WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 35 | 36 || 38 | 39 |   ...   | 42 |

состояния лишь в нахождении цели и следованиией — такой цели,которая могла бы придать смысл существованию человека, позволить ему найти егои оправдать свое существование. «Я считаю, — пи­шет В. Франкл, и его слова имеют тембольшую си­лу, что ониво многом плод осмышления им своего опыта как узника Освенцима, — опасным заблужде­нием предположение, что в первуюочередь человеку требуется равновесие, или, как это называется в био-, логии,«гомеостазис». На самом деле человеку тре­буется не состояние равновесия, аскорее борьба за какую-то цель, достойную его. То, что ему необходи­мо, не есть просто снятие напряжениялюбыми спосо­бами, ноесть обретение потенциального смысла, предназначения, которое обязательно будетосущест­влено» [133,121]. Сходную мысль формулирует А. Ма­слоу, определяя«самоактуализирующуюся» лич­ность: «Самоактуализирующиеся люди, все без иск­лючения, вовлечены в какое-то дело,во что-то, нахо­дящеесявне них самих. Они преданы этому делу, оно является чем-то очень ценным для них— это своего родапризвание...» [85, НО]. При этом имеются в ви­ду такие непреходящие ценности,которым человек посвящает свою жизнь, как истина, добро, красота и другиеморальные и этические ценности. Проблемы, связанные со смысловым «вакуумом»,особенно ха­рактерны длясовременного капиталистического об­щества, не случайно поэтому им уделяется так много места вфилософских, психологических и психотера­певтических работах западных'авторов. Это находит свое выражение также и в том, что в определении «зрелой»,«самоактуализирующейся», «полноценно-функционирующей», «эффективной» личностисамы­ми различнымиавторами вводится качество мотива­ции, состоящее в соотнесении деятельности отдельно­го человека с человеческимиценностями и придаю­щеенравственный смысл его существованию [205].

Деиндивидуация

Если три предыдущих состояния самосознанияпрежде всего связаны с мотивационно-ценностным (или мотивационно-нравственным)аспектом личности и являются отражением особенностей этой сферы в самосознанииданного человека, то в явлении или со-

стоянии- деиндивидуации речь идет прежде всегооб утрате чувства свободы выбора и моральной ответст­венности. В современных западныхсоциально-психо­логических работах деиндивидуация рассматривается как явление,вызванное нивелированием отличитель­ных характеристик индивида, анонимностью и социаль­ной безответственностью [164].Большинство авторов при этом исходят из проверки гипотезы о том, что такиеусловия приводят к такому, в нашей термино­логии, состоянию сознания, прикотором индивид ока­зывается более агрессивным и склонным меньше му-чаться угрызениямисовести, не обращает внимания на действия других, или не помнит, что ониделают, и сам предполагает, что другие не «воспринимают» его действий, сознаетсебя «неотличимым» от других [164]. П. Зимбардо добавляет к этому изменениевременной перспективы (растянутое настоящее и от­даленное прошлое и будущее),возбуждение (такое, которое возникает на танцах или при иных ритуа­лах), физическую вовлеченность вдействие, ориента­цию напроприоцептивную обратную связь и действия других, скорее чем на «'когнитивную»обр1ГГную связь, изменение состояния сознания наподобие того, как этопроисходит во сне или при наркотическом или ал­когольном опьянении [240]. В анализедеиндивидуа­циинаметились два теоретических подхода [164]. При одном из них состояниедеиндивидуации рассматрива­ется как приятное индивиду и дающее выход его «разрушительным»тенденциям. При другом, напро­тив, деиндивидуация рассматривается как неприятное состояние;индивид старается избежать этого состоя­ния, и его антинормативное поведениекак раз и слу­жит этойцели — таким способоминдивид вновь ин­дивидуализируется.

Проведенные многочисленные эмпирическиеиссле­дования в основномявно или неявно базировались на первом подходе. Использованнаяэкспериментальная схема близка схеме опыта в рамках изучения когни­тивного диссонанса:'создаютсяусловия деиндивидуа­ции,которые играют роль независимых переменных, например, испытуемых лишаютотличительных приз­наковв одежде — на ниходевают халаты и капю­шоны, или даже всех одевают в одинаковые джинсы и рубашки, ихпредупреждают, что никого ни с кем

не будут знакомить, их «жертва» не видит ихили они не видят «жертву», экспериментатор убеждает испытуемых, что возьмет всюответственность на себя, испытуемые (в отличие от контрольных) не видят себя взеркале, или не видят экспериментатора, или даже помещаются в темную комнату. Вконтрольной группе создаются соответственно условия, препятст­вующие деиндивидуации: отличимость,знакомство, 0'братная связь через зеркало, визуальная связь с «жертвой»,указание на личную ответственность, вос­принимаемость экспериментатором.Изучаются в ос­новномразличия в проявлениях агрессии, конфор­мизма, «дегуманизации жертвы»,степени принятия риска и самораскрытия 'в деиндивидуированной и обычнойгруппах. Не вдаваясь в подробный анализ экспериментальных данных', отметим, чтоуже сам выбор зависимых переменных недостаточно обоснован:

в одной плоскости рассматриваются инеоправдан­наяжестокость, и степень самораскрытия, т. е. спо-• собность поделиться своимиинтимными переживания-мия с другими. В целом общий итог этихисследова­ний состоит втом, что указанные условия для неко­торых испытуемых действительно приводят к увели­чению степени агрессивности (точнее— жестокости), делаютих менее согласными с мнением большинства, менее скромными.

Как уже указывалось, другой подход к явлениюдеиндивидуации основан не на признании «деструк­тивных», разрушительных импульсов,высвобождение которых позитивно переживается человеком, но на признаниистремления к самовыделению и уникаль­ности, которое, однако, может принять деструктивные формы. В основеэтой точки зрения в большей, части лежат не экспериментальные данные, аклинические наблюдения и теоретические взгляды Э. Фромма, А. Маслоу, К. Хорни идругих представителей «гума­нистической» психологии.

' Такой анализ, однако, необходимдля сколько-нибудь окончательных выводов, так как в однихисследованиях агрес­сия,например, измеряется с помощью силы электроудара, ко­торую допускает испытуемый внаказание «жертве» (и испы­туемый сам верит в реальность этого действия), зато в других,«опровергающих» выводы первого, агрессия измеряется как ко­личество и интенсивность бросанийбумажных шариков и шари­ков от пинг-понга испытуемыми друг в друга [163].

С нашей точки зрения, действительное пониманиефеномена деиндивидуации требует привлечения более глубоких представлений оличности и ее самосозна­нии. Условия, в которых возникает этот феномен, это условияредукции социальных связей, являющихся основой существования социальныхиндивидов. Со­циальныйстатус, ответственность перед коллективом, оценка себя со стороны глазамидругого члена кол­лектива и по параметрам, принятым коллективом в совместнойдеятельности, —основные условия функ­ционирования социального индивида и его самосозна­ния. Ослабление этих условий,введение анонимности, сведение статуса лишь к роли исполнителе волиэк­спериментатора,отсутствие потенциальной оценки и совместности деятельности приводят кослаблению ин­дивидныхрегуляторов самосознания. Но одновремен­но с этим повышается рольвнутренних, моральных регуляторов: способности к моральнойсамоидентич­ности,моральной ответственности, умения увидеть ситуацию моральной" ответственности вданных кон­кретныхусловиях, способности регулировать свое по­ведение той частью «Я-концепции»,которая включает честь, достоинство, совесть. Слабость этоголичностно­го уровнясамосознания и проявляется у некоторых испытуемых в виде неоправданнойжестокости, «де­гуманизации» жертвы. Совсем иной смысл могут иметь усилениесамораскрытия и ослабление тенден­ции соглашаться с мнением группы. Для человека, у которого робость,застенчивость являются важной внутренней преградой, препятствием всамоактуализа­ции,условия деиндивидуации представляют возмож­ность продемонстрировать себе идругим свою уни­кальность, свое «Я». Для человека, у которого по­требности в самостоятельности,независимости, твор­честве являются «преградами» для слепого подчине­ния, ситуация унификации внешности,мнений, оценок может вызвать протест в виде усиления тенденции несоглашаться сгруппой. Оба этих явления относят­ся скорее не к деиндивидуации, но к индивидуации.

Состояние деиндивидуации, как состояниесамосоз­нания,характеризует, таким образом, лишь измене­ние в самосознании и поведении,спровоцированное ослаблением индивидного уровня общения и деятель­ности, и коренится в слабостиличностного уровня са­

мосознания, нравственных аспектов «Я-образа» иса­морегуляции.

Фальшивое «Я»-

«Я» приобретает смысл в соотношении с.мотива­ми и с главныммотивом-целью и в контексте той иерархии, в которой организуется мотивационнаясфера. Но эти мотивы, как и сознаваемые связи и со­подчинения между ними, могут бытьмнимыми. «Я», осмышляемое относительно мнимых мотивов, приоб­ретает фальшивый личностный смысл.Фальшивое «Я» — всегдарезультат решения проблемы конф­ликтного смысла.

В одних случаях благодаря переплетениюжизнен­ныхобстоятельств, неоднозначности статусов и ролей^ двусмысленности общенияличность оказывается за­путавшейся в собственных намерениях, чувствах, пред­ставлениях о себе. В результатеможет наступить психогенная деперсонализация, как это описано, в частности, Н.В. Ивановым [44]. Не находя в себе тех чувств, мыслей, желаний, которые должныбыли быть, обладай он в действительности теми мотивами, которые приписываетсебе, человек ощущает фальш, отчужденность своего «Я» и в то же время опасаетсяоткрытия иного «Я». В других случаях фальшивое «Я» оказывается в определенномсмысле нужным, вы­годнымличности. Так происходит, например, при возникновении ипохондрическогоневроза.

А. Кемпински выделяет несколько элементовме­ханизма возникновенияипохондрического невроза [51, 59]. Во-первых, ипохондрические симптомы«ча­ще всего появляютсяв таких ситуациях, когда воз­можность организация плана активности бывает ог­раниченной» [51, 71]. Это ситуациявыбора, который может быть сделан в пользу борьбы, преодоления преграды,одновременно и страха, недомогания, неу­веренности либо в пользу ухода отборьбы, от актив­ности.Но уход—тоже не полноебездействие, это то­жеакция, имеющая своей мотив. «Роль больного, — пишет А. Кемпински, — с некоторых точек зрениямо­жет считатьсяобщественно выгодной, ибо освобож­дает его от многих общественных, нередко трудных обязанностей...целенаправленность невроза состоит. именно в выгодах, исходящих от принятияроли боль-

ного. Такие выгоды, как, например, улучшениеотно­шений всупружестве, умелое отстранение от общест­венных, трудных для больногообязанностей, более удобный образ жизни и т. д., достигаютсяподсозна­тельно...» [51,73]. Угроза позитивному образу «Я» проистекает именно из высшего личностногоуровня самосознания: если бы оно работало адекватно и «беспристрастно», топришлось бы признать и жиз­ненный неуспех, а иногда и катастрофу, и собствен­ный не очень честный способсправиться с ситуаци­ей.(«Иногда своей позицией больной как бы мстит своим близким — родителям, супругу. «Вы- были комне безжалостными, теперь смотрите, как я страдаю» [51, 73].). Не датьвозможность самому себе осоз­нать ситуацию можно только, если действительно за­болеть, — что и происходит приипохондрическом синдроме, который есть «болезнь действительная, а не мнимая».При этом человек использует те специфиче­ские связи, которые существуют междувысшим, лич­ностным иорганическим уровнями самосознания. От­странение от реальной активностиприводит к усиле­ниютого компонента ощущений, возникновением ко­торого заведуют рецепторы внутреннихорганов и ве­гетативнаянервная система. Смещение (Кемпински говорит «интервенция») сознания сэкстроцептивных к интроцептивным ощущениям может действительно нарушить балансмежду автономной и сознательной регуляцией функций. Происходит также снижениепо­рогов болевойрецепции. К тому же, если в развитии человека были какие-то нарушения в картинесобст­венного тела, этинарушения также используются как предпосылки возникновения невротическогозаболева­ния. Речь идето больных, «которые с детства в резуль­тате слабого здоровья, а чащезаболеваний, внушен­ныхслишком заботливыми родителями, обращали особое внимание на свое тело», а такжео больных, «для которых тело, благодаря его красоте или строй­ности, было постоянным источникомгордости или по­вышенного к нему интереса» [51, 76]. Различают сен-согенную иидеогенную ипохондрию [49]: в первом случае невроз «запускается» сбоеморганического уровня самосознания, иногда спровоцированным ор­ганическим заболеванием, во втором—невротическо­муискажению первоначально подвергается именно

высший, личностный уровень, привлекающий себе«на помощь» органические ощущения, «обусловленные по­стоянным прислушиванием кдеятельности «поражен­ного органа» или физиологическими изменениями в деятельностиразличных органов и систем» [49, 52]. При этом и здесь, так же как и в случаепсихогенной деперсонализации, промежуточный уровень самосоз­нания — самосознание индивида — остается относи­тельно сохранным.

Pages:     | 1 |   ...   | 35 | 36 || 38 | 39 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.