WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 34 |

Поглядев в том же направлении, я заметил,как мне показалось сначала, блеклое основание радуги - место на небе, почти надсамым горизонтом, слегка отсвечивающее всеми цветами спектра. Выждав несколькосекунд, я позвал обеих женщин и спросил, видят ли они за рекой радугу. Обебросили мимолетный взгляд через реку и сразу же заявили, что ничего не видят. Яне стал спорить и продолжал наблюдать за небом в том же месте. Я уже давноперестал навязывать свое мнение другим. Меня и так считали чокнутым - не точтобы совсем рехнувшимся, но все же человеком, которому не стоит доверять и накоторого нельзя положиться, и неудивительно: ведь я верил в такие странности.Это поневоле внушало подозрение.

Я все смотрел за реку и скоро обнаружил,что эффект усиливается. Это меня страшно заинтересовало. Казалось, в стольпасторальном обрамлении назревает какое-то великое откровение. Я продолжалнаблюдать и увидел, что цвета становятся ярче и ярче; сам лук радуги так и непроявился, но в одном месте цвета виднелись совершенно отчетливо. Тут я сновазадал женщинам вопрос, видят ли они за рекой радугу. Снова мимолетный взгляд...И что же Моя взяла!

- Видим, видим. Только она не особоудалась, согласен

Мгновение - и та гиперактивная часть моеговоображения, которая вечно была занята поиском отгадок, ухватилась за этудеталь. Итак, сначала была туча, из которой выходил сноп света, а теперь в томже самом месте появилось пятно из спектральных цветов. Я остро ощущал: небесноеоко все ближе подбирается к моим мыслям и с удовлетворением наблюдает, как доменя постепенно доходит особое значение юго-восточного направления инеобходимость сосредоточенно наблюдать именно за этой точкой. Учитель у меня вголове произнес: "Вот это место. А вот и знак. Поглядывай сюда".

Я не сказал никому ни слова, но твердорешил: хватит проводить бессонные ночи, как я это делал до сих пор, бродя пополям словно лиса-оборотень или занимаясь созерцанием у чорро. Лучше сидетьздесь, где кончается озеро и Игара-Парана продолжает свой неспешный бег. Здесь,на пристани, расположенной у подножия крутого глинистого откоса, семьюдесятьюфутами ниже "речного дома", сидеть всю ночь напролет и наблюдать.

Так я и просидел всю ночь, зановопередумывая то, что с нами случилось. Казалось, сознание мое раздвоилось: оноуходило в прошлое, спускаясь по семейному генеалогическому древу, иодновременно устремлялось вперед, в будущее. Мне виделись все те годы, чтождали меня впереди. Виделся некий метод - следствие нынешнего контакта,виделись наши жизненные пути, их развитие во времени и в пространстве и,наконец, окончательное подтверждение, когда миру откроется истина о способностивозникающих под действием строфарии. видений переносить нас в иные измерения ио том, как близки те миры, которые они распахивают перед нами. Ибо я уверовал вто, что человечество вступает в пору контакта с разумными и совершенноотличными от нас существами. Это выглядело так, будто из долгой ночикосмического времени рождалось нечто абсолютно новое, неизведанное - мигконтакта двух разумов, находящихся на совершенно разных уровнях.

Мы - одни из первых, кому было сужденоустановить контакт с этим Иным видом. И это оказалось реальностью. Мы явились вэкваториальные джунгли, чтобы исследовать измерения, проблеск которых являлсянам в триптаминовых видениях, и здесь, в сумрачном сердце Амазонки, насотыскало и коснулось это загадочное древнее существо, которое ныне пробуждаетсянавстречу новой глобальной перспективе - установить симбиотическую связь снашей технической цивилизацией. Всю ночь напролет меня пронизывали диковинныевидения и прозрения. Передо мной, разделенные непостижимыми расстояниями иэпохами, вставали исполинские машины и планеты, населенные растительными имеханическими созданиями. А мимо, агатово поблескивая, струилось время, словноживая супержидкость, населяющая края сновидений, где царят ужасающие давления иабсолютный холод. И я узрел план, величественный план. Наконец-то! На меняснизошло блаженство, экстаз, который длился несколько часов и отметил всю моюпрошлую жизнь печатью завершенности; Под конец я почувствовал, что полностьюпереродился, вот только в кого - этого я не знал.

Поток внутренних картин растаял в сероймгле, предвещающий скорый рассвет. Я встал с места, где просидел столько часов,и потянулся. Небо было ясное, но стояла такая рань, что на западе еще тусклосветили звезды. На юго-востоке, куда было устремлено все мое внимание, небобыло чистым, за исключением полоски жавшегося к земле тумана, который стлалсяза рекой параллельно горизонту, всего в полумиле от места, где я находился.Продолжая потягиваться, я стоял на плоском камне, с которого только чтоподнялся. И тут я заметил, что полоса тумана как будто потемнела и теперь не токлубилась, не то колыхалась, по-прежнему оставаясь на месте. Я пристальнонаблюдал. Вот клубящаяся полоса темнеющего на глазах тумана разорваласьпополам, потом каждое из образовавшихся облаков в свою очередь тоже разделилосьнадвое. Все эти метаморфозы заняли не больше минуты - и вот я уже глядел начетыре линзообразных облака одинакового размера, строем вытянувшихся над самойлинией горизонта всего в полумиле от меня. На меня накатила волна тревоги,сменившаяся вполне отчетливым страхом. Я застыл на месте, не в силахпошевелиться, как это бывает во сне.

Пока я стоял и смотрел, облака сновасоединились, так же быстро, как и разделились, - на это ушло еще несколькоминут. Симметричность, с которой они делились и соединялись, а также то, чтоменьшие облака были все одинакового размера, придавали сцене какой-тонеестественный вид, будто сама природа внезапно превратилась в орудие какой-тонезримой движущей силы. Соединяясь, облака становились еще темнее и плотнее.Слившись воедино, они образовали тучу, которая, как мне казалось, завихряласьвнутрь, наподобие торнадо или водяного смерча. У меня мелькнула мысль: это,должно быть водяной смерч, явление природы, которого мне до сих пор видеть недоводилось. Но едва эта мысль оформилась у меня в голове, как я услышал резкий,пронзительный вой, плывущий над верхушками деревьев, - очевидно, оттуда, гденаходился наблюдаемый мной феномен.

Я оглянулся на "речной дом", стоявший всемидесяти футах позади на крутом склоне, прикидывая, хватит ли у меня временадобежать до него и кого-нибудь разбудить, чтобы получить подтверждение, что всепроисходит наяву. Чтобы поднять кого-то с постели, мне пришлось бы карабкатьсяпо склону на четвереньках, а значит, оторвать взгляд от того, за чем я таквнимательно следил. Мне потребовалась доля секунды, чтобы принять решение: нет,я не могу бросить свой наблюдательный пункт. Я попробовал крикнуть, но изстиснутого страхом горла не вырвалось ни единого звука.

Тем временем похожий на сирену вой быстронабирал силу, и вместе с ним все вокруг, казалось, ускоряло темп. Движущаясятуча явно росла все быстрее, направляясь прямиком к тому месту, где я стоял. Япочувствовал, что ноги мои подкашиваются, и, трясясь как осиновый лист, селназемь. Впервые я по-настоящему поверил во все, что с нами приключилось, ипонял: эта летучая штуковина явилась, чтобы меня забрать! Казалось, чем ближеона подлетает, тем плотнее становится. Потом она пролетела прямо у меня надголовой на высоте футов в двести, круто взмыла вверх и скрылась за вершинойоткоса, что высился позади меня.

В последний миг перед тем, как она пропалаиз виду, я до отказа напряг зрение и сумел разглядеть ее совершенно отчетливо.То был 'медленно вращающийся аппарат в форме тарелки, светящийся неяркимиогоньками, голубыми и оранжевыми. Когда он пролетал надо мной, я успел заметитьна нижней его поверхности симметричные углубления. Он издавал прерывистоегудение, совсем как летающие тарелки из фантастических фильмов. Меня охватилосмятение. Сначала я пришел в ужас, но как только понял, что этот гость с небесне собирается забирать меня с собой, сразу же почувствовал разочарование. Я былпоражен и старался как можно точнее запомнить все, что увидел. "Неужели оннастоящий" - задавал я себе тот наивный вопрос, который одинаково применим кНЛО, столам и стульям. Ведь насколько мне известно, никто, кроме меня, его невидел, единственным очевидцем был я. Но я был уверен: будь там другиенаблюдатели, они увидели бы в принципе то же, что и я. Что же касается вопроса,"настоящий" ли он, - кто знает Я-то видел, как эта штука из клочка облакапревратилась в утыканный заклепками летательный аппарат. Только к чему онаближе по своей сути - к облаку или к летательному аппарату Или это простогаллюцинация В моих свидетельских показаниях можно легко усомниться: противних говорят и всем известная моя бессонница, и увлечение растительнымигаллюциногенами. Хотя, как ни странно, этот последний довод может бытьистолкован в мою пользу. Я испытал на себе действие галлюциногенов всехизвестных классов и могу сказать, что увиденное в то утро не подпадает ни пододну из категорий галлюциногенных видений.

И все же против меня была одна дурацкаядеталь, от которой никуда не денешься и которая сводила весь эпизод к полнейшейнелепице. Дело в том, что когда тарелка пролетала надо мной, я разглядел еедостаточно отчетливо, чтобы понять: она как две капли воды похожа на тот НЛО стремя полусферами на днище, который фигурировал на фотографии Джорджа Адамски,объявленной фальшивкой. Я не особо следил за всеми перипетиями дискуссии, норазделял мнение экспертов, утверждавших, что на снимке Адамски изображеназаглушка гуверовского пылесоса. И теперь в небе над Ла Чоррерой я увидел тот жесамый предмет! Может быть, его изображение позаимствовано из мальчишескихфантазий энтузиаста НЛО Причем с такой же легкостью, с какой до тогозаимствовались другие воспоминания Раз - ив небесах внезапно появляется мое жестандартное и уже разоблаченное представление об НЛО! Но благодаря егопоявлению в облике, который сам себя ставит под сомнение, достигается болееполный диссонанс сознания, чем в том случае, если бы его внешняя чужеродностьбыла бы абсолютно убедительной.

Если вы спросите меня, что это было - акого же вам еще спрашивать - я отвечу: либо голографический мираж такоготехнического совершенства, которое на Земле сегодня просто недостижимо, либоявление чего-то такого, что в тот миг предпочло показаться сначала в видеоблака, потом в виде машины, но вполне могло предстать в любом другом обличье:проявление всеведающей власти насмешливого нечто над миром формы иматерии.

То не был обычный мираж. Годы спустя мнепришло в голову, что, возможно, то был доселе нам неведомый мираж - временной.Обычный мираж - это перевернутое изображение водоема или отдаленного пейзажа.Причина его возникновения - искажение света перемежающимися слоями холодного инагретого воздуха. В Индии, под Бенаресом, я.видел тройное изображение города,повисшее над гладью реки Ганг. Но временной мираж - совсем другое дело: этолинзообразное изображение отдаленного времени и места. Причина еговозникновения неизвестна. А в один класс обычный и временной миражи объединяетто, что для существования обоим необходим посредник - человеческий разум. Внекоторых районах планеты есть места с особыми условиями, способствующимипоявлению миражей. Так, может быть, это справедливо и для временных миражейИли, может быть, временной мираж - это явление природы, а НЛО - творениеразума, результат того, что некая грядущая цивилизация использует временноймираж или экспериментирует с ним

На мой взгляд, это последнее предположениеближе всего к истине. НЛО есть отражение некоего грядущего события, котороепредвещает будущее господство человечества над пространством, временем иматерией. Мы же в своей неуклюжей попытке исследовать подобные тайны сумелидобиться лишь того, что природа извергла эту огромную пылающую искру чистогопротиворечия из „ темной реторты, где она уже тысячелетия ставит своихимические опыты. И все же то, что нам удалось это сделать, исполнено глубокогосмысла. Для меня это означает, что мы вышли на верный след: гриб Strophariacubensis - это банк памяти галактической истории. Принадлежащий к совсемдругому виду, но тем не менее, сулящий многое, он открывает перед намивозможность для нового понимания, которое разом положит конец представлению отом, что человечество навеки приковано к земле и к своей истории.

В Ла Чоррере я лишь однажды имел случайубедиться, что наш метод себя оправдает. Теперь, когда вокруг наших идейначинает сплачиваться группа единомышленников, я еще больше уверен: ответ навсе загадки, которые не дают нашему мировосприятию обрести равновесие, можнонайти, заглянув в себя. Когда мы, призвав на помощь псилоцибин, заглядываем всебя, то обнаруживаем, что нет нужды смотреть вовне, навстречу пустым обещаниямжизни, которая вращает далекие звёзды, дабы утолить наше космическоеодиночество. Смотреть нужно вовнутрь - тропы сердца ведут в сопредельные миры,полные жизни и любви к человечеству.

Встреча с НЛО стала для менякульминационной точкой нашей работы в Ла Чоррере. Мой контакт с тарелкойпроизошел четырнадцатого марта, а на следующее утро, пятнадцатого марта, водиннадцать часов, прибыл самолет - неожиданный, но отнюдь не нежданный.Ванесса, например, ждала его уже третий день.

После того как мы распрощались сосвященниками и полицейскими - они все как один с безграничным терпениемотносились к нашей пестрой компании и ее необычным занятиям, - забраться наборт было минутным делом. В последнее время мне разве что в видениях грезилсяматериал, из которого был сделан наш самолетик, - отполированный акриловыйпластик, неуязвимый для сильного ультрафиолетового излучения (на Амазонке егопрозвали "кожа мачете"), первое напоминание о мире, в который нам предстояловернуться.

Деннис вел себя как нельзя лучше. Кромеотпущенного при посадке замечания, что самолет - это частичная конденсациялетающей тарелки, он почти ничего не говорил. Рев двигателя, решительно взятыйна себя руль - и вот уже пилот, легенда здешних мест, в воздухе, а вместе с ними мы. Какой же это крошечный мирок, Ла Чоррера: мелькнули постройки, стадопасущихся на зеленом лугу зебу, похожих на тающие шарики ванильного мороженого,и он скрылся за непроходимыми джунглями. "Вот и осталось позади все, с чем мысоприкасались и что соприкасалось с нами", - подумалось мне. В Летисии мыпровели два дня. За это время Деннису стало явно лучше, зато другие начали вразной степени отдаляться друг от друга. Наверное, это была компенсация заизлишнюю близость, следствие оторванности нашей экспедиции от всего остальногомира. Самое странное, что произошло с нами в Летисии, так это встреча ваэропорту: едва мы успели спуститься по трапу, как столкнулись с Джеком и Руби,американской четой, которая пару недель снимала у Ив квартиру в Боготе. Когда явстретил их шесть недель назад, сочетание их имен показалось мне странным (ДжекРуби), теперь же то, что они, можно сказать, поджидали нас в аэропорту, толькоусугубило эту странность. Все это как-то не укладывалось у меня вголове.

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 34 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.