WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 34 |

Страху что каучуковый бум, обрушившийся наиндейцев Амазонки в начале века, может вернуться, воспоминания стариков истрашная легенда для молодых индейцев. В округе Ла Чорреры численность индейцеввитото неуклонно снижалась - с сорока тысяч в 1905 году до приблизительно пятитысяч в 1970-м. Я и представить себе не мог, что человек, с которым мнепредстояло встретиться, имел реальное отношение к тем далеким событиям, ипредположил, что сказанное означает, что вот-вот я увижу местное пугало,человека, обросшего нелепыми россказнями.

Вскоре мы добрались до ветхого, ничем непримечательного домишки с маленьким двориком, прячущегося за высоким дощатымзабором. Мой спутник постучался и что-то прокричал. Вскоре появился молодойчеловек, похожий на моего провожатого., и открыл калитку. Мой эскортиспарился, и калитка закрылась за моей спиной. В самом сыром и низком углудвора возлежала большая свинья. На веранде, улыбаясь и жестами приглашая меняподойти, сидел очень тощий и очень старый сморщенный негр; это и был ДжонБраун. Не часто доводится встретить живую легенду, и, знай я тогда больше очеловеке, лицом к лицу с которым меня свела судьба, я проявил бы к нему большепочтения и испытал бы большее изумление.

"Да, - сказал он, - я американец". И еще:"Да, черт побери, я старик, мне стукнуло девяносто три. Моя история, сынок,длинная, ох, какая длинная". - Он надтреснуто рассмеялся - так шелеститтростник на крыше, когда пошевелится тарантул.

Джон Браун, сын раба, покинул Америку в1885 году, чтобы больше никогда туда не вернуться. Он отправился на Барбадос,потом во Францию, был матросом торгового флота, видел Аден и Бомбей. Где-то в1910 году прибыл в Перу, в Икитос. Там стал десятником в печально известномДоме Арана - силе, стоявшей за безжалостной эксплуатацией и массовымистреблением индейцев Амазонки во время каучукового бума.

С сеньором Брауном я провел в тот деньнесколько часов. Это был необычный человек - одновременно близкий и призрачнодалекий, живой осколок истории. Он был личным слугой капитана Томаса Уиффена изЧетырнадцатого гусарского полка, британского авантюриста, исследовавшегоокрестности Ла Чорреры этак году в 1912-м. Браун, чье имя упоминается вмалоизвестном сейчас труде Уиффена "Исследование Верхней Амазонки", былпоследним, кто видел французского ученого Эжена Робушона, пропавшего наРио-Какете в 1913 году. "У него была жена витото и большая черная собака,которая не отходила от него ни на шаг", - вспоминал старик.

Джон Браун говорил на языке витото и в своевремя прожил с женщиной из этого племени много лет. Он отлично знал края, кудамы направлялись. Об у-ку-хе он никогда не слышал, но в 1915 году впервыепопробовал аяхуаску - это было в Ла Чоррере. Его рассказ о тогдашнемпереживании добавил мне решимости не отступать от намеченной цели.

Лишь вернувшись с Амазонки, я узнал, чтоэто был тот самый Джон Браун, который сообщил британским властям о зверствахкаучуковых магнатов на Рио-Путумайо. Он первым переговорил с РоджеромКейзментом, в то время британским консулом в Рио-де-Жанейро, который в июле1910 года отправился в Перу расследовать эти преступления. Теперь, когда увсех еще свежи в памяти ужасы истории XX века, немногие помнят, что еще доГерники и Освенцима Верхняя Амазонка использовалась как место для репетицииодного из эпизодов полного механического обезличивания людей, стольхарактерного для нашего столетия. Британские банки в сговоре с кланом Арана идругими попустительствующими сторонами финансировали акции по поголовномуистреблению местного населения и насильственному принуждению, чтобы заставитьиндейцев, обитателей внутренних джунглей, собирать природный каучук. ИменноДжон Браун вернулся с Кейзментом в Лондон, чтобы дать показания КоролевскойВысшей следственной комиссии. (Колумбийский историк Джон Эстасион Риверарассказывает эту историю по-другому и обвиняет Брауна в убийствах, создаваяпочву для истории о "sanguinero")

Пока продолжались приготовления к спуску пореке, я еще дважды заходил к нему поговорить. На меня произвели впечатлениеискренность Брауна, то, как глубоко он меня видел, и то, как Роджер Ксйзмент, ас ним и почти забытый мир, знакомый только по кратким упоминаниям на страницах"Улисса" Джеймса Джойса, ожили и прошли передо мной на его веранде поднескончаемое бормотанье наших бесед.

О Ла Чоррере старик рассказывал пространнои красноречиво. Сам он не был там с 1935 года, но мне предстояло найти ее почтитакой, как он описывал. Истрепанный лихорадкой старый городок в низине заозером не сохранился, но застенки для рабов-индейцев с изъеденными ржавчинойстальными кольцами, глубоко вмурованными в сочащийся влагой базальт, еще можнобыло разглядеть. Пользовавшегося дурной славой Дома Арана уже не существовало,да и Перу давно оставило свои притязания на этот район Колумбии. Но призракстарого города Ла Чорреры уцелел, как и остатки старой каучуковой дороги -троча, - по которой нам вскоре предстояло пройти сто десять километров,отделяющих Ла Чорреру от Рио-Путумайо. В 1911 году почти двадцать тысячиндейцев отдали свою жизнь, чтобы проложить эту дорогу через джунгли. А тем,кто отказывался работать, отсекали мачете ступни ног и ягодицы. И ради чегоРади того, чтобы в 1915 году смог свершиться сюрреалистический акт, торжествогордыни, типичное для техноколониализма, - по всей длине дороги проехалавтомобиль. То был пробег из ниоткуда в никуда.

Когда я проходил этой мрачной пустыннойдорогой, мне часто казалось, что я слышу рокот голосов или шарканье ног,закованных в кандалы. Несмотря на невнятные монологи Джона Брауна, я не былготов к встрече со столь странным окружением. В то утро, когда корабльотплывал, унося нас вниз по реке, мы по пути на пристань зашли к старику. Егоглаза и кожа блестели. Он был стражем инфернального мира, что начинался нижеПуэрто-Легисамо, и сам отлично сознавал это. Рядом с ним 5 ощущал себямладенцем, и это он тоже знал.

"Пока, детки, пока", - таково было егократкое напутствие.

Глава вторая. В райдьявола.

В которой выходят на сцену Соло Дарк и Ив иобрисовывается прошлое каждого члена нашей компании. Философские размышления вовремя неспешного спуска по реке Рио-Путумайо.

Я уже говорил, что в компании нас былопятеро То есть стало пятеро, когда мы прибыли в Ла Чорреру, а изПуэрто-Легисамо мы отправились вшестером. Мы с Ив жили вместе, насколько могутжить вместе двое, когда они каждый вечер выгружаются с корабля, чтобы вместе счетырьмя другими спутниками развесить гамаки между деревьев. И он тоже был снами. Он - это Соло Дарк.

Придется объяснить, что за тип этот Соло.Он был участником неформальной религиозной группировки, существовавшей в ЮжнойАмерике - в Индии я таких не встречал - и называвшейся Новый Иерусалим. Ееприверженцы, которые, похоже, питались главным образом фруктами, являли собойплемя, состоявшее большей частью из американцев, слонявшихся с 1962 или с 1963года по Латинской Америке, докучая при этом друг другу, сожительствуя друг сдругом, ненавидя друг друга и плетя интриги. Используя карты для спиритическихсеансов, они общались с созданиями, которых называли Детьми Света. У них быларазработана целая мифология, вращавшаяся вокруг феномена перерождения. Если ихпослушать, то все мы - перерожденцы.

Один из них утверждал, что в прошлой жизнион был Распутиным, другой, беженец из глубин культа Хари Кришны, носивший белыйбалахон и белые же резиновые сапоги, раньше был Эрвином Роммелем. Вдохновеннымлидером всей группы был Соло. Последние четыре года он прожил с Ив.

Стоит ли говорить о том, что Соло былстранный Выглядел он эффектно: бездонные голубые глаза, длинные нечесаныеволосы. Он верил, что в прошлых своих рождениях был какой-нибудь выдающейсяличностью: Христом, Гитлером, Люцифером, - диапазон одновременно наводящийтоску и легко угадываемый.

Поскольку мои установки сами не былислишком твердыми, передо мной встала своеобразная дилемма. Последние три года ято жил как отшельник, изучая мертвые азиатские языки, то странствовал помалонаселенным районам Индонезии в поисках чешуекрылых. Мне не были знакомыправила поведения, которые успели укорениться в среде наиболее экстравагантныхмоих собратьев в пост-чарли-мэнсоновскую эру. "Неужели мы это как-нибудь неутрясем - думал я. - Или мы несчастливые хиппи" Наверное, я слишком долгопробыл в Азии. В любом случае, очень скоро мне предстояло узнать, что средиэнтузиастов Нового Иерусалима полно странных типов, ужиться с которыми будеттрудно.

Если Соло не одобрял какой-то ваш поступок,он на миг застывал с глубокомысленным видом, а потом изрекал что-нибудь. В этомгновение ему благодаря общению с Детьми Света открывалось, что вам, к примеру,не стоит чистить фрукты металлическим ножом. Эти тайные силы повелевали всемисобытиями нашей жизни, вплоть до самых незначительных. Путешествовал Соло всопровождении целого зверинца: собак, кошек, обезьян (у него была однаобезьяна, которую он считал воплощенным Христом). Он настаивал, чтобы всеживотные питались исключительно вегетарианской пищей, поэтому они сталиболезненными и рахитичными. Звери так и шарили глазами вокруг, а он говорилмне: "Вот это - Будда, это - Христос, а вон тот - Гитлер". Нет, до такогоидиотизма, конечно, не доходило; я несколько сгущаю краски, чтобы передатьатмосферу, но все же было ясно: у Соло явно не все дома.

Таким образом, из Пуэрто-Легисамо мыотплыли вшестером: Ванесса, Дейв, Ив, Деннис и я, и еще Соло. Шестерочудаков.

Впервые наша компания собралась в канунНового года, немногим более двух месяцев назад. Тогда мы встретились с Соло иИв (они в ту пору еще жили вместе и не собирались к нам присоединяться). Нашавстреча состоялась в окутанном туманами городке Сан-Агустин в Колумбии. Теперьказалось, что та ночь была в далеком прошлом. Только через день или два послеупомянутого вечера Ванесса, Дейв и я уехали в Боготу. После нашего отъезда Ив иСоло постоянно ссорились. В разгар последнего скандала Соло нарочно столкнул еес лошади в глубокую грязную лужу на глазах множества гостей. Тогда Ив и ушла отнего и, перебравшись в Боготу, поселилась в квартире, которой они с Солопозволили нам всем пользоваться. За две недели, пока группа собирала снаряжениедля экспедиции, мы с Ив сблизились, и она присоединилась к нашей "команде",первоначально состоявшей из четырех человек. Ритуалы расставания и осквернения,соединившие нас с Ив, преобразили жесткий, пронзительный свет Кордильер,струившийся сквозь потолочное окно нашего пансиона, в мягкий и насыщенный. Ноидиллия удалась не для всех. Для Ванессы, которая когда-то была моейлюбовницей, это, естественно, стало чем-то противоположным. Двери внутризеркального лабиринта чувств открылись и приглашали войти.

"Послушай, - сказал я ей,- эта женщина мненравится и, кроме того, она же говорит по-испански! - Это был самый сильныйаргумент, к тому же он взывал к разуму Ванессы. -' Неужели ты всерьез хочешь,чтобы мы столько дней таскались по амазонским джунглям с нашим "образцовым"знанием местного языка Это очень здорово, что Ив едет с нами".

В конце концов Ванесса согласилась. Темвременем ситуация усложнилась еще больше. Дейв, не зная о том, что Ивсблизилась со мной и отказалась от своих прежних планов отправиться впутешествие по Перу, пригласил Соло присоединиться к нам. Во время нашей первойвстречи в Сан-Агустине на Дейва произвело большое впечатление то, что Солознает колумбийское захолустье. Вот он и дал Соло телеграмму, в которойпригласил его встретиться с нами во Флоренсии, чтобы вместе отправиться наАмазонку. Когда во Флоренсии мы выгрузились из допотопного самолетаколумбийских ВВС, нас было пятеро: Дейв, Ванесса, Ив, Деннис и я, а с нами -Лхаса, щенок Ив, и полтонны снаряжения, которое предстояло переправить вниз поРио-Путумайо. В аэропорту нас поджидал Соло, который считал, что женщина, скоторой он прожил четыре года, отправилась в Перу вместе с воплощением Роммеляв белом балахоне и резиновых сапогах того же цвета. Когда же он обнаружил, чтоэто не так, у ограды аэропорта разыгралась бурная сцена выясненияотношений.

Позже, добравшись до города, мы с Ивпоселились в гостинице в одном номере, предоставив Соло самому решать, как бытьдальше. Поскольку милосердия с любой стороны ожидать не приходилось, японадеялся, что Соло, увидев, что жизнь Ив приняла новый оборот, сам уйдет сдороги. Встреча с Соло меня расстроила, и поскольку я довольно мягкотел итерпеть не могу натянутых отношений, то предпочел уклониться от прямогоразрешения конфликта.

Соло заявился к нам в номер. Поговорив онеобходимости рассмотреть все точки зрения, он перешел прямо к делу: "Похоже,мне здесь делать нечего. Я собираюсь лететь обратно в Боготу".

"Ну и слава Богу", - подумал я.

После этого он вернулся в свой номер ивступил в контакт с Детьми Света. Через два часа он пришел и сообщил нам: "Безменя вы его не найдете. - Под "ним" он подразумевал у-ку-хе. - Вы ничего несмыслите в джунглях. А я человек лесной".

Я с большой неохотой примирился с этоймыслью. Дальше нам предстояло лететь в Пуэрто-Легисамо. Теперь с нами был иСоло, а также его собака, его кошка и его обезьяна. Он носил балахон и былвооружен посохом, украшенным яркими, развевающимися фахас - полосками местнойткани. Вид у него был зловещий и дурацкий одновременно.

Я знал, что суда уходят изПуэрто-Легисамо, когда им вздумается, и полагал, что ждать нам придется долго,может быть, даже недели две. Гостиница была крошечная, еда ужасная. Я надеялся,что между нами возникнут трения и Соло в конце концов уедет. Ему доставлялоудовольствие вовлекать Ив в долгие, душераздирающие беседы. Это начиналодействовать всем на нервы.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 34 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.