WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 31 | 32 || 34 |

Но послать этот сигнал мы сможем лишь втом случае, если, последовав содержащимся в посеянных генах инструкциям,построим необходимую аппаратуру, социальную систему или звездолет. И когда мыэто сделаем, где-то в галактике вспыхнет послание: еще одна из многих миллионовзасеянных планет подошла к порогу галактического сообщества. По современнымоценкам даже в изобилующей разумом галактике разумные виды минуют этот' пороглишь раз в сто тысяч лет. И это счастливый миг для всех членов сообщества. Есливышеизложенные соображения хоть в какой-то мере соответствуют истине, то самфакт, что они увидели свет, означает заключительный миг стадии, предшествующейконтакту, и еще он означает настоятельную потребность исследоватьпсилоцибиновые видения и понять ту роль, которую они играют в психологиичеловеческого рода.

Недавно был пролит новый свет на феномензвучащих в мозгу голосов и роли, которую они могут играть в эволюции сознания.В 1977 году Джулиан Джейнс из Принстонского университета опубликовал наредкость дерзкую книгу "Происхождение сознания в процессе краха двухпалатногоума". Джейнсу понадобилось сто сорок пять страниц, чтобы изложить свои идеи отой роли, которую галлюцинации, в частности, слуховые, сыграли в процессеструктурирования разума. Джейнс считает, что до времени создания "Илиады", тоесть приблизительно до 1400 года до н.э., не существовало ничего похожего насовременное эгоцентрическое, индивидуализированное сознание. Он утверждает, чтолюди вели себя, как автоматы или общественные насекомые, бессознательноработающие на благо своего улья. И такая система нарушалась лишь в моментысильных потрясений и личной опасности. В такие мгновения безличный разум,находящийся за пределами повседневного опыта, начинал проявляться как голос.Согласно теории Джейнса, такие голоса на протяжении тысячелетий служили длячеловеческого общества путеводными огнями, кому бы их ни приписывали: живому,но отсутствующему царю, покойному царю, вездесущему Богу или личному божеству.Миграции и крушение культурной обособленности ранней человеческой цивилизацииположили конец связи индивида с двухпалатным умом - этим термином Джейнсобозначает кибернетическое богоподобное присутствие, ощущаемое за звучащими вгаллюцинациях голосами. В современную эпоху социальные предрассудки,направленные против общения с двухпалатным умом, превратили феномен "голосов" вмистическое откровение или в серьезное психическое отклонение - в любом случае,явление весьма редкое.

Заинтересованному читателю я посоветуюотнестись к труду Джейнса очень осторожно, поскольку в книге, посвященной ролигаллюциногенов в человеческой истории, он так и не сумел дать мало-мальскисерьезное описание использования галлюциногенных растений. Это существенныйнедостаток, в особенности если предположить, что вызываемый псилоцибином эффектне является, как полагаю я, контактом с разумным существом, совершенно отличнымот нас. Теория Джейнса подразумевает возможность, что псилоцибинвосстанавливает связь человека с трансперсональным Иным, которая на каком-тоуровне воспроизводит состояние ума, характерное для ранних человеческихпопуляций. Было бы логично предположить, что звучащий в мозгу голос, которыйдревние принимали за глас Божий, современный неискушенный человек может принятьза телепатический контакт с инопланетянами. Какие бы факты ни открылись нам вконце концов, псилоцибин предлагает средство, позволяющее непосредственновоспринимать этот голос, способный дать на все ответы, этот ЛогосИного.

Глава двадцатая. Гавайскийконтакт.

В которой в вулканических пустошах Кау мы. смоей новой возлюбленной подвергаемся нападению богомолов - пиратовгиперпространства, и я произношу последние слова о Невыразимом.

Осень 1975 года стала для меня временемперемен в личной жизни и образования нового союза. Кэт, давняя знакомая,.которую я повстречал много лет назад в Иерусалиме, в период увлечения опиумом икаббалой, стала наконец моей возлюбленной. Прошло восемь лет с тех пор, как мывместе совершали обход мечети Омара. Кэт обожала любоваться на лужи,оставленные приливом, и путешествовать в одиночку. Гриб сдержал свое обещание -я получил нового спутника, чтобы вместе продолжить странствия по миру души. Воктябре мы отправились на Гавайи - писать и разрабатывать план путешествия вперуанскую Амазонию, намеченного на весну 1976 года. И наслаждаться другдругом.

На Гавайях мы сняли дом в отдаленной ибезлюдной провинции Кау. Местность изобиловала прихотливыми потоками застывшейлавы - то были следы извержений различной давности. Единственную растительностьявляли собой капука - обособленные островки древнего леса, окруженные пенистымиморями ноздреватого камня, которые поглотили всю более низкорослую и менееудачливую местную флору. Позади, на горизонте, постепенно, почти незаметновздымалась на высоту четырнадцать тысяч футов отлогая громада Мауна Лоа. Мынаходились на высоте около двух с половиной тысяч футов. Наш домик стоял лицомк бескрайним зловещим полям пепла, участок же уходил в капуку. Благодаря своейгостеприимной тени и обилию птиц и насекомых она создавала благодатный контрастс первобытной пустыней, которая растянулась вокруг на много миль. Жизнь нашатекла безмятежно. Я писал и проводил кое-какие эксперименты, исследуя тайнывыращивания грибов. Кэт с головой ушла в наброски рисунков для книги, которуюмы с Деннисом написали о культивировании строфарии. А вокруг разворачивалсянапоенный солнцем эротический сон.

Мы были одни - что нравилось нам обоим - ичасто принимали грибы вместе. Именно во время этой гавайской идиллии я решилеще раз вернуться в бассейн Амазонки и понаблюдать за Banisteriopsis caapi в ееприродном окружении, дабы удовлетворить свое любопытство относительно той роли,которую она сама и содержащиеся в ней бета-карболиновые галлюциногены сыграли вэксперименте в Ла Чоррере. Особенно меня занимал вопрос, способны ли другиетуземные галлюциногены, имеющие другой химический состав, вызвать такие жепереживания, как присутствующий в грибах псилоцибин. Я хотел выяснить, являлосьли то, что произошло с нами, частью общей феноменологии галлюциногенов, или жеоно объясняется исключительно воздействием псилоцибина.

На Гавайях мы весь октябрь и ноябрь, сперерывами в неделю или десять дней, принимали строфарию, которую сами жевыращивали, и испытали целый ряд поразительных переживаний. Псилоцибин создаетотчетливое впечатление, что порой и другие могут так же ясно восприниматьгаллюцинации, которые ты переживаешь. Мы с Кэт не раз убеждались в этом, поочереди пересказывая друг другу те видения, в которые погружались. И когдапоток картин достигал поистине электризующей напряженности, у нас не оставалосьсомнений, что мы видим одно и то же. Под влиянием псилоцибина связь души споверхностью тела, с кожей, становится синестезийной и эмоциональноусложняется. Цветовые и прочие ощущения приобретают осязаемый характер - приобычном восприятии на это даже намека не бывает. Когда наши тела соприкасались,нам казалось, что обычная психическая обособленность и целостность телаисчезает: мы таяли в сознании друг друга на вершине тантрического блаженства, иэто было неописуемо сладко и наполнено диковинными и забавными возможностямидля человеческого развития и парапсихологических исследований.

По возвращении в Штаты мы с Ив большегрибов не принимали. До чего же это было здорово снова с кем-то делитьнавеянные грибами видения: ведь до того как ко мне присоединилась Кэт,большинство грибных плаваний я совершал в полном одиночестве - неприкаяннаядуша, затерянная в космическом океане. К счастью, теперь нас снова было двое, имы вместе плыли по волнам искрящихся нездешним светом измерений.

Особенно врезались в память два связанныхс приемом грибов эпизода. Первый произошел как-то в ноябре, поздно вечером. Мыоба приняли по пять граммов сушеной строфарии и сидели дома, у огня, наблюдая,как за сомкнутыми веками медленно вздымается волна галлюцинаций. Казалось,передо мной проходят мимолетные, но вещие картины путешествия на Амазонку,которое мы тогда планировали. В глазах мелькали то костры, то лесные тропы.Стрекотанье сверчков превратилось в оглушительную какофонию звуков, ожидавшихнас в ночных джунглях Перу. Мы с Кэт вели разговор о планах, о будущем. Будущеепредставлялось нам безграничным, открытым нараспашку. Именно в тот вечер мы обаприняли решение пожениться и жить вместе. Я не сомневался, что это событиестанет главным поворотным пунктом в моей жизни. Мы вдвоем вышли на свежийвоздух и остановились под усеянным звездами небом, близ сараев и грядок, гдекаждый день занимались еще более совершенной технологией выращивания строфарии.Ночь выдалась необыкновенно тихая, небо так и сверкало звездами.

Глядя на южный небосклон, я подумал: "Еслиты здесь, с нами, если ты одобряешь то направление, которое приняли наши жизни,если эта загадка реальна, подай нам знак!" Я сделал шаг, чтобы догнать шедшуювпереди Кэт, собираясь сказать ей: "Я попросил, чтобы нам дали знак". Но неуспел я заговорить, как все небо до самого горизонта прочертила багровая полосаметеорита. Как же глубоко созвучны должны быть душа и окружающий мир, чтобымогло произойти такое совпадение!

"Бывает, что метеориты сгорают ватмосфере, - отчетливо прозвучал у меня в ушах непрошеный комментарий гриба, -но не так уж часто".

Мы сели на теплую, ласковую землю ипредались набегающим волнам видений и воспоминаний. Было мгновение, когда порывночного ветра вздыбил листву на дотоле неподвижных деревьях. Место былобезлюдное, но в тихом воздухе за много миль был слышен скорбный вой собак сблизлежащих ранчо, затерянных в этой части острова. Они часами выли и визжали,и голоса их сливались в жуткий, призрачный хор. Мы терялись в догадках, что быэто могло значить, но восприняли как совпадение, столь же необъяснимое, как изнак в небе, предвестник нашего будущего.

Прошло несколько часов, и в неверных лучахрассвета, в 4.49 по местному времени, разбросанные по всей планете сейсмическиестанции зарегистрировали землетрясение. Глухой скрежещущий рев прокатился пополям лавы, простиравшемся вокруг на многие мили. Вслед за первым толчкомпоследовали приливные волны и усиление вулканической деятельности в КилауэаКалдера, близ эпицентра, от которого нас отделяло всего тридцать миль. Черезчас произошел еще один толчок, более слабый. Теперь нам стало совершенно ясно,почему выли собаки. Значит, и затмение в виде метеорита, и землетрясение, самоесильное на Гавайях за последние сто лет, были очевидцами нашего грибногоплавания и углубленного исследования псилоцибиновых бездн, так же как и мы былиих очевидцами.

Второе, гораздо более загадочноепроисшествие, связанное с грибами, которое нам довелось испытать на Гавайях,положило конец дальнейшим опытам с псилоцибином до той поры, пока мы невернулись из перуанской Амазонии. Случилось это двадцать третьего декабря, задень до приезда Денниса, который собирался провести с нами Рождество. Мы с Кэтприняли, как обычно, по пять граммов сушеных грибов и расположились у огня вожидании первой волны видений. И очень скоро она поглотила нас. Гриб показывалмне водную гладь голубовато-зеленой планеты, где не было другой суши, кромеопоясывающего ее по экватору архипелага, напоминавшего гигантскую Индонезию.Виды планеты сопровождал комментарий, пояснявший, что этот богатый кислородоммир находится на расстоянии ста световых лет от Земли и там полностьюотсутствуют высшие животные. Как только до меня дошел смысл этого сообщения, япочувствовал, как во мне заговорил инстинкт завоевателя, казалось, исходящийпрямо из нутра первобытного человека, - реакция на миллионы лет кочевой жизни инеуклонный рост народонаселения. А комментатор тем временем продолжалобъяснять: когда завершится симбиотический союз строфарии и человечества,"человеческие существа" смогут по праву претендовать на такие планеты, чтобызаселить их строфариями.

Комментарий воплотился во внутреннийголос, сопровождавший мои грибные видения. Я начал обмениваться с нимвпечатлениями о пейзажах водной планеты, о технических средствах, которыепотребуются для ее освоения. Меня заинтересовали принципы межпланетных полетови передачи изображения на большие расстояния, и я спросил у гриба, может ли он,при том что он способен вызывать столь причудливые образы, производить какой быто ни было эффект при обычных обстоятельствах.

У меня возникла мысль, что стоит тольковыйти из дома, как мы обычно это делали на каком-то этапе нашего "полета", и мысможем увидеть некое продолжение того связанного с облаками феномена, которыйбыл частью пережитого в Ла Чоррере. Кэт пожаловалась, что ей жарко, исогласилась, что лучше выйти на воздух. Мы весьма нетвердо держались на ногах,и, хотя Кэт говорила мало, я почему-то очень беспокоился за нее. Тем не менее яподумал, что если мы выйдем на воздух, ей станет прохладнее.

Выбравшись из дома, мы стояли,пошатываясь, посреди переднего двора. Ночь выдалась мрачная. У Кэт был такойвид, будто она то теряет сознание, то снова приходит в себя. Причем с каждымразом мне было все труднее приводить ее в чувство. Она все время твердила: "Онихотят меня сжечь, но, кажется, мне удастся их не подпустить". Вдруг она совсемотключилась, и я никак не мог добиться от нее ответа. Мы были настолькоотрезаны от мира, что не могло быть и речи о том, чтобы получить какую-топомощь извне. Ушел бы не один час, чтобы доставить сюда врача, к тому же - вэтом не было никаких сомнений - никто не разбирался в псилоцибине лучше, чем мысами. Ошеломляющим гештальтом ситуации было то, что мы каким-то образомоказались на грани жизни и смерти и все, что можно было предпринять, зависелотолько от нас, а времени почти не оставалось.

Тут я вспомнил, что за домом, возле тогоместа, где мы обычно загорали, стоит большая кадка, куда стекали излишкидождевой воды. Несмотря на то что я отлично сознавал, какая смертельнаяопасность нам угрожает, мне потребовалось до отказа напрячь свои мыслительныеспособности, чтобы сообразить:, нужно вылить воду на Кэт. И как только меня этоосенило, беспорядочное кружение мира словно обрело направление. Одним махом яподнял Кэт и, спотыкаясь, потащил мимо утыканных шипами пальм, которые втемноте выглядели порождениями фантазии. Со стороны это, должно быть, выгляделодо крайности уморительно: мои трусы на резинке спустились до самых щиколоток,так что я вышагивал с голой задницей на негнущихся ногах, будто чудище из"Франкенштейна", неся на руках бесчувственную Кэт.

Pages:     | 1 |   ...   | 31 | 32 || 34 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.