WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 42 |

Некоторые исследователи предчувствовализначение галлюцинаций как Катализатора психической организации человека. Вдискуссионной книге Джулиана Джейнса “Происхождениесознания в процессе краха двухпалатного ума” /JulianJaynes, The Origin of Consciousness in the Breakdownof the Bicameral Mind (Boston: Houghton Miffin,1977)/ выдвигается гипотеза о том, что главные шаги в определении человекомсебя как такового, могли быть сделаны даже в исторические времена. Онпредполагает, что во времена Гомера, люди не обладали той внутреннейорганизацией психики, которую мы нынче считаем чем-то само собой разумеющимся.Так, например, то, что мы называем “это”, для людей эпохи Гомера было неким“богом”. Когда внезапно возникала опасность, в уме индивида слышался голосэтого бога. Вторгающаяся в привычное незнакомая функция психики выражала себякак своего рода метапрограмма выживания, вызываемая в моменты огромногонапряжения. И она воспринималась теми, кто ее слышал, как голос, идущийнепосредственно от какого-то бога, как голос их царя или царя жизни будущей.Купцы и торговцы, перемещаясь между разными группами людей, несли неприятныевести, что боги говорят в разных местах разное, и таким образом сеяли первыесемена сомнения. В какой-то момент люди интегрировали эту прежде автономнуюфункцию, и каждый стал этимбогом и переистолковал внутренний голос, интерпретируя его как “я”, или, какего назвали потом, “эго”.

Теория Джейнса в значительной мере не былавоспринята. К сожалению, на 467 страницах своей книги о влиянии галлюцинаций накультуру он ухитряется почти совсем не обсуждать галлюциногенные растения илипсихоактивные вещества. Вследствие этого упущения Джейнс лишил себя механизма,который мог бы уверенно направлять те преобразующие изменения, которые, как онвидел, имеют место в эволюции сознания человека.

Катализатор сознания.

Влияние галлюциногенов в пище было болеечем психологическим. Растительные галлюциногены, возможно, были катализаторамидля всего, что отличает нас от других высших приматов, для всех психическихфункций, которые мы ассоциируем с понятием человека. Наше общество больше, чемдругие, найдет эту теорию трудной для восприятия, поскольку мы превратилиэкстаз, достигаемый фармакологически, в табу. Подобно сексуальности, измененныесостояния сознания для нас — табу, потому что они осознанно или неосознанно ощущаютсясопряженными с тайнами нашего происхождения, с тем, откуда мы и как нам быть натом пути, на котором мы находимся. Подобные переживания размывают границы иугрожают порядку господствующего патриархата и власти общества, так как они— безумное выражение“эго”. Но рассмотрим, как растительные галлюциногены могли стать катализаторамииспользования языка —самой уникальной человеческой деятельности.

В галлюциногенном состоянии у человекавозникает несомненное впечатление, что язык обладает объективным и зримымизмерением, которое обычно скрыто от нашего внимания. Язык в этой ситуациипереживается, видится, точно так же, как мы обычно видели бы свой дом ипривычное окружение. Фактически наша обычная культурная среда в переживанииизмененного состояния верно опознается как нечто вроде баса-волынки внепрестанном лингвистическом деле по объективированию воображения. Инымисловами, сконструированная коллективно культурная сфера, в которой мы живем,является воплощением нашего коллективного языкового намерения.

Наша способность к формированию языка можетактивизироваться через мутагенное влияние галлюциногенов, действуянепосредственно на органеллы, связанные с оформлением и генерированиемсигналов. Эти органеллы находятся в определенных структурах мозга, как,например, зона Брока, которые регулируют формирование речи. Иначе говоря,открытие клапана, ограничивающего сознание, вызывает словесное выражение— так, будто слово— это некаякоагуляция смысла, ранее ощущаемого, но оставшегося невыраженным. Этот активныйимпульс говорить —“выхождение слов наружу” — ощущался и описывался в космогониях многих народов.

Псилоцибин специфически активизирует теобласти мозга, которые связаны с обработкой сигналов. Распространенным явлениемпри псилоцибиновом опьянении являются спонтанные поэтические всплески и прочаяголосовая деятельность, вроде “говорения на языках”, хотя и иначе, чем приобычной глоссолалии. В культурах с традицией потребления галлюциногенных грибовэти феномены привели к возникновению понятия о беседе с духами-врачевателями исверхъестественными союзниками. Исследователи, знакомые с этой областью,соглашаются с тем, что псилоцибин оказывает глубокий катализирующий эффект наязыковой импульс. Стоило действиям, включающим синтаксическое самовыражение,стать установившимися привычками среди ранних человеческих существ,продолжавшаяся эволюция языка в той среде, где грибы были редки или недоступны,допускала тенденцию к выражению и возникновению “эго”. Если “эго” не растворятьрегулярно и неоднократно в безграничном гиперпространстве ТрансцендентногоИного, то всегда будет иметь место постепенное уклонение от ощущения себячастью великого целого природы. Крайним следствием такого уклонения является тафатальная скука, которой пропитана ныне западная цивилизация.

Связь между грибами и языком блестящепредвосхитил Генри Мунн в своем очерке “Грибы языка”.

Язык является экстатической деятельностьюсмыслоозначивания. При опьянении грибами легкость, свобода, удачностьвыражений, на которые становишься способен, таковы, что дивишься словам,рожденным из соединения намерения выразить с материалом переживания.Спонтанность, которую высвобождают грибы, не только перцептуальная, но илингвистическая. Для шамана это — будто само существование высказывается через него. / Henry Munn.“The Mushroom of Language”, in Michael J. Harner, ed., Shamanism and Hallucinogens (London:Oxford University Press, 1973). p. 88/

Плоть стала словом.

Эволюционные преимущества использованияречи — и самые явные,и самые тонкие. В рождении человеческого языка сошлись многие необычныефакторы. Речь, конечно, облегчает общение и познавательную деятельность, ноона, возможно, оказала на все человеческие дела непредвиденноевлияние.

Отдельные нейрофизиологи выдвинулигипотезу, что звуковая вибрация, связанная с использованием человеком языка,способствует своего рода очищению спинномозговой жидкости. Наблюдалось, чтовибрации могут способствовать осаждению и концентрации малых молекул в спиннойжидкости, которая омывает и непрерывно очищает мозг. Наши предки, может быть,осознанно, а может быть, и неосознанно обнаружили, что звук голоса вычищал“химическую паутину” из их голов. Практика эта, возможно, повлияла на развитиеу нас тонких костей черепа и наклонности к языку. Такой простойсаморегулируемый процесс, как пение, мог вполне иметь положительныепреимущества для адаптации, если он к тому же еще способствовал и эффективномуудалению из мозга химических отходов.

Эта необычная идея поддерживается вследующем отрывке.

Вибрации черепа у человека, создаваемыегромкой вокализацией, оказывают на мозг эффект массажа и облегчают вымываниепродуктов метаболизма из мозга в спинномозговую жидкость... Мозг неандертальцевбыл на 15 процентов крупнее нашего, тем не менее они не выжили в соревновании слюдьми современными. Мозг их был более загрязнен, поскольку их массивный черепне вибрировал, а следовательно, мозг недостаточно очищался. Для развитиясовременных людей важно было утончение черепных костей. / К. F. Jindrak and H.Jindrak, “Mechanical Effect of Vocalization of Human Brain and Meninges”,Medical Hypotheses 25(1989), pp. 17—20/

Как уже говорилось, гоминиды игаллюциногенные растения должны были долгое время находиться в тесной связи, вособенности в свете того допущения, что реальные физические изменения в генахчеловека произошли от этой связи. Строение мягкого неба у ребенка исогласованное небное опускание — это недавняя адаптация, которая облегчает овладение языком. Ни уодного из прочих приматов эта характеристика не выявлена. Это изменение,возможно, было результатом избирательного давления на мутации, первоначальновызванные новой всеядной диетой.

Женщины и язык.

Женщины-собирательницы в характерном дляАрхаичного равновесии охотников и собирателей подвергались гораздо большемудавлению обстоятельств, требовавших развития языка, чем муж чины. В охоте— прерогативе мужчинкак более сильных физически — поощрялись сила, осторожность и умение выжидать. Охотник могвполне обходиться весьма ограниченным набором языковых сигналов, как этопроисходит и до сих пор среди охотничьих племен вроде кунгов илимаку.

У собирателей же ситуация была иная.Женщины с самым большим репертуаром передаваемых образов пищи, ее источников исекретов приготовления несомненно оказывались в преимущественном положении.Язык вполне мог возникнуть как некая таинственная способность, которой обладалиглавным образом женщины, проводившие вместе большую часть времени своегободрствования и обычно разговаривающие друг с другом. Женщин во все временасчитали склонными к общности, к группе, в отличие от образа одинокого мужчины— романтизированнойверсии ведущего самца отряда приматов.

Лингвистические достижения женщинопределялись необходимостью запомнить и описать друг другу все многообразиемест произрастания, сопутствующих приметных знаков, а также многочисленныетаксономические и структурные детали, касающиеся растений, которые надлежалособрать или, наоборот, которых надо было избегать. Сложная морфологияестественного мира направляла эволюцию языка к моделированию мира зримого. Посей день одно таксономическое описание растения вызывает при прочтении истинноджойсовский трепет: “Кустарник, высотой от 2-х до 6-и футов, совершенно гладок.Листья — сидячие,линейно-ланцетовидные или ланцетовидные, острые или заостренные — обычно расположены на однойвысоте друг против друга, кое-где по три или верхний отдельно. Цветы— одиночные впазухах, желтые, с запахом — расположены на ножке. Чашечка колокольчиков - видная, лепесткискороопадающие, обратнояйцевидные” и т.д., еще на много строк.

Та языковая глубина, какой достиглиженщины-собирательницы, привела в конечном счете к важному открытию: к открытиюземледелия. Я называю его важным из-за его последствий. Женщины ясно понимали,что могли бы попросту сами выращивать какие-то растения. В результате ониизучили особенности тех растений, которые обеспечивали оседлый образ жизни, авсю остальную природу, которую когда-то знали так хорошо, стали постепеннозабывать.

С этого момента начался отход отестественного мира и возникла двойственность: человек и природа. Как мы вскореувидим, местность, где умерла культура древней богини, — Чатал-Хююк в нынешней турецкойАнатолии, — и есть тасамая местность, где могло впервые возникнуть земледелие. В таких местах, какЧатал-Хююк и Иерихон, люди и их одомашненные растения и животные стали впервыефизически и психологически обособленными, отделенными от жизни дикой природы истрашного неведомого. Использование галлюциногенов могло быть санкционированолишь в обществах охотников и собирателей. Когда же эти растения потреблялиземледельцы, они не в состоянии были подняться на рассвете и выйти обрабатыватьполе. На этом этапе зерно злаков и вообще зерно становятся богами — богами, символизирующимиодомашненность и тяжкий труд. Они замещают древних богинь вызываемогорастениями экстаза.

Земледелие приносит с собой возможностьперепроизводства, что ведет к избытку продуктов, накоплению и торговле.Торговля порождает города. Города изолируют своих обитателей от мира природы.Как это ни парадоксально, но более эффективное использование растительныхресурсов с помощью земледелия привело к отходу от симбиотических отношенийчеловека и природы. Я говорю об этом вовсе не метафорически. Скукасовременности — этоследствие нарушенной квазисимбиотической связи между нами и природой Геи.Только восстановление в какой-то форме этой связи, способно привести нас кполной оценке нашего права по рождению и нашего ощущения себя истинночеловеческими существами.

Глава 5. Привычка как культура и какрелигия.

Обычная деятельность небольшой группыкочевых пастухов через определенные промежутки времени, вероятно, совпадающие сфазами Луны, прекращалась. Дожди в тропиках следовали, как правило, зановолунием, принося обилие грибов. Все происходило по ночам; ночь — время магических проекции игаллюцинаций, и поэтому видений легче достигнуть в темноте. Присутствовал веськлан — и старые, ималые. Старшие, в особенности шаманы, обычно женщины, но нередко и мужчины,скупо выдавали каждому положенную дозу. Каждый из членов клана стоял передгруппой и задумчиво жевал, а затем проглатывал тело Богини, прежде чемвернуться на свое место в кругу. Звуки костяных флейт и барабанов вплетались враспевы. Танцы в ряд, с тяжелыми притопываниями запускали энергию первой волнывидений. Внезапно старшие давали знак стихнуть.

В неподвижной тьме каждый ум следует своейтропой из искр в кустарник, тогда как некоторые тихо причитают. Они чувствуютстрах и преодолевают его общими усилиями. Они испытывают облегчение всоединении с чудом, которые им дарят видения; некоторые спонтанно приближаютсяк находящимся рядом в простом порыве расположения, с импульсом близости илииспытывая эротическое желание. Человек не ощущает никакой дистанции ни междусобой и всем остальным кланом, ни между кланом и всем миром. Тождестворастворяется в высшей бессловесной истине экстаза. В том мире все разделенияпреодолены. Есть лишь Единая Великая Жизнь; она зрит себя в игре, и онарадостна.

* * *

Влияние растений на развитие культуры исознания не было исследовано достаточно обстоятельно, хотя в сжатой форме этаидея появляется у Р. Гордона Уоссона в книге “Дорогав Элевсин”. Уоссон некомментирует возникновение саморефлексии у гоминидов, но намекает нагаллюциногенные грибы как на причину появления проснувшихся духовночеловеческих существ и возникновения религии. Уоссон считает, что всеядныелюди, занятые поисками пищи, рано или поздно встретились бы с галлюциногеннымигрибами или другими психоактивными растениями в своем окружении.

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.