WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 42 |

Едва ли можно сомневаться в том, чтосознание, подобно способности сопротивляться болезни, дарует огромныеадаптивные преимущества тому, кто им обладает. В поисках причинного агента,способного обеспечить синергию познавательной активности и тем самым сыгратьопределенную роль в возникновении гомини-дов, исследователи могли быдавным-давно обратиться к растительным галлюциногенам, не будь мы так склонныупорно избегать идеи о том, что нашему высокому положению в иерархии природы мыкак-то обязаны влиянию растений или каких-то других естественных сил. Так жекак век XIX согласился с мнением о происхождении человека от обезьяны, так инам придется теперь согласиться с фактом, что обезьяны эти находились поддействием психоактивных веществ. Употребление этих веществ, кажется, являетсянашей уникальной особенностью.

Уникальность человека.

Стремиться понять человека — значит стремиться понять егоуникальность. Радикальная разница между людьми и прочей природой стольпоразительна, что для донаучного мышления это было достаточным доказательствомтого, что мы божественно привилегированная часть творения, что мы какие-тоиные, ближе, так сказать, к Богу. В конце концов, человек говорит, фантазирует,смеется, влюбляется, он способен на великие акты самопожертвования илижестокости, он создает великие произведения искусства и выдвигает теоретическиеи математические модели явлений. Человеческие существа отличаются обилиемразнообразных веществ, которыми они пользуются и к которым пристрастились всвоем окружении.

Познавательная способностьчеловека.

Все единственные в своем родехарактеристики и занятия человека — танец, философия, живопись, поэзия, спорт, размышление,эротическая фантазия, политика и экстатическое самоопьянение — можно подвести под общееопределение: познавательная деятельность. Мы поистине Homo sapiens — мыслящие животные; наши действия— это продуктизмерения, которое является сугубо нашим, измерением познавательнойдеятельности: мыслей и чувств, памяти и предвосхищения. — Психики.

Из наблюдения людей, потребляющихаяхуаску в верховьях Амазонки, мне стало ясно, что шаманы часто интуитивнонаправляют принятие групповых решений. Шаманы решают, когда группепереселяться, когда охотиться или воевать. Человеческая познавательнаяспособность — этоудивительно гибкая адаптивная реакция, позволяющая нам управлять тем, что удругих видов является генетически запрограммированным поведением.

Мы живем в среде, обусловленной не толькобиологическими и физическими обстоятельствами, которым подвержены все виды, нотакже символами и языком. Наша человеческая среда обусловлена смыслом. А смыслнаходится в коллективном разуме группы.

Символы и язык позволяют нам действовать всверхъестественном измерении, находящемся за пределами обычной активностидругих форм органической жизни. Мы можем актуализировать допущения ипредположения своей культуры, изменять и формировать мир естественный,преследуя идеологические цели, и совершать это в соответствии с той внутреннеймоделью мира, какую нам дали возможность создать наши символы. Мы делаем это,разрабатывая все более эффективные, а следовательно, и более разрушительныеартефакты и технологии, от использования которых мы не можемотказаться.

Символы позволяют нам накапливатьинформацию вне физического мозга. Это создает у нас совсем иное, чем у животныхотношение к прошлому. Наконец, к любому анализу сущности человека нам следуетдобавить представление о самонаправляемом изменении деятельности. Мы способнывидоизменять свои стереотипы поведения, основанные на символическом анализепрошлых событий, иными словами, через посредство истории. Благодаря нашейспособности накапливать и извлекать информацию в виде образов и письменныхсвидетельств, мы создали определенную человеческую среду, обусловленнуюсимволами и языком в той же степени, что и биологическими факторами и факторамиокружающей среды.

Превращения обезьян.

Эволюционные всплески, которые привели кпоявлению языка, а позднее и письма, являются примером фундаментальных, почтионтологических преобразований линии гоминидов. Помимо обеспечения насспособностью кодировать данные за пределами ДНК, познавательная деятельностьпозволяет нам передавать информацию через пространство и время. Сначала это невыходило за пределы способности выкрикнуть предостережение или приказ, что ненамного больше, чем видоизменение крика тревоги — знакомой черты поведения стадныхживотных. В ходе человеческой истории этот импульс к общению мотивировалразвитие все более эффективных коммуникативных техник. А к началу нашего векабазисная способность к общению превратилась во всепроникающие средствакоммуникации, которые буквально заполонили нашу планету. Планета плывет всамопорожденном океане вестей.

Телефонные звонки, обмен данными ипередаваемые с помощью электроники развлекательные программы создают незримыймир, воспринимаемый нами как некое информационное планетарное единство. Мы обэтом ничего не думаем, мы, как культура, принимаем это как должное.

Наша уникальная и лихорадочная любовь кслову и символам принесла нам некий коллективный гнозис, коллективное пониманиесебя и нашего мира, которое выдержало испытание временем и дожило до нашихдней. Этот коллективный гнозис скрывается за верой прошлых веков вуниверсальные истины и общечеловеческие ценности. Идеологию можно считатьсредой, определяемой смыслами. Она незрима, но она окружает нас и решает за нас— хотя мы можем этогои не осознавать, —что нам думать о самих себе и о реальности. Она поистине определяет за нас то,о чем мы можеммыслить.

Подъем единой по всей планете электроннойкультуры в значительной степени повысил скорость, с которой мы можем получатьинформацию, необходимую для выживания. Это, а также сама численностьчеловеческого населения в целом привели к остановке нашей эволюции как вида нафизическом плане. Чем крупнее популяция, тем меньше влияние мутаций на эволюциювида. Этот факт в сочетании с развитием шаманизма, а затем научной медицины,привел к удалению нас из театра естественного отбора. Тем временем библиотеки иэлектронные базы данных заменили индивидуальный человеческий ум как основноесредство, обеспечивающее хранение культурной базы данных. Символы и языкипостепенно отдалили нас от того стиля общественной организации, который былхарактерен для наших далеких предков-кочевников и заменили эту архаичную моделькуда более сложной общественной организацией, характеризующейся как планетарноеобщество, объединенное электроникой. В результате этих изменений мы сами сталив значительной мере эпигенетичны, подразумевая под этим, что многое из того,чем мы являемся как человеческие существа, содержится теперь не в наших генах,а в нашей культуре.

Возникновение человеческого воображения вдоисторическую эпоху.

Наша способность к познавательной иязыковой деятельности определяется размером и организацией человеческого мозга.Нервные структуры, связанные с концептуализацией, визуализацией, смысловымзначением и ассоциативностью, высоко развиты у нашего вида. Через акт живойречи мы заигрываем со сферой воображения. Способность ассоциировать звуки, тоесть заурядные языковые шумы, извлекаемые нашими органами речи, со значимымивнутренними образами есть действие синестезии. Зоны человеческого мозга,получившие развитие совсем недавно (зона Брока и неокортекс), предназначены дляконтроля над процессами переработки символов и языка.

Вывод, неизбежно следующий из этих фактов,состоит в том, что язык и культура стали возможны благодаря этим высокоорганизованным областям нашего мозга. Что касается поиска каких-то сценариеввозникновения человека и его социальной организации, то здесь проблема вследующем: мы знаем, что наши лингвистические способности должны были развитьсяв ответ на огромное эволюционное давление, но мы не знаем, что это было задавление.

Там, где имело место потреблениепсихоактивных растений, нервную систему гоминидов в течение многих тысячелетийнаводняли галлюциногенные царства странной и чуждой красоты. Однакоэволюционные нужды направляют сознание организмов в узкий тупик, где ординарнаяреальность воспринимается через заужающий клапан органов чувств. Иначе мы былибы довольно плохо приспособлены ко всей кутерьме непосредственногосуществования. Как существа с животным телом, мы понимаем, что подвластныцелому ряду непосредственных забот, которые мы можем игнорировать лишь согромным риском. Как существа человеческие, мы осознаем также и мир внутренний,чуждый нуждам нашего тела, но эволюционные нужды вынесли мир этот далеко зарамки обычного сознания.

Стереотипы и понимание.

Сознанием называется осознаваниеосознавания / Herbert V. Guenther, Tibetan Buddhismwithout Mystification (Leiden, Netherlands: E. J.Brill. 1986). p. 66/, и оно характеризуется новыми ассоциациями и связями всреде разных данных опыта. Сознание подобно какому-то сверхнеспецифичномуиммунному ответу. Ключ к работе иммунной системы — способность одного химическоговещества опознавать другое, иметь с другим веществом какую-то связь по типу“ключ — замок”. Вэтом смысле и иммунная система, и сознание представляют собой системы, которыеобучаются, опознают и запоминают. / Francisco J. Varela and A. Coutinho “TheBody Thinks: How and Why the Immune System Is Cognitive” in The Reality Club, ed. John Brockman.vol. 2. (New York: Phoenix Press, 1988)/

Написав это, я припомнил высказаннуюАльфредом Уайтхедом мысль о том, что понимание естьапперцепция стереотипа как такового. Это же и совершенно приемлемое определение сознания. Осознаваниестереотипа передает ощущение, которое сопровождает понимание. По-видимому, нетпредела тому, сколько сознания может обрести тот или иной вид, посколькупонимание — это некакой-то ограниченный проект с вообразимым завершением, а скорее своего родаустановка на непосредственный опыт. Данное положение кажется самоочевидным сточки зрения обычного мировосприятия, представляющего сознание аналогичнымкакому-то источнику света. Чем сильнее этот свет, тем открывается большая частьобласти темноты. Сознание — это интеграция восприятия мира от момента к моменту. И тем,насколько хорошо (или можно даже сказать, насколько изящно) осуществляется этаинтеграция, определяется уникальная адаптивная реакция индивида насуществование.

Мы обладатели не только индивидуальнойпознавательной деятельности, но при совместном действии и групповойдеятельности. Познавательная деятельность в группе обычно означает развитиесимволов и языка и манипулирование ими. Хотя эта ситуация встречается у многихвидов, для вида человеческого она особенно характерна. Наша гигантская властьнад символами и реалиями языка обеспечивает нам уникальное положение в миреприроды. Власть нашей магии и науки рождается от нашей преданности групповойпсихической деятельности, совместному использованию символов, распространениюидей и пересказу разных небылиц.

Выраженная выше мысль о том, что обычноесознание есть конечный продукт процесса экстенсивного давления и фильтрации ичто психоделический опыт является антитезой этой конструкции, была выдвинутаОлдосом Хаксли, который противопоставил обычное сознание психоделическомуопыту. Анализируя свои переживания с мескалином, Хаксли писал.

Я прихожу к согласию с видным философом изКембриджа д-ром Броудом в том, что “нам следует рассмотреть намного болеесерьезно, чем делалось прежде, предположение, что функция мозга, нервнойсистемы и органов чувств состоит в основном в том, чтобы устранять, ане производить.” Функция мозга и нервной системы состоит в защите нас отпереполнения и потрясения этой массой, в основном, бесполезного и неуместногознания, за счет исключения большей части того, что нам пришлось бы наблюдатьили вспоминать в любой момент, и оставления только той очень небольшой,специфической выборки, которая, вероятно, будет практически полезной. Согласноэтой теории, каждый из нас представляет собой потенциально Мировой Разум. Нопоскольку мы суть животные, наше дело — выжить любой ценой. Чтобысделать возможным биологическое выживание, Мировой Разум приходиться пропускатьчерез редукционный клапан мозга и нервной системы. На выходе же имеет местожалкая струйка своего рода сознания, которая помогает нам выжить на поверхностиданной конкретной планеты. Чтобы сформулировать и выразить содержание этогоредуцированного знания, человек изобрел и бесконечно развивал те символическиесистемы и те не высказанные прямо философии, которые мы называем языком. Каждыйиндивид одновременно является иждивенцем и жертвой лингвистической традиции, вкоторой он рожден. То, что на языке религии называется “сим миром”, есть мирредуцированного знания, выраженного и, так сказать, пораженного языком.Различные же “иные миры”, с которыми человеческие существа по ошибке вступают всоприкосновение, являются многочисленными элементами в совокупности знания,принадлежащего Мировому Разуму... Временные обходные пути можно обрести либоспонтанно, либо в результате целенаправленных духовных упражнений.., или же спомощью психоактивных веществ. / Aldous Huxley, TheDoors of Perception (New York: Harper, 1954), p. 22(цит. по: Олдос Хаксли. Двери восприятия. СПб. “Петербург — XXI век. 1994, С. 15-16)/

Хаксли не упоминает о том, что веществаэти, в особенности растительные галлюциногены, могут надежно и повторнооткрывать шлюзы редуцирующего клапана сознания и подвергать индивида действиюполной силы беспредельного Дао. Способ, которым мы интериоризируем влияниеэтого опыта Невыразимого, с которым сталкиваемся через психоделики или инымпутем, состоит в обобщении и экстраполировании своего мировоззрения в актахвоображения. Эти акты являются нашим адаптационным откликом на информациюотносительно внешнего мира, которая передается нам органами чувств. Для нашеговида культурные и ситуативные специфические синтаксические программные средствав форме языка могут состязаться с инстинктивным миром жесткозапрограммированного животного поведения, а иногда и замещать его. Этоозначает, что мы можем учиться и передавать опыт, меняя плохо адаптированныевиды поведения. Мы можем сообща признавать преимущество мира перед войной илисотрудничества перед нездоровой конкуренцией. Мы можем изменяться.

Как мы уже видели, человеческий язык могвозникнуть, когда организационные возможности приматов были приведены всостояние синергии растительными галлюциногенами. Психоделический опытвдохновлял нас в первую очередь на подлинно саморефлексивное мышление, а затемна передачу наших мыслей об этом.

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.