WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 34 |

Мы закончили варить аяхуаску. Я измельчилрастительные добавки и смешал с остывающим отваром. Перенес в дом аяхуаску,потом гриб. Теперь, когда все было на месте, можно было начинать.

Деннис повел свое повествование к концу,постичь который никто из нас был не в силах: предвкушение, что мы сможемоказаться свидетелями начала нового, золотого века совершенно преобразило нас.Он сказал, что по мере приближения к решающему мгновению время начинаетзамедляться. За несколько дней до эксперимента мы перестали приниматьгаллюциногены, так что наблюдаемые эффекты не были обязаны своим появлениемэтому источнику. Происходило что-то другое. В качестве подтверждения своегоудивительного заявления Деннис обратил наше внимание на свечу, которую япоставил на полочку, выступающую из стены хижины. Все о ней забыли, и она,постепенно накренившись, теперь свисала под неестественным углом, бросая вызовзакону всемирного тяготения. Как сказал Деннис, время настолько замедлило свойход, что мы просто не можем видеть, что свеча падает.

Я подошел к этому видению поближе инагнулся над пламенем. Оно выглядело неподвижным, абсолютно застывшим. Памятьна миг вернула меня к мгновению над рекой, когда она тоже казалась навекиостановившейся. Вид у пламени был жутковатый. Сколько я в него всматривался,мне не удалось заметить никакого движения частиц или газа. Могло показаться,что я сохранил обычную свободу.движений, а окружающий мир сковывала прозрачнаяи призрачная застылость.

Наконец Деннис нарушил молчание: "Для тогочтобы связь могла установиться, необходим прорыв сквозь ряд дискретныхэнергетических уровней. Это отчасти мифология, отчасти психология, отчастиприкладная физика. Кто знает Перед тем как выйти из экспериментального режима,мы сделаем три попытки".

Мы все выпили отвар аяхуаски. Вкусоказался острым и едким, как у смеси микстуры от кашля и кожи, но он быстропроходил, по мере того как пенистая жидкость попадала внутрь. Деннис съел ещеодин гриб, чтобы лучше слышать звук. Снаружи стояла полная темень, часов у насне было. Казалось, с тех пор как нас покинули Дейв с Ванессой, прошли часы.Наконец все было готово: живой гриб, гарминовый отвар и гармин-содержащая смесьдля курения - так, на всякий случай. После того как каждый принял полчашкинастоя аяхуаски, мы устроились в гамаках и стали ждать.

Последние несколько дней Деннис слышалЭПР-тон, который считал sot qua поп (Непременное условие (лат.)).предпринимаемого нами эксперимента. Минут через пятнадцать он объявил, что сталслышать его более отчетливо и что звук набирает силу. Теперь он готов начатьопыт в любой миг.

Мы договорились, что каждый раз, когдаДеннис будет издавать звук, мы будем тушить свечу, дабы не обременять себязрелищем вызванных триптамином гримас, которыми могут сопровождаться этистранные вопли. Несколько лет назад, в разгар увлечения ДМТ, мы в нашей старойкомпании в Беркли не раз наблюдали спазмы лицевой мускулатуры, от которых улюдей волосы вставали дыбом. Они наводили на мысль о тантрических божествах -те же выпученные глаза, непомерно длинные, вывалившиеся языки и все такоепрочее.

Вот Деннис сел в гамаке. Я задул свечу, ион издал свой первый вопль - гимн гиперкарболяции. Громкий и механический,похожий на звук трещотки, он закончился конвульсивным спазмом, который,пробежав по телу, выбросил брата из гамака на пол.

Мы снова зажгли свечу - только для того,чтобы убедиться, что все готовы продолжать, - и решили, что следующую своюпопытку Деннис предпримет, сидя на полу. Сказано - сделано. И снова прозвучаладолгая жужжащая трель, ни на что не похожая, зловеще механическая.

Я предложил сделать перерыв перед третьейпопыткой, но Деннис был! очень возбужден, ему не терпелось, как он выразился,"добить" это дело.

Мы замерли в ожидании третьего вопля, ивот он раздался - такой же, как и предыдущие, но длился он гораздо дольше извучал куда громче. Он все зудел и зудел, будто воющая над ночными джунглямиэлектрическая сирена, а когда наконец замер, это тоже походило на замираниезвука сирены. В абсолютной тьме нашей лесной хижины, затерянной в лесахАмазонки, повисла тишина - тишина перехода из одного Мира в другой, тишинаГинунгагап (В скандинавской мифологии первичный хаос, мировая бездна, изкоторого возникло первосущество Имир. - Прим. перев.), этот разверстыйповоротный миг скандинавской мифологии, когда мир колеблется между старойэпохой и новой.

И тут в этот провал залетел петушиный крикиз миссии. Его зов прозвучал трижды: отчетливо, но издалека, будто подтверждая,что все мы - актеры на сцене, часть; драматургического замысла. Деннис говорил,что, если эксперимент пройдет успешно, гриб будет уничтожен. Низкотемпературныйфеномен взорвет клеточную ткань, останется только стоячая волна, фиолетовоекольцо света диаметром со шляпку гриба. Это и будет выжидающий режим линзы илифилософского камня, или чего то там еще. Потом кто-то должен взять руководствона себя - тот, чья ДНК примет участие в превращении. Это будет выглядеть так,будто человек родит собственную душу, его ДНК материализуется вовне в видеживой жидкости, состоящей из речи. Это будет разум, который можно будет увидетьи подержать в руке. Нерушимый, миниатюрная вселенная, монада, частицапространства и времени, в которой, как по волшебству, сжались все пространствои время целиком, включая и его собственный ум, карта Космоса, настолькореальная, что она сама каким-то непостижимым образом и есть Космос, - вот тоткролик, которого Деннис рассчитывал в то утро извлечь из своегоцилиндра.

Вдруг он потянулся к все еще целому грибу,стоявшему на возвышении в зоне эксперимента.

- Взгляните!

Я проследил направление его взгляда - онподнял руку, и тень от его руаны. упала на красующуюся перед нами шляпку гриба.И вдруг я совершенно отчетливо увидел - правда, только на Миг, когда теньрассекла сияющую шляпку пополам, - не крупный гриб, а планету, нашу Землю,живую и светящуюся, голубую, рыжую и ослепительно белую!

- Это наша планета! - в голосе Деннисазвенели непостижимые для меня чувства. Я сумел лишь молча кивнуть. Понять, чтопроисходит, я не мог, но видел, видел совершенно четко, хотя видение длилосьтолько миг.

- Мы победили, - объявилДеннис.

- Не понимаю. - Я действительно ничего непонимал. - Давай прогуляемся до выгона. Мне необходимо подумать.

Ночное бдение утомило Ив, и она, наверное,была только рада, когда мы оставили ее в хижине наедине с приближающимсярассветом, который обещал наступление нового дня. Когда мы спустились побревну-лестнице на землю, меня поразила картина полного хаоса - результат нашейлихорадочной деятельности, сопровождавшей последние часы перед экспериментом.От огромного костра остался лишь белый пепел. Рядом были свалены отходы отприготовления аяхуаски, напоминающие кучу выброшенных прибоем водорослей. Всебыло разбросано. Мы миновали этот бедлам, постепенно разминая онемевшиеконечности, и остановились у пересекавшего тропу ручейка ополоснутьлица.

До сих пор никто из нас не сказал нислова. Первым нарушил молчание Деннис.

- Ты хочешь знать, добились ли мы успеха

- Не знаю почему, но я уверен, что мыдобились успеха. Дай мне только как следует во всем разобраться.

Хотя действие гриба и аяхуаски вроде быуже закончилось, в голове у меня роились вопросы. Мы шли все дальше, и время отвремени Деннис вставлял замечания, которые - осенило меня внезапно - былиответами на вопросы, которые я обдумывал, но не произносил. Я остановился каквкопанный. Четко сформулировал мысленный вопрос - и Деннис, склонив голову кплечу, сразу же стал отвечать, не дожидаясь, пока я выскажу свою мысль вслух. Ябыл ошарашен.

- Так, значит, вот что это было - спросиля брата. - Ты приобрел телепатические способности

- Нет, - ответил он. - Все гораздосложнее.

Если верить Деннису, присоединение гарминак его ДНК обеспечило ему непосредственный доступ к огромному кибернетическомухранилищу информации. И всей этой информацией может свободно воспользоватьсялюбой человек на планете, который покопается у себя в уме и начнет вопрос сослова "Деннис". Нелепость второй части его заявления даже мне показаласьчрезмерной. Но, естественно, по его настоянию я согласился на проверку. Сорвалкакое-то невзрачное растение, на которое чуть не наступил, закрыл глаза испросил: "Деннис, как называется это растение"

И сразу же, без каких бы то ни было усилийс моей стороны, я ощутил, как у меня в голове всплыло латинское название, нынебезнадежно забытое. Я попробовал.еще раз, взяв другое растение, и, ксобственному изумлению, получил новый ответ. Похоже, опыт подтверждал: что-то вмоей голове дает ответы, вот только верные ли нет, я сказать не мог. Я былпотрясен. Когда мы выходили из хижины, я был уверен, что наша попыткапровалилась и нам предстоит обсудить, как пересмотреть подход. Я дажечувствовал от этого некоторое облегчение - наша одержимость экспериментомначала действовать на нервы. Но теперь, когда мы шагали по лесу и я слышал вголове голос, который, неважно насколько осмысленно и точно, но отвечал налюбой поставленный вопрос, уверенности у меня поубавилось.

Деннис был странно озабочен, однако онзаверил меня, что его усилия увенчались успехом и теперь по всей планете,пронизывая человечество, несется волна гиперкарболяции, устраняющая различиямежду индивидом и сообществом, и все обнаруживают спонтанное погружение втелепатический океан, название которого совпадает с именем егопервооткрывателя, - Деннис Маккенна.

Вглядываясь в свой ум и слушаяразглагольствования брат, я начинал понимать: эксперимент и вправду высвободилкакой-то неведомый эффект. Сейчас я спрашиваю себя, почему мне так легко далсяскачок от мысли, что испытанное нами - любопытное, но ограниченное событиеместного значения, к уверенности, что мы являем собой главные деталивсепланетного феномена. Этот важный вопрос, на который я так и не нахожуответа, больше, чем целые тома, говорит о моей тогдашней восприимчивости кнапыщенному умствованию и внушаемости. Я легче легкого стал жертвой когнитивнойгаллюцинации, которая представляет собой не зрительное восприятие того, чегонет на самом деле, а полный сдвиг высших уровней наших интеллектуальных связейс миром. Такая когнитивная галлюцинация, возникшая под влиянием псилоцибина,заставила невозможное и невероятное казаться достоверным и разумным. Менязахлестнула волна восторга: я понял, что мы миновали заключительную стадиюэксперимента и теперь проживаем самые первые мгновения новой эры. По мере тогокак мы оба убеждались, что мир изменился коренным образом до самого основания,волнение наше все возрастало.

- Вот что, наверное, произошло, -промолвил Деннис..- Мы не материализовали камень в видимом пространстве - мысотворили его у себя в голове. Он не появляется сразу как видимое средство, асначала возникает как учение - учение, которое сейчас мы слышим у себя вголове. Позже слова обрастут плотью.

Я мог только молча глазеть на брата. Ктоон такой и откуда ему все это известно Оставалось только гадать.

- По всей вероятности, теперь уже совсемскоро покажутся мать и множество мертвецов. Юнг наверняка придет тоже, и,клянусь Всевышним, мне не терпится услышать, что он скажет. - Выпалив это,Деннис бросил взгляд через плечо, будто стараясь увидеть, кто подходит к нашейувешанной гамаками хижине.

-Ну, кто там Набоков, солнечный Джим,этот милый Джойсов парнишка, или зануда Ник Кьюза

Мы обнялись и расхохотались. Я чувствовал,будто меня ведут за ручку, как малое дитя. Почему-то я перестал задаватьвопросы - мне больше хотелось увидеть других людей, почувствовать, что и онипроникли в новый рай, попали на новую землю. Деннис одобрил мое намерениесходить к реке и привести с собой Дейва и Ванессу. Деннис тем временем вернетсяв лагерь и объяснит Ив, что происходит.

Шагая к реке, я ощущал себя почтиневесомым, будто я заново родился и во мне кипят энергия, здоровье и бодрость.За несколько минут из мрачного скептика я превратился в восторженного адепта.Оглядываясь назад, я убеждаюсь, что для меня это было решающим перепутьем.Почему я не расспросил Денниса более подробно Может, то был самогипноз Илинепривычное окружение, скудное питание, тяготы и ожидания поставили меня вположение, когда я не мог отказаться от участия в мире диковинных идей своегобрата Ну почему я не сумел сохранить свою обычную отстраненную и скептическуюпозицию В некотором смысле такая добровольная капитуляция неверия и составляетсамую суть дела - не только нашего, но и многих других ситуаций, гдеприсутствует встреча лицом к лицу с неведомым.

Иное играет с нами и подбирается к намтропой воображения - и вот уже мы у последней черты. Переход через нее требуетотказа от старых, укоренившихся привычек - как в мышлении, так и в видении. Вэтот миг мир неторопливо выворачивается наизнанку и открывается то, что былодоселе скрыто: волшебная возможность, иной, чем мы привыкли наблюдать,мысленный ландшафт, и этот ландшафт становится реальностью. Это миркосмического смеха. НЛО, эльфы и перенаселенные пантеоны всех религий - вотобитатели этих невидимых ранее ландшафтов. Вы дотягиваетесь до континентов иокеанов воображения, до миров, где сможет выжить любой, чье единственноезанятие - игра, а потом предоставляете игре вести себя все дальше и дальше,пока она не превратится в реальность, принять которую осмелятсянемногие.

Но пока я шагал сквозь это дивное утро,столь утешительно объективные мысли не приходили мне на ум. Напротив, яразмышлял о том, что тело мое в процессе метаболизма превращается в ТелоВоскрешения, "зримую душу" христианских герменевтиков - ведь именно это мысчитали частью успешного осуществления нашего эксперимента. Я не знал, чтопроисходит вблизи или вдали, но я знал одно: с тех пор как Деннис объявил, чтоэксперимент завершен, я ощущал, как во мне все растет, ширится прилив энергии ипонимания. И пока я шагал так, на меня снизошло глубочайшее откровение. В моеммозгу расцвело понимание: все мы - просветленные существа, и только нашанеспособность увидеть и почувствовать себя и других такими, как мы есть, непозволяет нам сбросить бремя вины и ощутить себя по-настоящему просветленными.Я никогда не принадлежал к числу блаженных, чокнувшихся на психоделиках - ивот, пожалуйста, теперь я завис где-то между клише и архетипом!

Чувство было дивное, и все же я не могповерить в то, что со мной происходило. Дорога до жилища Дейва и Ванессызанимала минут десять-пятнадцать. Сейчас было около семи. Солнце взошло ужедовольно высоко, и день обещал быть прекрасным. Проходя через выгон, я время отвремени останавливался и говорил: "Деннис", - и ответ приходил мгновенно, какмысль. Это не давало мне покоя. Я то и дело останавливался и задавал вопросы,садился на траву и спрашивал: "Все в порядке Что это Сам не знаю. Это неопасно.Не могу понять, что это значит".

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 34 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.