WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 37 | 38 || 40 | 41 |   ...   | 42 |

«Я»-образ может включать социальнонеприемле­мое содержаниев виде асоциальных идеалов или, наоборот, отсутствия таких внутренних барьеров,как оглядка на общественное мнение. Такое «асоциаль­ное Я» может формироваться благодарявовлечению индивида—ребенка или подростка—в антисоциаль­ную деятельность взрослых, а также в силу ряда других причин,изучаемых криминологами [10; 81].

«Я»-образ может быть мистифицированным,вклю­чать неадекватнозавышенный уровень притязаний, или неадекватную самооценку, или неадекватноене­гативноеэмоционально-ценностное отношение к себе.

«Я»-образ может включать «спутаннуюидентич­ность»—половую, возрастную, ролевую, что, в свою очередь, может бытьследствием неадекватного вос­питания.

Самосознание взрослого может быть основано наинфантильной идентификации с родителями или од­ним из них. Противоречия,возникающие вследствие неосознанной идентификации с родителями иреаль­ной неспособностивоплотить в себе родительские черты, приводят к невротизации личности ипосле­дующейневротизации стиля взаимоотношений в соб­ственной семье и невротизации детей— это было недавноподробно описаяо А. И. Захаровым [42].

Когнитивные структуры, обеспечивающие процесссамосознания, могут быть недостаточно расчлененны­ми, бедными и тем самым могут недавать возмож­ностисубъекту адекватно сознавать себя в изменяю­щихся условиях жизни и собственногоразвития, в сложной системе человеческих взаимоотношений.

Наконец, эмоциональная структура отношенияче­ловека к самому себекак в смысле размерности (см. гл. IV), так и в смысле готовности к диалогу (см.гл. V) может быть недостаточно сформирован­ной.

Характер нарушений могут также носитьсостоя­ния органическогоуровня самосознания, что может выражаться в признании у себя наличия мнимыхде­фектов исоответствующем негативном самочувствии либо, наоборот, неадекватномпреувеличении в са­мосознании (причем не только в оценке, но и в вос­приятии) собственных телесныхдостоинств.

Любое из названных состояний самосознанияможет входить в «синдромы», в которых ведущи-ми будут нарушения в работевысшего личностного уров­ня самосознания. Относя их к состояниям самосозна­ния индивида, мы имели в виду преждевсего их обусловленность процессами, в которых отношение «взрослый—ребенок» является ведущим, а самосостояние во многом оказывается детерминирован­ным не логикой саморазвитияличности, но той си­стемой влияний, включая и совместные деятельно­сти, которым подвергается человек впроцессе его формирования как социального индивида. Мы также имели в виду тотфакт, что любое отдельно взятое состояние сознания индивида (кроме разве чтоявной антисоциальной направленности) еще не предрешает развития личностногоуровня самосознания. Так, заниженная в каком-то аспекте самооценка,завы­шенный уровеньпритязаний, путаница в идентично­сти, «когнитивная простота» и «эмоциональная уп-лощенность» еще непредрешают меры включенно­сти нравственных идеалов в собственную мотивацию, способности кистинному (а не фальшивому) само­познанию (можно ведь сознавать, что обладаешь за­ниженной или завышенной самооценкой,что никак не можешь самоопределиться, что ты «простоват» или эмоциональноскуден), способности связывать свое «Я» со своей мотивацией и сохранять своюлич­ность вдеиндивидуирующих условиях. Иное дело, если, скажем инфантильная идентификацияс роди­телями вместочастной характеристики самосознания превращается в основной принцип интеграциипсихи­ческой и внешнейсоциальной жизни индивида. В та­ком случае речь уже идет о личностном нарушении самосознания. Темне менее все эти состояния само­сознания прямо или косвенно могут приносить нема­лое беспокойствочеловеку.

В каком же отношении находятсясамосознание,

его конкретные особенности и состояния кпроблеме оказания психологической помощи Забегая вперед, укажем: это отношениедвояко—самосознаниеявля­ется инепосредственным объектом психологического вмешательства, и одновременно темпосредником, на которое это вмешательство опирается.

ПСИХОТЕРАПИЯ И САМОСОЗНАНИЕ

Психотерапия (т. е.психологиче­скоелечение) в медицинском значении этого терми­на—это «теория и практикаиспользования психи­ческих средств с лечебной целью» [105, 5]. Психоте­рапия также подразумевает, что нетолько воздейст­виеявляется психологическим по своей природе, но и то, на что воздействуетпсихотерапевт, также относится к психической сфере больного — это его воображение, воля,мышление, эмоции.

Психотерапия в соматической клинике и клиникепсихозов содержит эти два психологических момен­та — психическое воздействие ипсихические процес­сы,на которые воздействуют, причины же наруше­ний в психическом состоянии лежат всоматических заболеваниях, соответственно и психотерапия игра­ет лишь служебную, вспомогательнуюроль. Психо­терапия вклинике неврозов подразумевает уже тре­тий психологическиймомент—конечные причинынарушений также оказываются вне биологических, организмических связей, ноотносятся скорее к свя­зям психологического характера, хотя и следствия этих причин— симптомы — могут иметь и телесную.выраженность. Современное значение термина «пси­хотерапия» оказывается, однако, ещеболее психо-логизированным. К трем психологическим реалиям добавляетсячетвертая—уже самсимптом оказыва­ется немедицинским по своему характеру.

Формулируются требования необходимостивыхо­да психотерапии зарамки клиники и обращения «к разнообразным социальным ситуациям»,происхо­дящим в «гущежизни», в семье, на производстве» [105]. При этом имеются в виду такиесубклиниче­

ские аномалии, как «отдельныеастено-невротические реакции», начинающийся алкоголизм, «истерический стильреагирования», «душевная выхолощенность», «жестокость», «неуживчивость наработе и в семье» [105, 9]. В этом значении, включающем все четыре указанныхпсихологических момента, т. е. (1) целе­направленное психологическоевоздействие, основан­ноена природе социального взаимодействия [192] (на природе человеческого общения);(2) психиче­скиепроцессы или состояния, на которые направлено это воздействие; (3)психологические причины, при­ведшие к возникновению (4) симптомов немедицин­ского характера, т. е. нарушений всоциальном по­ведении,взаимоотношениях, развитии личности,— в этом значении психотерапияоказывается всецело психологическим делом.

В таком понимании психотерапия сближается сдругими формами целенаправленного психологиче­ского воздействия, такими, какпсихологическое кон­сультирование, воспитание, обучение. В современной западнойлитературе консультирование и психотера­пия часто употребляются синонимично,одновремен­но с этим впсихотерапию включают и техники, ос­нованные исключительно на обучении или переобу­чении. Психотерапию, содержащую всечетыре ука­занныхмомента, мы предложили называть невра­чебной, или немедицинской [123].Неврачебная пси­хотерапия оказывается наиболее общим и наиболее психологическимвариантом терапии, психотерапия неврозов предполагает, что, по крайней мере,неко­торые симптомыимеют не психологический, но ор-ганизмический, телесный характер, психотерапиясоматических больных и больных психозами предпо­лагает, что причины, по крайней мереотчасти, ле­жат всоматических нарушениях.

Психологическое консультирование в такомслу­чае оказываетсяослабленным видом психотерапии, ориентированным на частные, ситуативныепроблемы и трудности в деятельности и развитии человека, за которыми, впрочем,проступают более общие психо­логические причины.

Хотя и различные по своему объекту видыпси­хотерапии имеютмного общего в средствах, формах, методах проведения, в дальнейшем мы будемиметь

в виду лишь наиболее психологические виды, такназываемую психотерапию неврозов и психотерапию и консультирование здоровых смедицинской точки зрения людей.

В современной психотерапии существуетмноже­ство различныхшкол, направлений, техник воздейст­вия. Многие из них оказываются эффективными в устранении одних итех же психических нарушений, нарушений в развитии, поведении иливзаимоотноше­нияхчеловека. Одновременно с этим неудачным мо­жет оказаться применение даже самойсовершенной техники. Этот факт заставляет предполагать, что су­ществует некоторый неспецифическийтерапевтиче­ский фактор,который присущ самым разным психо­терапевтическим техникам и который проявляется в каких-тоситуациях. «Поскольку психиатры,— пишет Т. Шибутани,— принадлежащие к различным шко­лам, достигают примерно одинаковыхуспехов, можно сделать вывод, что методики, основанные на разных доктринах, неоказывают значительного влияния на выздоравливание» [140, 435]. Какова жеприрода этого неспецифического воздействия Можно пред­полагать, что эффективностьпсихотерапии зависит прежде всего от индивидуальности психотерапевта. Другоепредположение—эффективность психотера­пии кроется в особом характере отношений, склады­вающихся между психотерапевтом ипациентом (кли­ентом). Инаконец, можно предполагать, что причи­ны эффективности кроются виндивидуальных харак­теристиках самих пациентов: некоторые из них по своиминдивидуальным характеристикам способны к изменению и развитию и им достаточнолюбого внеш­него«толчка» в направлении этого развития, а дру­гие не способны к такомуразвитию.

Каждое из объяснений охватывает некоторыйсу­щественный момент ввыявлении причин эффективно­сти психотерапевтического процесса, и все же любое из этихобъяснений само по себе недостаточно.

Точка зрения, которую мы высказывали ранее[123; 124] и намерены развить на страницах этой кни­ги, состоит в том, чтонеспецифическая эффектив­ность различных психотерапевтических техник объ­ясняется особым сочетанием всех трехуказанных факторов, причем сочетанием, которое -никак не сво­

дится к их механической суммации по принципуэф­фективность =идеальный психотерапевт+универсаль-но-оптимальный терапевтический контакт+особопо­датливый пациент. Этаточка зрения состоит в том, что неспецифический терапевтический эффект будетпроявляться в той мере, в какой психотерапевтиче­ский процесс укрепляет илидостраивает структуры самосознания и тем самым активизирует иоптимизи­рует егоработу. Продолжением этого тезиса являет­ся то утверждение, что всякаяпсихотерапевтическая техника, достигающая позитивного результата,неиз­бежно направленапомимо любых других целей и на усиление самосознания.клиента. Соответственноте­рапевтическийэффект—в конкретномслучае взаимо­действияпациента и терапевта —будет зависеть от того, насколько избранный метод (при данных осо­бенностях индивидуальностей пациентаи терапевта и данной специфике подлежащей терапии проблемы) соответствуетзадаче усиления активности самосозна­ния пациента. Эта точка зрения имеет, естественно, своихисторических предшественников. В 1921 г. Э. Джонс предложил классификациюпсихотерапев­тическихметодов лечения неврозов, базирующуюся на «критерии самодеятельности». Этоткритерий «основывается на степени той активности, которую удается вызвать упациента с целью получить его со­действие в задаче самостоятельного' изменения им своегопсихического состояния» [35, 45]. Это стремле­ние, пишет далее Э. Джонс, котороене является чуж­дым ниодному психотерапевтическому методу, не во всех методах, однако, выступает содинаковой отчет­ливостью на передний план. Даже самый прогресс психотерапии какнауки Э. Джонс связывает с выяв­лением значения этой самодеятельности, с перемеще­нием акцента с «личного влияния»врача на самоде­ятельность больного.

Э. Джонс выделил три большие группы методов.Методы, основанные на внушении, куда входит гип­ноз, внушение наяву, во сне,убеждение (рациональ­наяпсихотерапия), воспитание воли и отвлечение от болезненных^ симптомов, обладаютмаксимальной ак­тивностью врача и минимальной самодеятельностью больного.Психоанализ, напротив, вызывает макси­мальную самодеятельность больного.Промежуточное

полажение занимают так называемые методыпере­воспитания.

За прошедшие более чем шестьдесят лет смомен­та публикациикниги Э. Джонса появилось так много различных психотерапевтических методов, чтосегод­ня, пожалуй, былобы труднее выстроить их в ряду по «критерию самодеятельности», чем во временаЭ. Джонса.

Отметим, что отечественную психотерапиюхарак­теризуетсознательное стремление к включению лич­ности больного, его сознания исамосознания в про­цесслечения. «Ведущее значение в отечественной психотерапии придается побуждениюбольного к ак­тивному,сознательному соучастию в борьбе защит­ных сил организма противпатологических факто-роа» [42, 67]. В той или иной степени эти целипсихо­терапииэксплицированы в работах В. Н. Мясищева, С. И. Консторума, М. М. Кабанова, И.Е. Вольперта, В. Е. Рожнова, Ф. В. Бассина, В. К. Мягер, А. И. Захарова идр.

Направленность психотерапевтических усилий наукрепление сознания и самосознания пациента харак­теризует и современные зарубежныепсихотерапевти­ческиенаправления, хотя и эта направленность не всегда явно эксплицирована. Однакодаже беглого взгляда на существующие в современной психотера­пии школы и направления достаточно,чтобы убе­диться, что ихклассификация, основанная на степе­ни использования потенциальной мощности челове­ческого самосознания, вполневозможна. При этом отметим, что чем в большей степенипсихотерапевти­ческаясистема апеллирует к собственной активности самосознания клиента, тем в меньшеймере струк­турирован,«технизирован» сам процесс психотера­пии, тем в большей мере он превращается из про­фессионального ремесла в искусствообщения.

Так, в цели психотерапии «гуманистического»на­правления (Л.Бинсвангер, В. Франкл, А. Маслоу, Дж. Бугенталь, К. Роджерс) входит оказаниепомощи пациенту в поиске смысла жизни и самого себя, до­стижении самоидентичности(аутентичности, генуин-ности), обретении способности к выбору иответствен­ности.«Основная задача психологического воздейст­вия как это представляют сторонники«гуманистиче­

Pages:     | 1 |   ...   | 37 | 38 || 40 | 41 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.