamaugis,в котором многие ученые усматриваютконоплю.

Приятное в питье, оно вызывает бредовоесостояние с причудливыми видениями весьма необычного характера. Этотthaengelis, — говорит он, — растет на горе Либанус в Сирии,на горной гряде Дикте на Крите, а также в Вавилоне и в Сузах в Персии. Настойего наделяет магов способностью к предсказанию. Таков же и gelotophyllis — растение, найденное в Бактрии и на склонах Борисфена. При приемевнутрь с мирром и вином возникают всякого рода зрительные образы, вызывая самыйнеумеренный смех. / Quoted in Walton, op. cit., p. 8/

Диоскорид (I век н. э.) дает великолепноеописание конопли и упоминает о ее использовании в производстве веревок и вмедицине, но ничего не говорит о ее опьяняющих свойствах. Поскольку климатблагоприятствовал росту конопли на Ближнем Востоке и в арабском мире, а ислампредпочитал ее алкоголю, конопля стала для многих избранным опьяняющимвеществом. Это пристрастие к гашишу и конопле было очень давним уже во временаПророка, чем объясняется явный запрет для “праведных” на алкоголь, в то времякак гашиш являлся предметом теологических споров. К 950 году н. э. потреблениегашиша и злоупотребление им распространились столь широко, что эта тема началазанимать видное место в литературе того периода. Исчерпывающее изложениепозиций общества владычества в отношении конопли содержится в одном из самыхдавних из имеющихся у нас описаний поведения, связанного с пристрастием к этомурастению.

Один мусульманский священнослужитель,неистово призывающий в мечети не потреблять “бенг” — растение, главное свойствокоторого вызывать опьянение и сон, — был настолько захвачен своейпроповедью, что бумажка с этим запретным средством, которому он сам частенькопредавался, выпала у него из-за пазухи прямо в круг слушателей. Мулла, не теряясамообладания, тут же воскликнул: “Вот враг тот, тот демон, о котором я говорилвам; сила слов моих обратила его в бегство, смотрите, чтобы, покинув меня, онне набросился на кого-то из вас и не овладел им”. Никто не осмелился коснутьсябумажки, и после проповеди сей пылкий софист вновь получил свой “бенг”. / J. F.de Lacroix, Anecdotes Arabes et Musulmanes, DepuisI'An de J. C. 614 (Paris: Vincent, 1772), p.534/

Как явствует из этой истории, “эго”монотеиста способно на самые необычайные подвиги самообольщения исамообмана.

Конопля и языкрассказа.

Конопля — растение универсальное: онодавно привлекло внимание общества охотников-собирателей.как источник нитей дляткачества и производства веревок. Но в отличие от других растений такого рода— льна в ЦентральнойАзии или chimbira наАмазонке, — конопляеще и психоактивна. В этой связи интересно отметить, что в английской лексике,относящейся к устной речи, зачастую используются те же слова, что и дляописания изготовления нитей и для описания процесса ткачества. Так, скажем,историю сплетают, какой-то инцидент разбирают, распутывают, а небылицы плетут.Мы улавливаем нить какой-то истории и следуем за ней, как бы пристегивая к нейобъяснение. Ложь у нас целиком скроена из чего-то, реальность распускаетсянескончаемой золотой тесьмой. Не отражает ли эта словарная общность некойдревней связи между растительным опьняющим средством — коноплей — и теми интеллектуальнымипроцессами, что стоят за открытием искусства ткачества и рассказыванияразличных сказок, историй Я полагаю, что это вполне возможно. Конопля быланаиболее вероятным кандидатом среди растений в заменители священногопсилоцибинового гриба более древних культур Ближнего Востока. Хотя этот переходот грибов к конопле лежит в далеком прошлом, его наследием для теперешнеговремени является ассоциирование конопли со стилем партнерского общества. Ифактически все возрастающее ее присутствие в обществе времен “Вед”, авпоследствии в исламе, могло повлиять на сдерживание возникновения ценностейвладычества. Оно определенно оказало поддержку силам неортодоксальным— шиваистам виндуизме и су-фиям в исламе, которые не делали тайны из своей опоры на коноплюкак на источник религиозного вдохновения, имевшего подчеркнуто женскийхарактер.

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.