WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 38 | 39 || 41 | 42 |   ...   | 49 |

На разных перекрестках судьбы жизнь сводитнас со многими людьми. Когда я первый раз встретил Тольку, он, как сейчас явижу, переживал сильнейший, духовный кризис возраста сорока лет. Его глазабезумно двигались и вращались. Большой, лысый лоб периодически морщился инапрягался, руки дрожали. Его острый нос, бледно-синий по бокам, страннымобразом был похож на нос сильно пьющей женщины. Толька разговаривал вслух сам ссобой: задавал себе вопросы и сам же на них отвечал.

Со стороны мой новый знакомый выглядел явнокак человек не в себе, а попросту «с приветом». Но общался с людьми он вполнесносно. Хоть его и «заносило». В этот же свой период жизни он на свою бедуактивно читал эзотерическую литературу. Мне же в начале нашего знакомства ондал почитать своё сочинение о собственных, невыдуманных путешествиях на другиепланеты с подробными описаниями инопланетян. Ознакомившись с его бредоподобнымопусом, я сразу понял, что Толька – будущий клиент психиатрической больницы. Но чтобы не обижать«больного» и не усугублять его психическую несостоятельность, я похвалил его иотозвался о повествовании положительным образом.

Крыша у моего нового друга явно ехала.Точка сборки скользила по световым волокнам в неведомых потаённых лабиринтахего психики. Я был не прав! Мог ли я предположить тогда, что всё описанноеТолькой – правда! Тобыло его духовным опытом и подлинным переживанием. Тольке, вдруг, началисниться осознанные сны!

Но тогда от всего этого я был бесконечнодалек. На начальном этапе нашего знакомства мой друг-сновидящий смело взял насебя роль великого духовного учителя, Гуру надо мной. Я не возражал, людовед ичеловеколюб от природы, я ещё долго и пытливо разбирался в сложных перепитияхтолькиной личности. Мой новоиспеченный Гуру оказался на редкость великиммастером по части создания всяческих иллюзий, фантазёром и непревзойденныммечтателем. Хотя с ним действительно происходили странные и малообъяснимыевещи. Например, на груди и лбу выступали явные мистические знаки (пентаграммы,кресты), в сновидения приходили Боги, великие йоги... Он, как всякийпотенциальный пациент ПНД (т.е. психоневрологического диспансера) легкопринимал иллюзию за реальность, своё воображение за действительность и убеждалв этом других. До сих пор не знаю, сознательно ли он, начитавшись духовныхкниг, вводил в заблуждение других или наивно верил во всё сам и в то, что онобладает сверхъестественными, паранормальными талантами. Но в том то и дело,что такие способности тоже были!

Толик, дорогой, — уже учил его впоследствии я,— христианскаятрадиция самая чистая. Она учит помыслы и видения не отвергать, но и непринимать.

А он, бедняга всё близкопринимал!

В моём гуру невероятным образом сочеталисьабсолютная безответственность перед людьми в данности поручений, назначенныхвстреч, обязательств с вниманием к человеку в любое время к нему пришедшему.Полная лень, безволие с пытливым думаньем, интересом к духовным вопросам икропотливой работе и талантом в области электроники. (Он занимался ремонтомвсевозможных приборов на дому.)

Толька годами давал людям 100%-еобязательства, гарантии по выполнению чего-нибудь – не исполнял, и годами же вполнеискренне, душевно и пылко оправдывался, делая очередные чистосердечные обещанияна будущее. После многих месяцев раздражения на Тольку человек в отношениях сним вынужден был принимать его таким, каков он есть. ( Конечно, если хотел,вообще, иметь с ним дело.) При всем этом он был человеком очень робким,застенчивым, редко выходил из дому. Сильно терялся, когда я его приглашал напрогулку. (Как я называл «прогулку с Сократом», «Сократом» был я, но лысый,сократовский лоб был у Тольки). Тогда он беспомощно и растерянно оглядывался нажену, не зная, что одеть, и, вообще, уместен ли его уход...

В начале я ходил к другу из любопытства. Онлегко садился в позу лотоса. (С его то комплекцией!) И начинал мне какясновидящий йог предсказывать грядущее. Изобличить его во лжи не составлялотруда. Но он тут же, как ни в чём не бывало, повторно закатывал глаза, морщиллоб, водил своим острым носом и «корректировал» моё будущее.

С течением времени точка сборки моего другастабилизировалась, благодаря вниманию и любви со стороны его жены и семьи вцелом. Глаза сделались более осмысленными и даже проницательными. Толька сталкак бы нормальным. И вскоре я убедился, что он на самом деле глубоко проникаетв духовную суть вещей.

Шли годы. Быстро выросший в духовныхпознаниях мне полюбилось приезжать к своему другу и обсуждать духовные вопросы.Иногда споры были слишком горячими, что мы как бы ругались. И я подолгу к немуне приезжал. Вскоре я заимел опыт осознанных сновидений и мой интерес ксновидящему Толику значительно возрос. Нас в значительной мере объединяласимпатия к русскому православию – идея христианской Божественной Любви, и тенденция путешествий иволшебства обоюдного опыта Ясных снов. Но, ох, как трудно мне было отделятьзёрна от плевел – егоистинный опыт и видение от мастерства построения иллюзий и ложныхинтерпретаций. Я сердился и проявлял нетерпение в диалогах.

Добрался и до толтековской магии. Дон Хуанзахватил меня целиком, как удав кролика. Я возбуждённо примчался к Тольке,притащив недавно проглоченные две первые книги К. Канстанеды, и восторгам моимне было числа. Мой гуру прочитал их, ему не понравилось, и он спустил критикуна Кастанеду и заодно на меня. Это стало началом серьезного раскола в нашихотношениях. Позже я не выдержал такого непонимания с его стороны и перестал кнему приезжать. Живи один, Толька, без учеников и духовных друзей!

Течет, виляет река–времечко. Случайно от общихзнакомых я услышал, что мой друг–сновидящий и мастер иллюзий выписался недавно из больницы (сурологии) в плохом состоянии. У него осталась одна почка. Конечно, надонавестить и поддержать. Толька оказался в подавленном состоянии. В больницебедный Толька лез на стенки от острой, почечной колики. Он хотел сознательнооставить своё тело, выйдя в осознанный сон навсегда, чтобы ускользнуть отмучительной боли, но ничего не получилось. У него на глазах умер человек, соседпо палате. Эта смерть что-то шепнула на ушко Тольке...

Наши отношения снова завязались. Парадоксысудьбы. Немного позже, когда я серьёзно заболел, нас стала объединять ещё однаобщая тема – урология!Мысли о смерти стали придавливать к земле моего друга, и он проникся глубжехристианской идеей спасения.

Надо было видеть его выпученные глаза идрожащие руки. На-те, жил себе человек, жил, ел-спал и, вдруг, обнаружил, чтонадо срочно спасаться, в спешке куда-то бежать (в разные стороны) и чембыстрее, тем лучше, Иначе вот-вот близка и неминуема страшная погибель и вечныестрадания.

Я подарил другу идею о создании во сневолей и воображением себе новой астральной почки. Идея была принята. Духовныевозможности человека им оптимистично были осознаны и он несколькоуспокоился.

Но в следующий раз в беспокойном озарении кнему примчался уже я, на этот раз с идеями Г. Гурджиева. Я тоже прониксямыслями о спасении, но символически у Гурджиева они выражены в другойформе.

Пойми, ты, Толик, мир – это тюрьма! – неожиданно бросаю я, умалчивая,что мне попалась книжная новинка. И выдавая прозрение, как своё, с видомчеловека, открывающего великую тайну для избранного, продолжаю — человек есть страдающий узник. Онобречён на болезни, старость и смерть. Он в тюрьме мира пожизненно. Но у негоесть возможность бежать, представляешь!

Победоносно смотрю на друга, но Толька этотудивительный, странный Толька, вдруг, пропал, бесследно исчез. Почва его умаоказалась благодатным образом подготовлена и вспахана. Передо мной сидел вовсене Толька, а чужой и не знакомый мне человек. Это был заключенный №13 вполосатом костюме и шапочке.

Обреченный, да ещё по ошибке, напожизненное заключение, узник Толька слушал меня безропотно и покорно. Лицо еговыражало тоску, вину и глубочайшую безнадёжность. Он уже не двигал глазами и непросил о помиловании. Всем своим существом он выражал немощную покорностьситуации, судьбе и томление в тюрьме мира. И вдруг, его лицо озарило понимание,засветилось жаждой свободы. Бежать! – пронзила его и тайно завладела имневероятная мысль. —Свободы! – страстно иволнующимися руками вцепился он в невидимые, толстые, стальные прутьякамеры.

Бежать! — подхватил азартно я, увидев стольразительную перемену друга, солидарность и понимание.

Бежать. Но как! По Гурджиеву самзаключённый совершить побег не состоянии. Ему должен помочь человек, которыйсам уже бежал и обрёл свободу. Только он может организовать тот самый побег.Независимый человек по ту сторону тюремной ограды. В нашем с Толькой окружениитакого человека не было. Эх, это сладкое слово — Свобода!

Тупик. Безвыходная ситуация. Наш путь вомраке. Выход есть! –торжествую я, –осознанное сновидение!

Постепенно наши с Толиком отношенияприобретали новое направление. Мы делились опытом снов, экспериментировали ссовместным сновидением. И всё более ведомым становился я.

Я помчался к другу в следующий раз послебуйной неспокойной ночи. В темноте кто-то дёрнул меня за астральные ноги стакой силой, что выдернул всего из тела (физического), и я на скорости вылетелв открытый космос. Уж, не шуточки ли это Толика Надо разобраться.

Я застал мастера иллюзий в некоторомсмятении. Рядом с ним лежало отпечатанное на машинке описание сложной техникителепортации, перемещения на любые расстояния вместе физическим телом. Повидимому, основанное на магии дона Хуана. По выражению его лица и дрожащему кверху остатку волос –антенне на голове, у меня не оставалось сомнений, что мой странный друг толькочто удачно совершил пробную телепортацию в Москву и обратно в свою подмосковнуюквартиру на девятом этаже.

Тут, наконец-то, была мною разгадана тайналичности моего друга –мастера иллюзий.

Я – Бог, — поведал мне печально Толька.– Но бывший,понимаешь Деградированный. То есть, я в своей прошлой жизни был самымнастоящим Богом, но стал опускаться, деградировать и меня в наказание отправилина землю, на более низкую ступень развития – быть человеком... Виноватосмотрел на меня Толька.

Я сразу понял всё. Все мои разрозненныеобъяснения про нескладную личность друга, которые никак не могли ранеесоединиться вместе, вдруг, замкнулись. Это похоже на правду. Да, это факт!Сумбурные, торчащие в разные стороны части существа неведомого инопланетногочеловека Тольки, –причесались. Не смотря на столь фантастическую гипотезу.

Вот почему долгое время я не могразобраться в нём, просчитать, понять до конца его сложную, творческую натуру.А сочетание «деградировавший Бог» сразу всё объясняло, увязывало в одно целое,отображало его суть.

Я отчётливо представил себе, как бог Толькана небе правил небольшой, небесной сферой, восседал на золотисто–облачном троне в атласных, светлыходеждах. Он командовал слугами, стражниками и божками поменьше. Перед нимтанцевали танец живота небесные феи. Постепенно он прельстился ими, вожделел.Стал злоупотреблять небесным, винным нектаром, который выпивал в немыслимомколичестве. В общем, спился, перестал следить за собой, опускался, вырождался идеградировал. И однажды, тем самым, разозлил старшего бога над ним.Бог–начальник вызвалего к себе наверх, (надо думать ещё выше), стал гневно его распекать, а в концев наказание опустил в человеческое тело на землю. Задрожал, замигал беспомощноглазами, замотал головой провинившийся бог. Не хотел Толька воплощаться наЗемлю. Но подул очень сильный кармический ветер.

И подул очень сильный кармический ветер,закружил, подхватил его и понёс вниз к земным утробам. Затаилась одна такаяутроба близ Москвы, в Подмосковье, в городе Подольске. Не успел оглянутьсяТолька, как был притянут в известный дом №3 «б», в кв. №101, что по улицеМраморной. Будто боролись двое, в темноте не разобрать. Раскочевряжалась тамутроба. Любопытно стало Тольке – жуть! Никак совладать с собой не мог. Сунул голову. Темно! А-яй!– успел тольковскрикнуть бывший бог. Чавкнула утроба и с силой, с хлюпаньем засосала, хищнопроглотила бедного Тольку. И получился сейчас такой вот лысый с округлымживотиком, с растерянными, виноватыми, но озорными глазами мужичижко. В прошломБог, а ныне деградированный Бог – в общем обыкновенный Толька.

Что ж ты, Толька, а!

Теперь тайна моего бывшего Гуруразгадана!

Эх, несерьёзный ты человек, Толька, опятьтебя занесло. Хотя кто знает... В дальнейшем и по настоящее время я так иотношусь к своему другу. Меняя только акцент в зависимости от ситуацииудивления или разоблачения, на слове Бог, или с ударением на прилагательном«деградировавший».

Дело в том, что Тольку касался иБог–отец небесный. Явидел один раз (и больше) его в таком состоянии. Мы шли по улице,прогуливались, и с ним произошла волшебная метаморфоза. На него снизошла,спустилась благодать. Его окружила вселенская любовь, трепет, благоговение, ион всё норовил упасть почему-то передо мной на колени. И я, дабы не устыдитсяпрохожих, вовремя пресекал его попытки.

И всё же не очень всерьёз стал я егопринимать... Ну вот, и развилка дорог. Жизнь моя, куда несешься ты

Расходились мои пути–дорожки с мастером иллюзий. Мойдуховный опыт стал главной, а не второстепенной частью моей жизни, самойжизнью.

Я уже – одинокий воин. И, однажды, япересмотрел своего друга Тольку (т.е. совершил пересмотр в отношении к нему),простился с ним и расстался навсегда.

Я спешил и растягивал время, так многохотел успеть. Но оно как резиновый экспандер сжималось. Работал с молитвой,стремительно менялся. Даже сам себя переставал узнавать. Молитвапреобразовывала меня. Шли годы, а мне почему-то жалко было Тольку. Мнеказалось, он оставался прежним, не менялся. Но даже и, скорее всего, продолжалдеградировать и опускаться...

На одном из духовно–оздоровительных семинаров в Москвея познакомился с пожилым мужчиной, почти дедом. На вид деревня, недотёпа илопух. Чего его сюда занесло Разговорился с ним. Дед, оказывается, практикуетосознанные сновидения, готовиться к переходу, к смерти. Вот тебе и недотёпа,вот тебе и лопух! Да он поумнее любого академика будет и доктора любых наук!Вспомнил я нашу с Толиком совместную программу спасения – побега из тюрьмы. В плане том мыдаже предусматривали помощь друг другу после смерти одного из нас. Умершийпервым обязан помочь при последнем переходе другому. Я подозревал тогда, чтоТолька умрёт первым и поможет мне, ведь он как и я – сновидящий. А теперь думаюнаоборот.

Вспомнил о Толике и решил его навестить. Попрежнему ли водят за нос и не дают ему зелёный свет к свободе бесы – падшие духи – посредники чёрноймагии

После звонка:

— Кто там– слышу дрожащийтолькин голос.

Pages:     | 1 |   ...   | 38 | 39 || 41 | 42 |   ...   | 49 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.