WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 29 | 30 || 32 | 33 |   ...   | 49 |

Я много слышал о таком. Но не представлял,что он так просто выглядит и походит на обыкновенный. И что бы вот так, впивной, от не знакомого человека…

— В самомделе – проявил ялюбопытство.

— Он, он…— закивал профессор.–Потрогайте…

Да, подтвердил так убеждённо со всейабсолютной и полной, пьяной, отчаянной искренностью, что у меня отпали всесомнения. Если у тебя действительно ещё осталось, что пропить, зачем тогдаврать и придумывать

В низеньком, пивном погребке на не оченьчистой поверхности пивного стола рядом с моей ещё полной кружкой на грязномплатке возлегал —философский камень! Я потрогал его так, как прикасаются к живому существу. Онбыл прохладный и шероховатый. Профессор, налету подхватывая мое состояниелёгкого гипноза, будто бы уже дело обделано, и контракт о покупке подписан,добродушно, как только мог в своём бедственном положении, представился– Владимир Петрович.Протянул опухшую в венах руку. Познакомились.

— Умираю,помогите, — всё ещёинтеллигентно произнес он. – Позвольте… И уверенный, что не получит отказа, не дожидаясь моегосогласия, уже не очень интеллигентно, слегка трясущейся рукой поднял мою кружкупива и жадно в один приём выпил её до дна.

Мне стало его жалко. – А вам что, уже не нужно– проявил я осторожнозаботу.

— Что– не понял он,вытираясь кистью руки.

— Ну,философский этот камень…

— Друг мой!Родной! – Я видел полицу Владимира Петровича, что я действительно в это мгновение стал самым родными близким ему человеком. Это меня тронуло. – Пропащий я, понимаешь Мне теперьне вернуть назад…

Захотелось упредить смену эмоциональныхсостояний его пьяной души. Я знал, что может последовать дальше – история его жизни — что мне сейчас никак нехотелось.

— Сколько– заспешиля.

— На одинфлакон..., – выставилвиновато средний палец с поломанным ногтем «профессор», так и не успевпогрузиться в роль исповедника.

Спустя пять минут я шёл по улице Ленина,так и не выпив пива. Зато теперь философский камень довольно прилично оттягивалмне карман брюк и увесисто бил по ноге. Я ещё не знал, что буду с ним делать.Но пожалел, что не выслушал исповедь случайного знакомого, хранителя ипоследнего хозяина философского камня. Хотелось вернуться, узнать его тайну. Ноя понимал, что профессор, наверняка, находится уже в другом состоянии илиизмерении.

Да. Это судьба. Что бы философский каменьвот так просто лежал у меня на письменном столе среди книг и тетрадей. Что бы яна том перекрестке не свернул бы направо, а пошёл бы налево к книжному магазинуи не оказался в пивной.

Разительные перемены в моей жизни, чудесныепрозрения связанные с камнем, не заставили себя долго ждать. Нет, не обманулменя профессор. Это был тот самый камень. Уже на следующий день я это понял. Яувидел нечто. На следующее утро на глаза мне попалась местная городская газета.В ней сообщалось о месте и времени вчерашнего происшествия: днём на улице К.Маркса возле книжного магазина произошла мафиозная разборка между двумябандитскими группировками. Она сопровождалась интенсивной, но короткойперестрелкой из автоматов импортного производства. Имеются убитые и раненые,включая прохожих...

Я сверил время. Это случилось бы со мной,поверни я вчера налево. Прочитав о происшествии, у меня открылось внутреннее,духовное зрение, и я увидел мгновенно свою возможную смерть, описанную выше(исключая, конечно, диктовку моей "Я"). Открытию видения способствовалфилософский камень. Я почувствовал его наводку, энергию и концентрацию на меня.Спасибо профессору.

Камень, оставаясь недвижимым, стал стечением временем сгущать вокруг меня события. Он стал притягивать нужных людейко мне. Он сосредотачивал в квартире необходимые и нужные книги и энергии.Стремительно я стал набирать знания и приближаться к истине. Наконец, работакамня пошла на максимум. На меня стали просто валиться знания, передо мнойоткрывались тайны за тайнами. Я влез, проник в такие глубины жизни, заглянул втакие потаённые уголки мироздания и человеческого сознания, что становилосьжутко от величины накопленного духовного богатства, сконцентрированного камнему меня дома.

Но сама истина всё же в своей последнейинстанции – у неё небыло дна! —упускалась, ускользала от меня. Я копил знания, прикасался к запредельнымтайнам, но сам не менялся. Через духовные методы пробовал собственнуютрансформацию. Это оказалось чрезвычайно трудным мероприятием. И не толькотрудным.

Философский камень стал тяжелой,обременительной ношей, он давил на меня. Знания придавливали меня вниз, сталоневыносимо тяжко обладать камнем. Тогда я понял, почему профессор продал мнеэтот камень, почему он стал вообще пить и опускаться. Мне не хотелось повторятьсудьбу профессора. Выход был один – меняться самому…

Пожалуйста, не думайте, что я могу здесь исейчас на этих страницах открыть тайны и знания, какие мне открыл философскийкамень. Даже, если бы я смог описать их подробно, то вряд ли кто-нибудь понялбы меня. Это запредельно. Чтобы быть посвященным, наверно, все-такидействительно нужно найти или купить такой камень самому. Без него не выйдет.Молитва ли нашла меня, или я сам обнаружил молитву, но я начал серьёзный,молитвенный труд. И чтобы измениться самому, погрузился в регулярную практику.Открылось – этообширное искусство. Были неудачи, страдания и тупики, но всё чаще я ощущал себяволшебником. Я начал меняться! Я держал счастье в руках!

По пути любви идти сладостно иблаженно…

Закономерно: взлёты-падения. Но с некоторыхпор, на меня навалилась такая тяжкая, аморфная, невыносимая, серая масса, япочти осязал её – ужслишком длительная полоса неудач, потери, уныния и безнадежности. Бог,казалось, ушёл от меня навсегда. Философский камень свернул свои вибрации. Идлилось это нескончаемо долго. И продолжалось мучительно, тягостно… Меняохватили сомнения, неверие, разочарование, безнадёжность. Путь связан сневыносимыми испытаниями. Я думал об окончательном тупике, о том, что выбралложный путь, что спасение невозможно. Наваливались мысли осамоубийстве…

Перекрестки, перекрестки… те самые,помните Приходит время, и человек неминуемо приходит на ещё один такойперекрёсток, важный и значительный. Таким оказался для меняперекрёсток-пересечение Невского и Лиговского проспектов в Петербурге. Намногих из наших перекрёстков нас поджидают неожиданности, но на главном всёвыглядит несколько иначе.

Я подошел к некой опасной черте. Бытьобладателем философского камня оказалось для меня слишком непосильной и тяжелойношей. Тогда я решился выбросить камень. Это произошло в Петербурге. Я выкинулего украдкой в реку Неву и испытал кратковременное облегчение. Нет, не захотеля передавать свои знания кому-нибудь. Мучительны и тяжки сокровенные познания.Они несут много страдания. К чему обременять ещё кого-то

Я прожил долгую и всё-таки счастливуюжизнь. Она была полна множеством приключений и открытий. Это было великолепноепутешествие в поисках себя. В нём было много страдания, но и много счастья. Ичем больше было в нём мучений и безысходности, как я вижу сейчас, тем больше иогромней ко мне приваливало счастье. И чем больше на меня сваливалось радости,тем больше я познавал, пробовал и обжигался солью мучений. Она разьедала старыераны.

Выбросив в Неву философский камень, вышелна Невский проспект. Я шёл в задумчивости, размышляя о своей судьбе. Тупик вней оставался полный и абсолютный. Остановился в некоторой растерянности напересечении с Лиговским проспектом. Здесь и обнаружился тот самый главныйперекрёсток в моей жизни. Вновь открылось духовное зрение. Я увидел издалека,как навстречу мне приближается фигура в чёрном, я знал, кто это. Свернул влево.Фигура оказалась там же и так же шла навстречу мне. Тогда я быстро возвратилсяна перекрёсток и дал вправо – она была и там. Я дёрнулся на другую сторону улицы – чёрная фигура тут же перешла намою сторону. Тогда я всё понял. Вот он… Последний перекресток… На каждой улицеона – моясмерть…

Я пришёл. Было бесполезно двигаться. Тогдая тут же на перепутье сел на асфальт. Я отказался от выбора. Секунду позже яобернулся вокруг: со всех улиц на меня надвигались чёрные тени. Сел в позумыслителя, безучастно замер, но всё видел и слышал.

Почти одновременно ко мне с разных сторонподошли четыре фигуры. Я был обречен. Я был уже собственностью одной изних.

Люди в чёрном торговались, ругались,спорили из-за меня. Причем с таким цинизмом и наглостью, словно речь шла не обомне, ещё живом человеке, а о веще, бесполезном предмете.

— Отдайтеего мне. Это тело ещё свежее, — проскрипела высохшая старуха в чёрном. – Имейте уважение к моей старости.Я ваша старшая сестра, смертельная болезнь. Я вгрызусь, вопьюсь в его теломедленно, постепенно. Я пущу в его органы метастазы и буду убивать его несразу. Мы все подзарядимся чёрной энергией его мучений и страхов, братцы мои. Япозову всех вас на пир. Мы будем его кушать долго, хватит всем… Не то, что ты,мой братец, проказник и авантюрист – несчастный случай…

Неожиданно старуха захлюпала, заклокотала,стала задыхаться. Безумно задвигала глазами в глубоких глазницах, и из её нутрапрорвался новый голос, отличный от прежнего, – хрипящий бас: я – боль, я — смертельная боль! Я – мучительная острая боль,отдирающая мясо от костей, душу от плоти, леденящее тело…

— Какстрашно, матушка. Но скучно вы живете! – перебил тот, к кому обращаласьстаруха. Это был мужчина в чёрном с глазами вампира, хитреца и подлеца.— Я заведую отделом вкотором, столько интересных несчастных случаев. Мы все славно позабавимся.Уверяю Вас, господа, вы все получите неописуемое удовольствие. У нас большевозможностей. Особенно в последнее время. Я давно пресытился автомобильнымикатастрофами, неожиданными падениями и сталкиванием кирпичей на голову с крышии другой мелочёвкой. Я со своими помощниками устрою ему потрясающую мафиознуюразборку с перестрелками и гранатными взрывами. Мы поместим его в центрсобытий, на этот раз ему не уйти. Вот будет здорово!

—Несправедливо, —проревел пожилой мужчина в маске злодейства и коварства, укутанный в серуюмантию. — Я давно пасуи мучаю его, — старикпотряс своими длинными когтями. — Он мой! Только самоубийство и ничего больше. Я доведу его. Онпочти готов. У меня, поверьте, тоже много способов: самоотравление,самоповешение, самоутопление… Отдел самоубийств.

— Не так ужи много, — отозвалсядо этого стоящий в молчании худой, молодой и мрачный тип. — Мой способ самый надёжный иверный, — костлявыйсилуэт воплощал собой смерть от нищеты и голода.

— Ваша-тоуж точно не пляшет, —обратился к нему скелет. Он поскрипывал и гремел костяшками, но выглядел длясмерти традиционно и классически.

— Отдайтеего мне и будет плясать. У меня в бомжах спят по вокзалам и не такие, есть икандидаты наук…

Но скелет в накидке с чёрным капюшоном икосой в руке перебил: справедливости ради он меня заслужил. Помимо того, что я— смерть от массовыхэпидемий, катастроф (землетрясение, наводнение…) Я — счастливая смерть по старости восне, в окружении и внимании близких. По ночам я выкашиваю зрелую высокую травку– людейстарых…

Сколько-то их, — думал я безучастно, сидя напоследнем перекрёстке.

Мои смерти долго никак не могли придти ксоглашению. Каждый выдвигал свои аргументы. Споры перерастали в упрёки,обвинения друг другу, завистливые пререкания и оскорбления. Они совсем забылиобо мне.

Я медленно приподнялся, встал и пошёл поНевскому проспекту. Никто не взглянул на меня и даже не заметил моегоотсутствия. Вдали над Невским, над движением машин и скоплением людей, ввоздухе стояла, окутанная голубым туманом молодая женщина. Она была тоже вся вчёрном и походила на монахиню. Я рассмотрел лицо с зовущими, глубокими,всепонимающими глазами, теми самыми “цвета мокрой смородины.” Лицо белое,нежное, очерченное складками чёрного платка. Я сам двигался к ней навстречу ислучайно заметил, что чуточку приподнялся и начал идти по воздуху. Насзаметили, на меня стали показывать пальцем. Я поднимался в пространстве выше инаблюдал внизу на земле реакции людей. Как на большом, монументальном полотневеликие художники компонуют в своём сюжете многие человеческие типы и образы,так и здесь на Невском проспекте были они широко представлены.

Я видел наивные, изумлённые взгляды людей,восторгающихся моей святостью и чудом. Замечал благодарные и преданные лицасвоих немногочисленных последователей и учеников. Внизу подо мною было и многоразных шаблонных фигур-карикатур, словно вырезанных из картона. Они, вообще,ничего не замечали вокруг себя. Я проходил и двигался в воздухе надлюдьми–персонажами,которые воплощали собой иностранцев, новых русских, обывателей, туристов...Многие воспринимали меня как музейный, диковинный экспонат. Слышал возгласысвященников: нечистая, смотри, лукавый идёт! В страхе они сгибались к земле,успевая язвительно угрожать мне пальцем. – Нет, я так и не вписался вхристианскую догму и установленный ими обрядовый порядок. Они считают богасвоей частной собственностью, своей привилегией, но бог ходит, где хочет! Онистремятся причесать всех одной гребёнкой догмы, вылепить одинаковых, похожихдруг на друга оловянных солдатиков…

Всё выше поднимаюсь я к своей возлюбленнойнезнакомке в чёрном. Всё ниже опускается подо мной Невский проспект. Мельчестановятся лица, сами фигуры, вот все они — уже поток пёстрой движущейсямассы. И, наконец, сам город превратился в мелкий рельеф на карте, и земля вцелом становилась всё меньше.

Прекрасная монахиня оказалась рядом, и,странно, от неё не веяло холодом и не отдавало сыростью. От неё исходилалюбовь, торжественный покой и тихое величие. Она властно, но мягко опустила мнена плечи свои точёные, белые руки. Сняла свой чёрный платок и уронила его. Тотмедленно опустился и тёмным покрывалом упал на облако. Над Петербургом завислабольшая чёрная туча...

Незнакомка легко кивком головы встряхнуларусые, длинные волосы. Они рассыпались кудрями по плечам. Это стало будтосигналом – включиласьнеизвестно откуда музыка. Заиграл трогательный, сердечный, небесный вальс.Вальс очень знакомый мне и волновавший меня ранее.

— Я незнал, что у смерти такие красивые волосы..., — произнес я удивленно.

— Я несмерть, я — жизнь!– торжественноответила она...

Элегантно и легко, словно созданные другдля друга, мы закружились с ней в последнем танце, отдаваясь чувству любви.Любовь и музыка наполнили высшие сферы. Было благодатно, блаженно, легко.Мягкий, ласкающий свет переливался радужно.

Pages:     | 1 |   ...   | 29 | 30 || 32 | 33 |   ...   | 49 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.