WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 42 |

Это не означает, что жизнь кочевогоскотовода лишена забот. Несомненно, ревность и собственничество оставались употребляющих грибы архаичных людей хотя бы как след иерархической организации вобщественных формах протогоминидов. Наблюдение современных приматов— их игр во влияние иих крайне усиленной иерархической структуры — наводит на мысль, что обществапротогоминидов, существовавшие до потребления грибов, вполне могли быть постилю обществами владычества. Таким образом, мы, возможно, прожили не более чемнедолгий период отказа от стиля владычества, недолгую склонность к истиннодинамической и сознательной гармонии с природой, разойдясь с прошлым всех наскак приматов, и слишком скоро были раздавлены колесницей историческогопроцесса. С отказом от “африканского Рая”, достигаемого через потреблениегриба, мы лишь все больше и больше становились скотами в обращении друг сдругом.

Открытый и несобственнический подход ксексуальности является фундаментальным для обществ стиля партнерства. Нотенденция эта приводилась в синергию и закреплялась оргиастическим поведением,которое, несомненно, было частью религии африканской Богини-гриба. Групповаясексуальная активность в малом племени охотников-собирателей и групповыепереживания с галлюциногенами растворяли границы и различия между людьми иобеспечивали открытую и неструктурированную сексуальность, естественноявлявшуюся одной из сторон жизни кочевого племени. (Это вовсе не значит, чтосовременные грибные ритуалы — это оргии, невзирая на то что, возможно, какая-то жадная досенсаций часть публики предпочитает так думать.)

Ибогаин среди фангов.

Культы бвити в Западной Африке,обсуждавшиеся в третьей главе, дают поучительный пример: потребление одногогаллюциногенного растения, содержащего индол, обеспечивает не тольковизионерский экстаз, но также и то, что потребляющие его называют “открытойсердечностью”. Это качество — заботливое отношение к другим — объясняет, по мнению многих,внутреннюю сплоченность общества фангов и способность бвитистов фанговпротивостоять внедрению коммерсантов и миссионеров в целостность ихкультуры:

Ни бвитисты, ни фанги не считают, что могутискоренить ритуальный грех, или зло в мире. Эта несостоятельность означает, чтолюди должны торжествовать. Хорошее и дурное всегда рядом. Фанги, например,нередко говорили миссионерам: “У нас два сердца — хорошее и плохое” Пер выемиссионеры, узнав об этом противоречии, проповедовали евангелие с обещанием“единосердечности” в христианстве. Но фанги там этого не находили. Для многиххристианское “единосердечие” было заужением их “я”. Несмотря на то, что бвитипревозносят “единосердечие”, это как раз то самое единосердечие, котороесплавлено из потока многих качеств, перетекающих из одного состояния в другое.Это доброта, обретаемая в присутствии недоброты, высокое, обретаемое вприсутствии низкого. Это — то или иное возникающее качество, возбуждаемое в присутствиисвоей противоположности. /James W. Fernandez. Bwiti: An Ethnography of theReligious Imaginations in Africa (Princeton:Princeton University Press, 1982), p. 311/

Парадоксально, но ибогаин — индольный галлюциноген,ответственный за фармакологическое действие растения бвити (Tabernanthe iboga), широко признается икак средство воздействия на прочность брачных уз (вопреки таким установкамфангов, как легкий развод), и как афродизиак. Быть может, это одно из немногихрастений среди десятков других, объявляемых афродизиаками, котороедействительно представляет собой то, что рекламируется. / Christian Ratsch andClaudia Muller-Ebeling. Isoldens UebestrankAphrodisiaka in Geschichte und Gegenwart (Munich:Kindler Veriag. 1986)/ Большинство прочих кандидатов на такое наименованиефактически являются всего лишь стимуляторами, которые могут вызывать общеевозбуждение и длительную эрекцию.

Ибогаин как бы действительно меняет,углубляет и усиливает те психологические механизмы, которые кроются засексуальным импульсом: человек испытывает одновременно ощущение отрешенности ивовлеченности, открывающей возможность участия. Тем не менее в ситуациях, гдесексуальная активность не является санкционированной и уместной, ибогаин невызывает ни сексуального возбуждения, ни даже самой возможности такового. Вэтих ситуациях он действует во многом подобно тому, как действует аяхуаска у ее традиционных потребителей,то есть как растворяющий все границы визионерский галлюциноген. Здесь мы видимеще один пример исследования, ожидающего только изменения общественного мнения,для своего осуществления. Если воздействие ибогаина при половых расстройствахбудет соответствовать тому, что говорят в народе, то дальнейшие исследованиямогут быть особенно многообещающими.

Сильнодействующие растения, меняющие нашеотношение к сексуальности, наше видение себя и мира, являются особой сферойкомпетенции людей, которых мы привыкли считать примитивными. Это всего лишь ещеодно доказательство того, до какой степени неосознанно усвоенная позициявладычества обкрадывает нас, лишая участия в более просторном и богатом миреэроса и духа.

По легко угадываемым причинам, обществавладычества, пришедшие на смену обществам партнерства, пылко подавляли нестолько групповую сексуальную активность, сколько религию гриба-галлюциногена.Групповая сексуальная активность без растворения “эго” владыки помогаланаиболее одержимым “эго” мужчинам добиться власти и подняться в иерархииобщества, поскольку господство над другими в конечном счете включает в себя игосподство сексуальное. Это объясняет сохранение оргий и групповой сексуальнойактивности во многих мистериальных религиях, в празднествах Диониса и римскихсатурналиях и повсеместно в язычестве значительное время спустя после того, каксердце языческого мира перестало биться. Однако озабоченность владыкустановлением четкой мужской линии отцовства перевесила в конце концов всепрочие соображения. И тогда владычество “эго” достигло окончательногопреимущества. В ходе безжалостного искоренения христианством всегонеортодоксального оргии были признаны гибельными действиями, выходящими завсякие рамки (то есть растворяющими их), каковыми они и являются, исоответственно были запрещены.

Различия в сексуальнойполитике.

Некоторые важные отличия вырисовываются изсравнения основанного на “эго” общества владычества и пластичного,психологически раскованного общества партнерства. В модели партнерствазначительно ослаблено собственническое отношение мужчин к женщинам, котороеявляется главной стороной модели владычества. Менее явственно выступает исклонность женщин стремиться к длительному сохранению парных союзов с мужчинамив погоне за обеспеченностью и высоким положением в обществе. Организация семьине жесткая и не иерархичная. Детей воспитывает обширное семейство родных идвоюродных братьев и сестер, дядей и теток, а также бывших и настоящихсексуальных партнеров их родителей. В таком окружении у ребенка существуетмножество разного рода отношений и большое разнообразие ролевых моделей.Групповые ценности обычно не находятся в противоречии с ценностями индивида, сценностями его или ее партнеров и детей. Поощряется сексуальноеэкспериментирование молодежи. Пары могут закрепляться по множеству причин,связанных с ними самими и с благосостоянием группы; такое закрепление можетбыть пожизненным, но необязательно. Сексуальность редко бывает табу в такихобществах и становится табу лишь в результате контакта с ценностями обществавладычества.

В обществе владычества мужчины склонныпредпочитать сексуальных партнерш, которые молоды, здоровы и способныпроизвести многочисленное потомство. А стратегия женщины в таком обществе частозаключается в образовании союза с мужчиной старше нее, который, распоряжаясьресурсами группы (пищей, землей или другими женщинами), может гарантировать,что престиж женщины не упадет, когда она станет старше и выйдет из возрастадеторождения. В идеальном партнерском обществе более старшие мужчины могутиметь сексуальные отношения с молодыми женщинами, но без какой-либо угрозы дляотношений, сложившихся с женщинами постарше; женщинам, однако, не нужно искатьчерез покровительство мужчин старше себя гарантии благополучного рождениядетей.

Эта ситуация возникла, поскольку власть ненаходилась исключительно в руках мужчин в возрасте и сильных. Власть скореераспределялась между мужчинами и женщинами всех возрастных групп. Властьокончательная, высшая, в таких обществах была властью творить и хранить жизнь,и, таким образом, естественно, была женской — властью ВеликойБогини.

Джин Бейкер Миллер отмечала, что такназываемая потребность влиять на других и править ими с психологической точкизрения является вовсе не чувством силы, а чувством бессилия. Видя разницу между“властью для себя и властью над другими”, она пишет: “В основополагающем смыслечем выше развитие каждого индивида, тем на большее он способен, тем болееэффективен и тем менее нуждается в ограничении других”. / Jeans Baker Miller,Toward a New Psychology of Women (Boston: Beacon Press, 1986)/ Партнерские общества не простозаменяли патриархат матриархатом; подобные представления слишком ограничены изавязаны на пол. Подлинное отличие существует здесь между обществом, основанномна партнерстве с ролевыми отношениями определяющимися с возрастом, уровнемспособностей и мастерством, и обществом, в котором владычество иерархииподдерживается за счет полного выражения и общественного использованияиндивидов внутри группы. В ситуации партнерства отсутствие понятий, основанныхна собственности и раздутом “эго”, делало ревность и собственничество менеепроблематичными.

Враждебное, как правило, отношение обществавладычества к сексуальному выражению, можно проследить до его истоков— до того ужаса,какой ощущает “эго” владыки в любой ситуации, когда его границы рушатся, даже вситуации самой приятной и естественной. Представление французов об оргазме како “малой смерти” (petit mort) в совершенстве передает весь этот страх и всю ту прелесть, какиенесет в себе растворяющий всякие границы оргазм для культурывладычества.

Глава 6. Высокие равнины рая.

Анги с сестрой и другимидевочками-родственницами толпились у входа в храм. Покрывало из воловьей кожи,обычно скрывающее от глаз внутренность храма, было снято. Было времяпразднества, прославляющего щедрость Великой Богини. Выдающиеся женщины городкас пропитанными жиром волосами и серовато-голубым церемониальным пеплом нагрудях и бедрах стояли на коленях вокруг украшенного гирляндами, застывшего вэкстазе образа Богини и пели. Она сияла возлежащая, опираясь на рог, осыпаннаяохапками цветов и подношений из сосновых орешков. В мерцающем свете множестваламп юные наблюдательницы никогда еще так явственно не видели, что это не самаБогиня во всем богатстве своего образа — беременная, восстающая ивпадающая в сон, — адеревянная статуя с вкраплениями тонкого обсидиана, которым город был такзнаменит, и покрытая слоями красящего вещества и жира до такой степени, что онасияла тем же блеском черного дерева, что и кожа у людей города.

В небольшом открытом пространстве у ногБогини три шаманки высшего — самого тайного — порядка медленно танцевали в костюмах ястребов, и ихзавораживающие тени смешивались с такими же ястребами, изображенными напобеленных стенах. К завершению танца из стенной ниши принесли богаторасписанные деревянные сосуды с крышками и освободили от покрывал из крашенойплетеной ткани. Все присутствующие, даже наши маленькиедевчонки-наблюдательницы у входа, знали, что внутри — гриб, то есть Та, у которойМножество Имен. И причастие это показали и распределили для поедания средиприсутствующих женщин. Для девочек это была редкая привилегия бытьнезамеченными и таким образом лицезреть таинственную Мать Урожая — то был поистине знак ихвозвышения на уровень женщины. Каждая знала, что пройдет немного лет и оназаймет свое место посвящаемой в ритуал, который они сейчас видели, но непонимали. Хотя Анги было всего восемь, а сестре Слинге шесть лет, Анги знала:то, что видят они, никогда не видел ни один мужчина города. Мистерии мужчинбыли иные, тоже тайные, тоже такие, о которых не говорят.

Тассильское плато.

Археологическое доказательство этихумозрительных идей можно обнаружить в пустыне Сахара на юге Алжира, в районепод названием плато Тассилин-Аджер. Причудливое геологическое образование— плато — похоже на лабиринт. Этообширная, сильно изъеденная эрозией местность вертикальных обнажении каменнойпороды, рассеченной ветром на множество узких перпендикулярных коридоров.Аэрофотосъемка дает жуткое впечатление покинутого города (илл. 2).

Наскальная живопись в Тассилин-Аджердатируется периодом от позднего неолита до каких-нибудь двух тысяч лет назад.Здесь самые ранние известные изображения шаманов с большим количеством скота.Шаманы танцуют с грибами, зажатыми в кулак и произрастающими у них из тела(илл. 3). В одном из образцов они изображены радостно бегущими в окружениигеометрических фигур своих галлюцинаций / Эту связь между искусством Тассили ипотреблением грибов подсказал мне Джефф Гейне, этномиколог и историк искусства,живущий в Боулдере (шт. Колорадо). Он указал на причастность образов Тассили кроли потребления грибов в человеческой предыстории. Незадолго до публикациикниги мое внимание было обращено на то. что мое мнение относительносуществования Архаичного потребления гриба в культуре Круглоголового периодаплато Тассили поддерживают новые сторонники. Итальянский ученый ДжорджиоСаморини отметил присутствие грибных мотивов в каменном искусстве Тассили ипредположил, что в этом районе в глубокой древности процветал грибной культ.Ср.: Samorini G, 1989, pp. 18—22. См. библиографию. См. также: Roger Lewin, “Stone AgePsychedelia” in New Scientist. 8 June 1991. pp. 30—34/ (илл. 4). Эти доказательства, запечатленные на скалах,представляются неопровержимыми.

Изображения, сходные с тассильскими,встречаются в доколумбийских перуанских тканях. На такой ткани шаманы держаткакие-то предметы, которые могут быть грибами, а могут быть и какими-тоинструментами для резки. Изображения на фресках Тассили не вызывают сомнения. ВМатален-Амазар и Тин-Тазарифе в Тассили у танцующих шаманов в руках явно грибы,они же прорастают у них из тела.

Илл. 2. Аэрофотоснимок района Тамрит,Тин-Беджадж, плато Тассилин-Аджер. Из книги Анри Лота “В поисках фресок Тассили” (New York: E.P. Dutton, 1959), Рис. 71, С. 184—185.

Илл. 3. Грибной шаман с пчелиным лицом изТассилин-Аджер. Рисунок Кэт Харрисон Маккенны. Из книги О. Т. Осса и О. Н.Эрика “Псилоцибин: руководство для выращивающихмагический гриб”. С. 71. Оригинал приведен в книгеЖана-Доминйка Лажу “Наскальная живописьТассили” (New York: Wold Publishing, 1963) С.71.

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.