WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |

То, по форме чего движется целый организм есть некоторая внешняя вещь, спонтанно положенная им в качестве его предмета. Но движется ли по этой форме весь организм Когда субъект, сидя на стуле, обводит рукой, а затем и глазами круги, квадраты или синусоиды, то в соответствующем – круглом, квадратном или синусоидальном - движении учавствует далеко не весь его организм. Участвует ли в этом какой-то один активный орган, на фоне неподвижности всех остальных Очевидно, что – нет. Траекторию, конгруентную форме предмета чаще всего совершает какой-то один активный, а точнее субактивный, ибо категория активности релевантна только организму как целому, орган. Но и этот орган, в той мере в какой он действительно предметен, непосредственно направлен не на внешний предмет, а на другой проивоположно действующий орган самого организма. Односторонняя активность, такая как механический бросок ноги после удара по нерву неврологическим молотком, не является ни предметным, ни активным действием, хотя и совершается целиком за счет «энергии самого организма». Предметное действие, есть действие, обеспеченное встречной активностью реципрокных мышечных (вообще моторных, ибо актиность может обеспечиваеться иными средствами, скажем, биеним ресничек) единиц. Умная, предметная, активная рука всегда готова отдернуться. Она не проламывает предмет, но осторожно ощупывает его, серией опробующих движений, когда рука и движется «по форме» предмета, скользя параллельно его поверхности, и полагает его, как бы вылепливая из небытия, действуя перпендикулярно форме последнего. Такое постоянно меняющее вектор активности на противоположный движение может реализовываться только системой встречных субактивностей. А это значит, что предметное действие такого многоклеточного органзима обеспечивается системой действий рефлексивных, действий, направленных на самого себя. Именно этот механизм подробно изучался Н.А.Бернштейном, когда он обсуждал необходимость «ограничения лишних степеней свободы» суставов для выполнения предметного действия.

Предметное действие многоклеточного организма, активность которого содержательно опосредована его самонаправленной или рефлексивной активностью, есть действие, в терминологии Л.С.Выготского, «психологическое». В атрибуте мышления ему соответствует самоощущение и ощущение иного, аффект и интеллект. Не может быть ощущения, психического отражения, образа иного, экстракорпорального предмета, без самоощущения. Невозможна предметная активность не одноклеточного организма, без активности самонаправленной, рефлексивной.

Сказанное можно проиллюстрировать на примере из области электрофизики. Заряженная частица в электрическом поле «ведет себя» подобно одноклеточному организму. Она продуктивна, то есть создает вокруг себя электрическое поле и затем движется по градиенту этого поля. Однако организмы развитых многоклеточных животных, состоящие из бесчисленного множества живых клеток, невозможно уподобить движению точечного заряда даже в том случае, если предметом такого многоклеточного существа является все та же среда-стихия или континуальное предметное поле. Предметная активность такого существа, если продолжить нашу аналогию, будет в элементарном случае походить скорее на «поведение» электрического Диполя во внешнем электростатическом поле. Конкретный рисунок движения такого организма будет существенно опосредован его внутренними, рефлексивными отношениями.

Если элементарный точечный заряд будет «просто» двигаться по (или против) градиента внешнего электростатического поля, то Диполь, кроме этого поступательного движения, будет все время разворачиваться вдоль силовых линий такового. При этом на составляющие его противоположные заряды все время будут действовать противоположно направленные силы, стремящиеся разорвать его на два отдельных однозначно заряженных тела, а потому общий рисунок движения диполя как целого будет существенно опосредовано силами притяжения, удерживающими противоположные заряды Диполя в единстве. Понять «поведение» Диполя и предметную активность многоклеточного организма, абстагируясь от их «внутренних», рефлексивных отношений, так же невозможно, как понять интеллект живого существа, его «когнитивное» отношение к миру его предметности, абстаргируясь от его «аффективного» отношения к себе.

Итак, психический, или животный тип витальной активности мы обнаруживаем там, где сукцессивная внешнепредметная активность организма есть диалектически снятая симультанная предметная активность составляющих его живых субъединиц, живых органов, связанных друг с другом некоторыми морфогенетическими или рефлексивными отношениями.

Предметная активность такого организма это не только движение по форме предметного поля, не только абстрактно «внешнее» действие, но необходимо и самонаправленное, рефлексивное отношение, необходимо деятельность сугубо «внутренняя». Именно поэтому любой внешнепредметный образ восприятия всегда аффективно окрашен, всегда дан животному не как его чисто внешнепредметная активность, а в чувственной форме, в форме внутрителесного самоощущения.

«Человеческая душа воспринимает всякое внешнее тело как действительно (актуально) существующее только посредством идеи о состояниях своего тела» (Спиноза, 1957, с. 407). Иначе говоря, ощущение не непосредственный слепок с объекта, но рефлексивно по своей природе.

Эту существенную определенность психической активности, отличающую ее от активности абстрактно жизненной и не зафиксировал А.Н.Леонтьев, ограничившись лишь констатацией наличия такой аффективной составляющей любого психического акта и обозначив ее как «чувственную ткань ощущения».

Рефлексивное отношение, говоря кибернетическим языком, реализует функцию обратной связи и оперативной самонастройки действующего организма. На языке Спинозы, как и на языке современной психологии, эта же функция называется аффектом. «Под аффектом, - говорит Спиноза, - я разумею состояния тела (corporis affections), которые увеличивают или уменьшают способность самого тела к действию, благоприятствуют ей или ограничивают ее, а вместе с тем и идеи этих состояний» (там же, с. 456).

Жизнь организма, реализующего в процессе своей жизнедеятельности не только активное, но и рефлексивное отношение, представляет собой принципиально целостный жизненный процесс, структурными элементами которого являются не отдельные неподвижные морфологические единицы - клетки или многоклеточные органы, и тем более не абстрактные физиологические процессы. Это – активные, предметные процессы, не безразличные друг другу, активно друг с другом взаимодействующие, друг друга определяющие так, что в итоге они составляют единый диалектический ансамбль.

Жизнь такого организма, рассматриваемая в его отношении к предметному миру, представляет собой экстра- или интракорпоральное предметное ощущение, спинозовское действие по форме предмета, или интеллект. Жизнь, взятая в отношении организма к самому себе, - это интероцептивное самоощущение, составляющее чувственную ткань предметного образа, самонаправленная рефлексивная активность, или аффект.

Жизнь организма, для котрого предметная активность является его снятым отношением к самому себе, а его отношение к самому себе - его снятой предметной активностью, и есть жизнь, опосредованная психикой. Психика (психическое отношение) - это диалектическое отношение, в котором организм активно относится к своему предмету, лишь относясь к самому себе как к живому организму. И наоборот, он лишь тогда находится в рефлексивном отношении с самим собой, когда активно формирует свой предмет и движется по его форме.

Перефразируя известную мысль Л.С.Выготского, можно сказать, что психика, или психическое отношение есть там и только там, где за предметным отношением живого организма стоит аффект, а за аффектом - предметное отношение.

Предложенное понимание природы психики позволяет по новому сформулировать филогенетический критерий психического. Понятно, что рефлексивное понимание приоды психической (предметной) деятельности сразу же исключает из числа существ, наделенных психикой все одноклеточные организмы. Живые одноклеточные организмы спонтанны, продуктивны и предметны. Но, поскольку у них нет и не может быть внутреннего, рефлексивного или аффективного плана активности, у нас нет никаких оснований приписывать им и особую «внутреннюю» бестелесную деятельность. Чувственные же внутриклеточные процессы, не являются поцессами витальной (предметной) активности. Жизнь - это процесс, разворачивающийся между живым орагнизмом и миром его предметности, неделимый атом или единицу (в смысле Выготского) которого образуем клетка. Ее, конечно можно разобрать на элементы биохимических процессов, но собрать из них вновь живую клетку уже не возможно.

Наиболее элементарный из известных науке организмов, у которого, согласно приведенному критерию, можно предположить наличие психики, это - volvox. Volvox - это колониальная зеленая водоросль, имеющая форму правильного полого шара. Его клетки, соединенные тонкими протоплазматическими мостками ориентированны наружу жгутиками, совместная координированная активность которых позволяет всему организму активно перемещаться в водной среде. Каждая из клеток volvox’a питается вполне самостоятельно, а общая предметная активность организма в целом, опосредованная рефлексивным отношением его субактивных элементов - клеток, обеспечивает направленную локомоцию всего организма но градиенту его предметного поля.

У таких организмов (безразлично были ли они авто- или гетеротрофными, т.е. относим ли мы их к растениям или животным) можно, в соответствие с данным нами выше определением, предположить наличие чувствительности, или элементарной психики. Ее содержанием является некоторое слабодифференцированное ощущение предметного поля, выраженное в форме столь же слабодифференцированного общетелесного самоощущения, или аффекта. Заметим однако, что эта слабая дифференцированность как предметной, так и аффективной проекций его психической реальности является таковой лишь в сравнении с более дифференцированными ощущениями и аффектами более высокоорганизованных животных, но никак не для самого этого организма. Сама по себе она должна быть вполне достаточной для того, чтобы обеспечивать предметную активность данного организма, его активную ориентировку в пространстве его предметности.

Следующее более высокоорганизованное существо, непременно заслуживающее упоминания в нашем психологическом контексте это гидра. У гидры - типичного представителя кишечнополостных, ведущей сидячий образ жизни, внешняя предметная активность реализуется многочисленными щупальцами и удлинением-сокращением всего ее тела, а внутренняя - за счет биении жгутиков некоторых клеток энтодермы и опять-таки за счет сокращения и вытягивания всего тела особи, создающих необходимую для эффективного пищеварения циркуляцию содержимого гастроваскулярной полости.

Таким образом, у гидры экстра- и интракорпоральная активности реализуются отчасти за счет одного и того же механизма - сокращения мышечных волокон, лежащих у основания эктодермальных клеток и ориентированных вдоль тела особи и энтодермальных клеток, образующих кольцевые мышечные волокна. Активность этих мышечных волокон в отношении к внешнему миру образует нечто вроде локомоторно-манипулятивной подвижности, а в отношении к содержимому гастроваскулярной полости - желудочно-сосудистую перистальтику.

Естественно, что когда гидра распрямляет и вытягивает свои щупальца, чтобы захватить ими парализованную ее стрекательными нитями добычу, во-первых, субактивности сократительных волокон ее щупалец должны быть определенным образом координированы и, во-вторых, само тело гидры в этот момент должно, по крайней мере, не укорачиваться. Поэтому внешнепредметная активность гидры должна опосредоваться строго иерархизированной системой рефлексивных отношений, из которых рефлексивные отношения органов внешнедвигательной предметной активности занимают высшее положение по отношению к системе рефлексивных отношений, обеспечивающих внутрителесную, перистальтическую активность. Поэтому предметная активность может на время притормаживать спонтанную активность гидры, чтобы она не препяствовала решению внешней двигательной задачи.

Такое же рефлексивное отношение высших и низших органов активности, или, соответственно, высших и низших уровней рефлексивности сохраняется и у высших многоклеточных животных, у которых внешнепредметная активность реализуется системой скелетных поперечнополосатых мышц, а внутрипредметная активность - системой кольцевых гладкомышечных структур.

Рефлексивные отношения, опосредующие предметную активность таких кольцевых структур, являются филогенетически более древним и примитивным образованием, чем рефлексивные отношения реципрокных мышц внешних эффекторов. Соответственно, от этих висцеральных систем животное и получает не ясные и отчетливые «предметные» ощущения, а ощущения, в которых предметная и интероцептивная стороны субъективно неразличимы.

У здорового, покоящегося в данную минуту животного спонтанная субактивность всей его висцеральной системы принимает на себя функцию его ведущей активности, а ощущения от этой системы выступают в роли общего телесного самоощущения.

В тех случаях, когда витальная активность не может быть реализована отдельным организмом, но требует для своего развертывания координации усилий двух или более особей, взаимная активность этих особей, опосредующая их совместную предметную активность, определятся нами как внешнее рефлексивное отношение.

Даже у социальных животных внутреннее и внешнее рефлексивные отношения заданы натурально и потому выступают абстрактно, независимо друг от друга. Иначе дело обстоит у человека. Способность полагать свою человеческую предметность не дана человеку натурально, а значит так же натурально не задана и система рефлексивных отношений, опосредующих эту предметность. Новорожденный ребенок не способен к какой-нибудь внешнепредметной активности. Абстрактный процесс его жизни обусловлен на этом этапе системой висцеральных активностей. В этом смысле психика новорожденного (как и эмбриона) может быть определена как психика висцеральная (палеокинетическая). Специфический характер последней обусловленный филогенетической глубиной висцеральной активности, реализующейся системами замкнутых на себя кольцевых гладкомышечных органов – сердечно-сосудистой системой, пищеварительным трактом, мочеполовой системой – определяет типичный для этого возраста «аффективный» характер активности новорожденного.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.