WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 |

В.А.ТАШЛЫКОВ

ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ЗАЩИТА У БОЛЬНЫХ НЕВРОЗАМИ И С ПСИХОСОМАТИЧЕСКИМИ РАССТРОЙСТВАМИ

Санкт-Петербургская медицинская академия последипломного образования, 1997 г.

ВВЕДЕНИЕ

Синдромально-нозологическая характеристика неврозов и психосоматических расстройств не отражает в должной мере личность и внутренний мир больного, мотивы и механизмы его переживаний и поведения. В то же время личность пациента при этих заболеваниях может быть как в центре причин их развития и сохранения, так и лечения, прежде всего психотерапии. Значительные возможности для целостного понимания больного не только как носителя симптоматики, но и как человека со специфически измененным жизненным стилем, представляет учет внутренней картины болезни (ВКБ) — системы психической адаптации, имеющей в основе механизмы психологической зашиты и совладения (копинг-поведения).

Методологическим подходом к пониманию ВБК являются положения психологии отношений В.Н.Мясищева, представления о трехкомпонентной структуре отношения личности (когнитивный, эмоциональный, поведенческий), признание значимости взаимосвязи сознательного и неосознаваемого в регуляторных механизмах системы психической адаптации больного (Карвасарский Б.Д., 1982).

Восприятие, переживание и переработка болезненных расстройств у больных неврозами и психосоматическими расстройствами определяются особенностями их личностных свойств, концепцией «Я», психологическим конфликтом (внутриличностным и межличностным), психотравмирующей ситуацией, способами психологической защиты и совладания с болезнью и ее последствиями (Ташлыков В.А., 1984), В целом ВКБ формируется в защитных целях для снижения эмоционального напряжения и преодоления трудностей, вызванных заболеванием.

Когнитивный (познавательный) аспект ВКБ определяется прежде всего соматической или психогенной концепцией болезни, сформировавшейся у больных а ходе переработки ими патологических ощущений и переживаний. «Соматическая концепция» вытекает из доминирующих представлений больных об органических нарушениях нервной системы или внутренних органов. При отсутствии каких-либо органических нарушений у больных с соматизированными невротическими расстройствами отмечается тенденция к отражению своего психического дискомфорта в форме жалоб соматического характера. Эта тенденция в целом отражает защитную деятельность личности с целью устранения из сознания истинных причин переживаний. Однозначность «соматической концепции» у больных психосоматическими расстройствами в значительной мере поддерживается свойственной им алекситимией, то есть неспособностью к вербальному описанию своего эмоционального состояния и проблем. Алекситимические характеристики в общении с такими больными проявляются в подробном описании ими симптомов, иногда не имеющих отношения к данному психосоматическому заболеванию (в частности, больной с язвенным колитом больше жалуется на различные боли во всем теле, мышечные судороги и повышенную кислотность, чем на кровавый понос), тревогу и депрессию описывает в форме физических ощущений, испытывает затруднения в подборе соответствующих слов для описания чувств, отмечаются редкие сновидения и отсутствие фантазий, ограничены межличностные отношения (Apfel P.J., Sifnеos P.E., 1979). «Психогенная концепция» определяется представлениями больных о причинах своего заболевания, связанных с самооценками трудных жизненных ситуаций и отношений с окружающими. Однако под влиянием защитного функционирования личности больных причины своей психотравматизации они видят вовне, как правило, исключая свой вклад в развитие конфликтных ситуаций и отношений.

Эмоциональный аспект ВКБ включает такие основные типы доминирующего переживания болезни как депрессивный (подавленность и пессимизм вследствие реальных или воображаемых утрат объектов привязанностей, целей, сил или своих возможностей) и фобический (переживание угрозы утраты самоконтроля и независимости). Эти типы переживания болезни могут нередко совпадать с ведущими аффективными расстройствами, среди которых у больных неврозами и психосоматическими заболеваниями наиболее частыми являются тревога (страх) и депрессия.

Мотивационно-поведенческий аспект ВКБ (активность или пассивность в переработке личностных конфликтов и психотравмирующих ситуаций, преодолении болезни и стремлении к выздоровлению) находит выражение в особенностях самооценки, конфликта и патогенной ситуации, системы адаптации — механизмах психологической защиты и совладения, поведения типа комплаенс (следование лечебным предписаниям и соответствующему образу жизни).

Особенности ВКБ раскрывают стиль нарушенного личностного функционирования больного неврозом или психосоматическим заболеванием с учетом когнитивных, эмоциональных и поведенческих стереотипов, порождающих психотравмирующие жизненные ситуации. Эти неадаптивные стереотипы при действии выраженной психологической защиты препятствуют конструктивному решению больными патогенных психологических конфликтов между внутренними потребностями и требованиями среды, между потребностью личностной значимости (сохранение самоуважения) и потребность социального соответствия поведения. Развитие и сохранение неадаптивных стереотипов происходит в условиях искаженной переработки больными симптоматики («порочный круг» взаимодействия симптомов и переживаний), противоречивого отношения к диагнозу (страх и ожидание информации о болезни), роли пациента (пассивное отношение к лечению и желание выздоровления), актуальной жизненной ситуации (поиск причин трудностей вне собственного поведения и ожидание разрешения ситуации).

В неврозологии и психосоматике эволюция взглядов теоретиков и практиков относительно полхода к целостному пониманию больного и проведению дифференцированной терапии сопровождается перемещением акцента от признания важности личностных черт к учету патологических адаптивных механизмов личности, в частности, психологической защиты. В последние годы происходит дальнейшее смещение интереса в сторону изучения механизмов психической адаптации, связанных уже со здоровыми, положительными сторонами личности больного. Для повышения эффективности психотерапии больных неврозами и психосоматическими расстройствами полезным является знание не только психологической защиты, но и механизмов совладания (копинг-поведения) личности, направленных на активное разрешение конфликта, патогенной ситуации и устранение вызванного ими эмоционального напряжения. При этом целью психотерапии становится не только устранение симптомов заболевания, но и обучение пациента совладеющему поведению в трудных жизненных ситуациях.

СОВРЕМЕННЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О МЕХАНИЗМАХ

ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЗАЩИТЫ И СОВЛАДЕНИЯ

Понятие психологической защиты получило признание по всех направлениях психологии и психотерапии. При заболеваниях с биологическими механизмами развития всегда рассматривали болезнь, как результат действия вредоносных факторов и механизмов «физиологической защиты», направленных на восстановление нарушенного гомеостаза организма. Аналогично можно рассматривать и механизмы психологической защиты. Воспаление и боль, с одной стороны, являются адаптивными физиологическими реакциями, с другой стороны, включаясь в патогенез болезни, выполняют и вредоносную роль. Также механизмы психологической защиты адаптивны, предохраняя сознание больного от болезненных чувств и воспоминаний, однако при проведении психотерапевтической работы создают определенные препятствия, отражая сопротивление переработке психотравмирующего содержания переживаний.

Представления о психологической защите первоначально формировались в рамках психоанализа. Впервые концепция психологической защиты в виде классического психоаналитического подхода была представлена А.Фрейд в ее книге «Эго и механизм защиты» в 1936 г. Согласно разработанной 3.Фрейдом структуре личности (бессознательные желания и инстинкты — «Оно», «Я», «Сверх-Я» — система интериоризированных норм и запретов), психологическая зашита рассматривается как бессознательные, приобретенные в процессе развития личности способы «Я» достижения компромисса между противодействующими силами «Оно» и «Сверх-Я», а также внешней действительностью. Механизмы психологической зашиты направлены на уменьшение тревоги, вызванной интрапсихическим конфликтом, и представляют собой специфические бессознательные процессы, с помощью которых «Я» пытается сохранить интегративность и адаптивность личности. Эта концепция в рамках психоанализа подвергалась определенным изменениям. Согласно взглядам ведущего современного психоаналитика Ch.Brenner (1981), психологическая защита является определенным аспектом мышления, отражающим взаимосвязи между «Я» и «Оно». В зависимости от особенностей конфликтной ситуации (различное размещение ее на оси удовольствие — неудовольствие). «Я» может применять защитные механизмы как защиту при натиске влечений, так и для их удовлетворения. В защитных целях «Я» использует любую установку, восприятие, отвлечение внимания, смещение на побудители иного поведения и вообще «все, что есть под рукой».

В основе современных представлений о механизмах психологической защиты доминируют познавательные теории (Grzegolowska H., 1981). Эти механизмы определяются как защитные переоценки (реинтерпретации), характеризующиеся изменением значения факторов эмоциональной угрозы, собственных черт и ценностей. В основе защитной деятельности, целью которой является снижение тревоги (психического дискомфорта) или повышение самооценки, лежит защита «Я» посредством искажения процесса отбора и преобразования информации. Благодаря этому достигается сохранение чувства соответствия между имеющимися у больного представлениями об окружающем мире, себе и поступающей информацией.

В отечественной психологии и психиатрии понятие психологической защиты рассматривается как важнейшая форма реагирования сознания индивида на психическую травму (Бассин Ф.В., Рожнов В.Е., Рожнова М.А., 1979). При этом имеется в виду прежде всего защитная перестройка, происходящая в системах взаимосвязанных психологических установок и отношений, в субъективной иерархии ценностей, которая направлена на редукцию патогенного эмоционального напряжения, способствуя, хотя и временному, но определенному лечебному эффекту и предотвращая дальнейшее развитие психологических и физиологических нарушений.

Такие негативные чувства как тревога, страх, гнев, стыд и др., сама болезнь как эмоциональный стресс вызывают в личности адаптивные процессы переоценки значения ситуации, отношений, собственных черт и представлений в целях ослабления психического дискомфорта и сохранения уровня самооценки. Эта переоценка осуществляется, как правило, в рамках несознаваемой деятельности психики с помощью целого ряда механизмов психической защиты, одни из которых действуют на уровне восприятия (например, вытеснение), а другие на уровне трансформации (искажения) информации (например, рационализация). Устойчивость, частое использование, ригидность, тесная связь с дезадаптивными стереотипами мышления, переживания и поведения, включение в систему сил противодействия целям лечения делают такие защитные механизмы патологическими. Общей их чертой является отказ личности от деятельности, предназначенной для продуктивного разрешения ситуации или проблемы, вызывающих негативные, мучительные для «Я» переживания.

Рассмотрим наиболее распространенные и важные механизмы психологической защиты. Вытеснение — недопущение в сферу сознания или устранение из нее болезненных и противоречивых чувств и воспоминаний, неприемлемых желаний и мыслей. Это наиболее примитивный, как правило, малоэффективный способ зашиты, но в той или иной мере он присоединяется к действию всех других защитных механизмов. Вытесняется, забывается обычно то, что снижает чувство собственной ценности личности. Чаще он проявляется у личностей с незрелым «Я», истерическими чертами характера, у детей. Близкими к описанному способу защиты являются механизмы перцептивной защиты (автоматические реакции невосприятия при наличии болезненного расхождения между поступающей и имеющейся информацией), подавления (более сознательное, чем при вытеснении, избегание тревожащей информации, отвлечение внимания от осознаваемых аффектогенных импульсов и конфликтов), блокирование (задержка, торможение, обычно временное, эмоций, мыслей или действий, возбуждающих тревогу), отрицание (непризнание, отрицание ситуаций, конфликтов, игнорирование болезненной реальности, фактов). Представленную совокупность защитных механизмов объединяет отсутствие переработки содержания того, что подвергается вытеснению, подавлению, блокированию или отрицанию.

Вторая группа защитных механизмов связана с преобразованием (искажением) значения содержания мыслей, чувств, поведения больного. Механизм рационализации проявляется в псевдообъяснении больным собственных неприемлемых желаний, убеждений и поступков, интерпретации по-своему различных личностных черт (агрессивности как активности, безразличия как независимости, скупости как бережливости и т.д.) с целью самооправдания, так как осознание истинного их содержания может привести к снижению чувства собственной ценности, повышению треноги и других отрицательных переживаний. При защитном механизме по типу интеллектуализации вступает в действие контроль над эмоциями и импульсами посредством преобладания размышления, рассуждения по их поводу вместо непосредственного переживания. Характерным признаком является «объективное» отношение к ситуации, чрезмерно когнитивный способ представления и попыток решения конфликтных тем, без ощущения связанных с ней аффектов. Близким к описанному способу защиты является механизм изоляции, состоящий в интеллектуально-эмоциональной диссоциации, отделении эмоции от конкретного психического содержания, в результате чего представление или эмоция вытесняются, или эмоция связывается с другим, менее значимым представлением, и тем самым достигается снижение эмоционального напряжения.

Pages:     || 2 | 3 | 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.