WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 42 |

Еще один аспект формирования самосознания какрезультата вовлечения ребенка в реальные взаимо­отношения и деятельность взрослыхотносятся к фор­мированию системы ценностей ребенка и определе­нию себя относительно этой системы.Многие из этих ценностей, в частности такие, как труд, та или иная профессия,брак, дети, закладываются в семье. В многочисленных отечественных исследованияххо­рошопродемонстрирован тот факт, что негативные мораль и ценности родителейоказывают прямое влияние на формирование социальных ценностей ре­бенка [102]. Так, «большинствоподростков, зарегист­рированных в детских комнатах милиции,—выходцы из семей, в которыхпьянство и аморальные поступ-

ки, постоянные ссоры и драки — обыденное, привыч­ное явление. Пример родителей втаких семьях— основнаяпричина того, что дети становятся на путь правонарушений и преступлений»,причем «нередки случаи не только попустительства, но и прямого по­ощрения родителями курения,пьянства, нарушений правопорядка и преступлений детей» [130].Негатив­ное влияние наформирование системы ценностей под­ростка, в частности несовершеннолетних правонару­шителей, семья оказывает и в томслучае, если «нет явных криминогенных факторов, например амораль­ного влияния со стороны взрослыхчленов семьи —алкоголизма, тунеядства и т. д.», но налицо «потре­бительский стиль воспитания»,«бездуховность», '«ме­щанские, стяжательские интересы» [22].

Родители также являются одним из основныхде-терминаторов выбора профессии и ценности той или иной профессии [38; 45; 67;111], они окааывают сильное влияние на желательность детей всобствен­ных семьях ихдетей и на желательное число детей [НО], на ценность тех или иных человеческихка­честв [60], ценностьтех или иных жизненных це­лей.

Идентификация

Различные формы влияния на фор­мирование самосознания ребенка немогли бы быть эффективными, если бы не существовало встречно­го процесса, с помощью которогоребенок сам упо­доблялбы себя взрослым. Ключевой момент этого уподобления связан с феноменомидентификации.

Самый общий смысл термина«идентификация»— этоуподобление в форме переживаний и действий какого-то лица (субъекта) другомулицу (модели). Явление идентификации как в отечественной, так и в зарубежнойлитературе изучается в разных контек­стах: и -в аспекте формирования личности ребенка [43; 184], и какмеханизм формирования установок личности [16], и как механизм психическойзащиты [169], и как феномен межперсональных отношений в группе [61].Соответственна явление идентифика­ции относится не только к ребенку, но и к подростку,

и к взрослому. Различными могут быть и телица, с которыми идентифицируется субъект,— ими могут быть родители, близкие,иные «значимые другие», например, сверстники, реальные лица и лицаиде­альные, например,герои литературных произведении, не только люди, но и животные. Идентификациямо­жет быть различной ипо полноте, т. е. по тем пара­метрам, по которым усматривается и воспроизводит­ся сходство. Идентификация, наконец,может быть как сознательной, так и неосознаваемой.

В настоящем контексте нас интересует феноменидентификации в связи с формированием самосозна­ния, и с этой точки зрения он можетбыть характе­ризованчетырьмя взаимосвязанными процессами [184,. 459—461].

1. Субъект верит, что он и кто-то другой(«мо­дель») обладаетсходными чертами, точнее было бы сказать, что субъект усматривает свое сходствос «моделью», не только верит, но и воспринимает, при­знает, переживает сходство, и этоусматривание мо­жет бытькак сознательным, так и неосознаваемым.

Так, ребенок может усматривать свое сходство сродителями. Речь идет, таким образом, о достаточно широком и сложномкогнитивном процессе, природа которого недостаточно изучена. В основевосприятия (усмотрения, переживания) сходства также могут лежать разныепроцессы. Так, ребенок может воспри­нимать свое сходство с родителями потому, что дейст­вительно отмечает сходные физическиеили психиче­скиехарактеристики, либо потому, что взрослые по­стоянно указывают и тем самымвнушают ему мысль о сходстве, либо благодаря формированию семейнойидентичности, семейного «Мы», либо благодаря тому, что он подражает действиямродителя и тем самым увеличивает сходство.

2.. Субъект ререживает «викарные аффективныереакции», соответствующие событиям, в которых ока­зывается «модель» так, как если быэти события про­исходилис самим субъектом. Так, ребенок пугается, если его родители попадают вугрожающую ситуацию, или радуется, если.,.его родитель оказывается «навы­соте».•-"

3. Субъект стремится обладать чертами модели,которые воспринимаются им как желательные, и стре-

57

мится к тем целям, к которым, как он полагает,стре­мится «модель».Так, мальчик хочет быть таким же сильным и высоким, как отец, он хочетподнимать тя­желые вещи,как отец, купаться там, где глубоко и где купается отец, водить машину, какотец, решать, что и когда делать, руководить другими, как он.

4. Субъект усваивает и использует установки ипо­ведение,демонстрируемые «моделью», реально начи­нает вести себя, как «модель», илисимволически вос­производит соответствующее поведение. Это происхо­дит, в частности, в форме ролевойигры, подробно проанализированной в отечественной литературе [145].

Идентификацией в узком смысле являются лишьдва первых процесса, т. е. когнитивное и эмоциональ­ное уподобление другому лицу, аформирование на­меренийи установок, так же как соответствующее поведение, являются следствиямиидентификации. Эти следствия, однако, сами оказываются "факторами,под­держивающими иусиливающими идентификацию. Так, чем в большей степени в своем поведенииребе­нок уподобляетсясвоему отцу, тем больше у него ос­нований усматривать свое сходство с ним и тем бо­гаче его возможности эмоциональнойидентифика­ции.

Различия в научной ориентации приводят к тому,что часть авторов к явлениям идентификации относит некоторые из вышеуказанныхпроцессов. Соответст­венно по-разному ставится вопрос и об условиях иден­тификации.

Так, для авторов бихевиоральной ориентациииден­тификация иимитация (подражание) —одно и то же [149], таким образом, феномен идентификациисво­дится лишь к еговнешнему, наблюдаемому компо­ненту—поведенческому уподоблению. Соответственно основным условиемидентификации оказывается в та­ком случае частота, с которой поведение «модели» экспонируетсясубъекту. В другом исследовании, кро­ме частоты экспозиции, подчеркивается степень вла­сти «модели» в отношении ребенка[203]. Исследо­вателидругих ориентации подчеркивают важность эмоциональных связей между субъектомидентифи­кации и«моделью» [208; 2.13]. Так, например, пока­зано, что мальчики, выявившиебольшое сходство со

своими отцами, в ответ на вопросы, касающиесямо­тивов, установок иповедения, при дописывании про­ективных историй, более часто упоминали о теплых взаимоотношенияхмежду отцами и сыновьями, а так­же в своем поведении и установках выказали себя более мускулинными,чем мальчики, различающиеся в ответах на вопросник со своими отцами [213].Обос­новывается такжеважность для идентификации вос­принимаемого сходства [186].

Хотя и важная роль идентификации в процессеразвития ребенка и его самосознания не вызывает сомнений, все же значимостьидентификации раскры­тапреимущественно с объективной стороны, а не субъективно, т. е. не со сторонысамого ребенка, его саморазвития. Между тем такая постановка вопросахарактеризовала уже представления 3. Фрейда, введ­шего понятие идентификации вконтексте его концеп­цииЭдипова комплекса [135]. Позже эти представ­ления были развиты последователямиФрейда, в част­ности А.Фрейд [169]. Согласно этим представлени­ям в возрасте от трех до шести летребенок пережи­ваетконфликт, вызванный любовью к родителю про­тивоположного пола и ревностью,соперничеством и агрессией по отношению к родителю того же пола. Это порождаетстрах родительского возмездия, что, в свою очередь, формирует мотив подавленияЭдипо­ва комплекса и,следовательно, уменьшения тревоги. Последнее достигается путем идентификации сроди­телем того же полаи присвоением его личностных черт, ценностей, правил поведения, которыестано­вятся ядромсупер-эго ребенка.

Идентификация с родителем того же пола— это, в терминологиипсихоаналитиков, «идентификация с агрессором», которая впоследствии развиваетсякак защитный механизм. Анна Фрейд приводит множест­во случаев такой идентификации. Так,например, мальчик гримасничает, бессознательно утрируя стро­гое выражение лица своего учителя,которого он боится. Маленькая девочка боится пересечь большой холл, опасаясьвстретить приведение, но затем все-таки идет, представив себе, что она и естьэто приве­дение, приэтом ее страх проходит.

Одновременно с «идентификацией с агрессором»развивается и идентификация с «утраченным объек-

том любви», т. е. родителем противоположногопола. Подавляя Эдипов комплекс, ребенок отрекается от родителя противоположногопола, но с помощью иден­тификации ослабляет эту утрату. В результате ребе­нок присваивает позитивные идеалыродителя про­тивоположного пола. С точки зрения психоанализа этот механизмзакрепляется и позже действует как механизм психической защиты в ситуациисмерти ро­дителей илидругих близких или в ситуации неудач­ной любви.

Конечно, такая трактовка феноменаидентифика­ции связана спансексуализмом фрейдовского учения, от которого отказались уже его ближайшиеколлеги. Однако в той форме, которую приобрела у Фрейда проблема идентификации,содержится и ряд важных моментов. Во-первых, идентификация оказываетсяре­бенку необходимой нетолько объективно (так как благодаря ей запрещается асоциальное поведение иусваиваются позитивные ценности взрослых), но и субъективно, с точки зрениявнутренней «механики» развития ребенка (она есть средство снятиятревож­ности в одномслучае и средство уменьшения нега­тивных эмоций, связанных с утратой близких, в дру­гом случае). Во-вторых, условиемидентификации яв­ляютсяреальные связи ребенка со взрослыми, ре­альные взаимоотношения с ними,переживаемые им эмоционально. В-третьих, объектом или «моделью» идентификацииможет быть как лицо, по отношению к которому переживаются позитивные чувства,так и лицо, к которому субъект переживает негативные чувства, напримерстрах.

Если отбросить представления о возникновенииидентификации вследствие необходимости подавления либидозных стремлений, все жепостановка вопроса о том, зачем ребенок идентифицируется, каковы мо­тивы этой его психическойдеятельности, представля­ется правомерной. Можно предполагать, что тревога и чувствобеспомощности будут возникать у ребенка по мере того, как он будет сознаватьсвою телесную отделенность от матери, и по мере того, как он, обла­дающий своими детскимивозможностями, все больше включается.в окружающий его взрослый м-ир4.Сни-

4 Подобные идеи высказывали К.. Хорни [180] иЭ. Фромм [170]. Критика их представлений, на наш взгляд, должнаисхо-

.жение этой тревоги возможно как за счетвнешнего фактора—теплого и заботливого отношения ухажи­вающих за ребенком взрослых, так иза счет внутрен­негофактора—субъективнойидентификации с уха­живающими за ребенком взрослыми (или взрос­лым)—с их уверенностью, «бесстрашием»,силой, компетентностью. С этой точки зрения первичной бу­дет идентификация не с «агрессором»,т. е. потен­циальнокарающим родителем того же пола, а с наи­более эмоционально теплым изаботливым родителем. Такая гипотеза была высказана в литературе [208].Сложность проверки этой гипотезы, однако, состоит в сложности обнаружения иисследования явления идентификации у детей 1—2-летнего возраста.

В процессе развития ребенка и его самосознаниямеханизмы и формы идентификации, конечно, услож­няются и трансформируются, ониотщепляются от факторов, первоначально их запустивших, могут ста­новиться сознательными иконтролируемыми. Возни­кают столь сложные феномены, отражаьэщие проти­воречия в развитии самосознания, какнегативная идентификация, т. е. неосознанное уподобление себя лицу, к которомусубъект испытывает негативное от­ношение. Так или иначе, идентификация оказывается важнейшимпроцессом, лежащим в основе всей груп­пы феноменов субъективногоуподобления и связы­вания, точнее, важнейшей психической деятельно­стью, идущей навстречу социальнымвлияниям фор­мирующимего самосознание. Идентификация де­лает ребенка способным перенимать точку зрения родителей и другихлюдей, делает его податливым к их внушающим воздействиям, способным внутреннеподчиниться их контролю и переносить его внутрь, способным оценивать себя померкам взрослых, при­менять их стандарты к своей деятельности, развиватьсамоидентичность и чувство «Мы», дифференцировать себя от других. Идентификацияслужит одним из внутренних стимулов включения ребенка во взаимо-

дить не из отрицания самого факта возможностивозникновения тревоги у ребенка вследствие его объективного и субъективногоотделения от матери, так же как гипотезы наличия психических процессов, спомощью которых снимается эта тревога, а из от­рицания предположения оединственности этого источника раз­вития.

Отношения со взрослыми и сверстниками. В своюочередь, названные процессы укрепляют и развивают идентификационные механизмыребенка.

ФЕНОМЕНЫ САМОПОЗНАНИЯ И СТРУКТУРАЦИИФЕНОМЕНАЛЬНОГО «Я»

Описанная выше группа феноменовхарактеризовала процесс самопознания как процесс уподобления и субъективнойдифференциации, как процесс наполнения самосознания содержанием,свя­зывающим человека сдругими людьми, с культурой и обществом в целом, процесс, происходящий внутриреального общения и благодаря ему, в рамках жизнедеятельности субъекта и егоспецифических дея-тельностей.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.