WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 34 | 35 || 37 | 38 |   ...   | 42 |

f Форма самоприятия,соответствующая наиболее i развитой личности, предполагает отношение к себе с(t симпатией и уважением, такое же отношение к друго­му (отличному) и ожидание взаимнойсимпатии и ; уважения от него.

В менее развитом варианте для поддержанияува­жения и симпатии ксебе личности необходимо отде­лять себя от другого, относясь к нему без уважения и симпатии, иожидать враждебного к себе отноше­ния.

Отсутствие уважения к себе, сознательнопережи­ваемое исочетаемое с антипатией к отличающемуся другому и ожиданием презрения от этогодругого, также характеризует противоречивый этап в разви­тии личности.

Наконец, бессознательное неприятие себя,сочета­ющееся спреувеличенным пиететом в адрес другого, олицетворяющего не Я-черты,неузнавание себя в сходном другом характеризуют глубоко конфликтнуюличность.

Конечно, сделанные выводы носят во многомгипо­тетическийхарактер, только дальнейшие эксперимен­тальные и клинические исследованияпозволят их под­твердитьили опровергнуть. В заключение хочется вы­сказать еще однопредположение.

В начале анализа диалогического строениясамо­сознания мыцитировали вопрос, заданный Кузнецо­вым и Лебедевым, авторами монографии об одиноче­стве: почему больные психозамивыделяют «злых» двойников, в то время как путешественники или ис­пытуемые в сурдокамере «выделяют» изсвоего созна­ния«хороших» двойников —друзей и помощников. Почему также после перерезки мозолистого телаод­

ни пациенты (с расщепленным мозгом)сотрудничают, а другие борются сами с собой Почему «вторичная» личность вслучаях, описанных Жане и другими, то посмеивается, то издевается надпервичной

Возможно, что ответ на все эти вопросы как рази лежит в особых взаимоотношениях между «Я» и -'<не-Я», которые' формируютсяжизнью у каждого че­ловека. Может быть, целостная, интегрированная лич­ность с развитым самоотношением,предполагающим уважение другого и ожидание уважения от него в трудных условияходиночества, не может выделить из своего сознания никакого иного другого, кромекак помощника и друга. Возможно также, что личность, предполагающая насмешку,презрение от другого, вы­делит в условиях отсутствия реального общения на­смешника, а личность, отвергающаясвое «Я», неадек­ватновоспринимающая себя, в этих трудных услови­ях почувствует свою нереальность,«сделанность» и выделит из сознания злых демонов, которые скажут ей то, чегоона боится — то, какойона является

Глава VI

Самосознание и проблема психологическойпомощи

Развиваемая в нашей стране систе­ма психологической 'помощи(психологическая служ­ба) выдвигает новые требования к психологическому знанию.Логическая непротиворечивость, способность в целом верно объяснять явлениестановятся лишь не­обходимыми, но не достаточными критериями эффек­тивности психологической теории.Недостаточной так­жеоказывается способность теории быть только средством проектирования новыхэкспериментов, но­выхисследований. Важнейшим качеством теории ока­зывается возможность на ее основепланировать и осу-

ществлять конкретное вмешательство в развитиелич­ности, вчеловеческие взаимоотношения с целью ока­зания психологическойпомощи.

Задача этой заключительной главы — рассмот­реть, а точнее, наметить состояниясамосознания, тре­бующиепсихологической помощи человеку в его раз­витии'как личности и как социальногоиндивида, а также роль самосознания в эффективности самих ме­тодов.психологической помощичеловеку.

Хотя, говоря о состояниях самосознания, мыбу­дем иметь в виду, вчастности, и некоторые наруше­ния в его развитии, или оптимальном «обслужива­нии» человека как личности и какиндивида, т. е. те или иные нарушения в его строении или функциони­ровании, все же термины «нарушение»,так же как «аномалия», «патология», оказались не подходящими для обозначенияпредмета нашего анализа в целом. Так, например, если человек сознает пустоту ибес­смысленностьсобственной жизни и самого себя в ней — это нельзя назвать нарушениемсамосознания, наоборот, в таком случае возможно, что самосозна­ние-то как раз и оказываетсяадекватно действую­щим,поставляющим личности верную информацию о нем самом и его жизни. В то же времяпереживание бессмысленности себя и своей жизни нельзя считать и нормальным,хотя бы уже потому, что это тягост­ное переживание, а также потому, что смысл может и должен бытьотыскан. С другой стороны, если для человека характерна «внутренняя слепота»,он не со­знает смысла изначения своих поступков для себя самого и окружающих, это, конечно, ненормально с точки зрения этических и нравственных ценностей, но в то же времяможет быть вполне закономерно в рам­ках развития данной личности. Употребляя термин «состояниесамосознания», мы имели в виду, что то, что открывается субъекту в нем самом(или усколь­зает от егосамосознания), и то, что он при этом чув­ствует по поводу самого себя, естьособое состояние его «Я», отражающее этап в его развитии как лич­ности и как социальногоиндивида.

В литературе описано множество феноменов,от­носящихся кхарактеристике состояний самосознания, и в частности к его ослаблению,дисфункции, иска­жению.Эти описания, однако, строятся зачастую со

столь различных теоретических позиций, чтосоздает­ся впечатление,что они относимы к разным подви­дам homo sapiens. Объединить эти описания, можно лишь избравопределенную теоретическую схему. Та­ким наиболее общим ориентиром для нас послужило различение трехцелостностей, которыми одновремен­но является человек, — целостности его как личности, как социального индивида и какактивного живого организма.

СОСТОЯНИЯ САМОСОЗНАНИЯ ЛИЧНОСТИ

Анализируя проблему строения лич­ности, А. Н. Леонтьев наметил тритипа личностных конфликтов, природа которых коренится в особенно­стях мотивационной сферы личности[75, 226]. Один из них состоит в том, что различные, связанные внут­ри себя группы мотивов, могутпредставлять собой независимые, разъединенные сферы, что создает«пси­хологический обликчеловека, живущего отрывоч­но — то водном «поле», то в другом» [75, 220]. Дру­гой конфликт возникает у человека свнутренне ие-рархизированной мотивационной сферой, объединен­ной единым мотивом-целью. Соотносясвои действия с мотивом, такой человек может обнаружить несоог-ветствие своихдействий собственному мотиву-цели, а то и'противоречие ему. И наконец, третийконфликт возникает в результате открытия человеку всей глу­бины содержания (или пустоты,отсутствия содержа­ния)того мотива, который он сделал целью своей жизни.

Все три типа конфликтов порождаются реальнойжизнью человека и кристаллизуются в ее мотиваци­онной сфере. Самосознание человека,отражая эти конфликты, как бы вбирает их в себя, что, в свою очередь, можетпривести к изменению самой феноме­нальной данности «Я», к особым состояниям самосо­знания.

Разъединенность мотивационной сферы можетпо­родить ирасщепленность самосознания личности.

По-видимому, в юности некоторая расщепленностьобраза «Я» — неизбежныйи необходимый для раз-

вития момент. Об этом пишет, в частности, И.С. Кон, обсуждая проблему внутренней последовательности, цельности «Я-образа»[57]. Возможность расщепле­ния самосознания кроется в объективном несовпаде­нии требований к человеку и ожиданийот него в раз­ныхжизненных сферах, в которых он играет различ­ные социальные роли. Отношения сосверстниками и мотивы общения с ними отличаются от отношений в семье, сблизкими, собственные внутренние мотивы-цели отличаются от того, чему подростокреально по­свящает своисилы и энергию.

Взрослый человек может сжиться с этойрасщеп-ленностыо и обладать как бы двумя самосознаниями. Каждому самосознаниюмогут соответствовать своя «Я-концепция», свое эмоционально-ценностноеотно­шение к себе, своиособенности аутодиалога. Такое строение личности и самосознания оказывается,одна­ко, препятствием ввыполнении личностью ее главной функции — служить способом (органом)интеграции психической и социальной жизни индивида. Чтобы этот дефицитличностной структуры обнаружился, до­статочно столкновения необъединенных мотивов в од­ном поступке.

Обнаружение того, что прошлые действия, равнокак и актуальные намерения и планы, не соответсг-вуют жизненной цели, приводитк их обессмыслива-нию. Мы уже обсуждали эту ситуацию применитель­но к отдельному поступку. Иное дело,когда целый отрезок, а то и вся прожитая жизнь теряет свой смысл, так какстановится очевидной ее оторванность от собственной жизненной цели. Вместе сутратой смысла жизни утрачивается и смысл «Я». Собствен­ные качества и черты оказываютсястоль же ненуж­ными иотчужденными, как и дела, которые этими чертами «обеспечивались». Возникаетфеномен, кото­рый можнобыло бы назвать феноменом потерянно­го Я». Это хорошо выражено в стихах чешского поэ­та В. Незвала:

Понять никак не в силах из-за боли,

Кем был вчера, и кем сегодня стал.

Я болен: от неверия устал.

Страдания мои сродни неволе [92,120].

Наконец, обнаружение бессодержательности,пу--стоты собственней жизненной цели сталкивает чело-

| века с проблемой недостаточной нравственной,цен-i ностной обоснованности собственного существования. ! Возникает феномен«неоправданного Я».

•Происхождение этих трех феноменов — расщеп-; ление самосознания, потеря себя и переживаниенео­правданности своего«Я» — отнюдь несводится к не-: которой вну-рипсихической «механике» самосознания, ; кнарушениям в его работе; Напротив, эти феноме-. ны — результат адекватной работысамосознания. В самом деле, формальный анализ не позволяет отве­тить на вопросы о том, почемуличность не находит такой жизненной цели, которая соединила быразоб­щенныемотивационные сферы. Почему то, к чему ре­ально приходит человек в своейжизни, не устраивает его, что наполняет содержанием или, напротив,опу­стошает егожизненную цель Постановка этих во­просов выводит анализ в сферу морального сознания и нравственнойдеятельности — предметне только психологии, но и этики, литературы, искусства.

Вопросы, связанные с нравственной ценностьюмо­тива и с той егофункцией, которая касается не вооб­ще смыслообразования, но внутреннего нравственного оправдания иобоснования своего «Я» человеком, ста-

• вятся вотечественной литературе в основном фило­софами-этиками [36; 50; 131]. Мы ужекасались та­кихкатегорий морального сознания человека, как;мо-ральный долг, ответственность,честь, достоинство,со­весть. Каждая из этих категорий подразумевает не только способоценки собственных поступков, но име­ет характер внутреннего мотива. Как феномены са­мосознания долг, ответственность,честь, достоинст­во,совесть конкретизируют для социального индиви­да и для личности такие нравственныеценности об­щества, какдобро, справедливость, человечность. Эти феномены являются, таким образом,формой выра­женияважнейшей черты мотивационной сферы чело­века, т. е. касаются того факта, чтосвоим высшим, нравственным содержанием мотивы выводят челове­ка за рамки его индивидуальногосуществования, его частной адаптации и приспособления к существую­щим условиям, выводят за рамкиопределенных его уникальным бытием потребностей и связывают чело­века с проблемами эпохи, общества.Для философов-марксистов аксиомой является то, что «эта связь но-

сит, вб'-первых, классовый, во-вторых,исторический характер» [50,-93]. Кроме того, категории морально­го создания предполагают, чтомотивирующая и ре­гулирующая функции морального сознания являются для человекаформами «самозаконодательства», т. е. переживаются человеком как часть егосамого, его сущности, он принимает на себя обязательство не просто разделятьобщественные ценности, но и кон­кретизировать моральные требования применительно к специфическимусловиям конкретных ситуаций его собственной жизни. Моральные категориипредпола­гают такжесвободу воли человека, свободу выбора им линии собственного поведения. Все этов макси­мальной формевыражено в совести. «Нравственные требования к человеку, — пишет О. Г. Дробницкий, имея ввиду прежде всего совесть, — образуются не только системой наличных отношений и потребностейобщества, но и его историческими возможностями, что и выражается в«беспредельности» его нравст­венной задачи. Критическое отношение к себе, отдача себя служению«высокой идее», открытость личного сознания историческим проблемам эпохи,включая и потребность изменения существующих условий, прео­доление человеком своих границ какчастного лица, возвышение над собой и нелицеприятный суд над своими действиямии составляют специфические при­знаки собственно совести, если ее отличать от иных внутреннихмотивов» [36, 67].

За состояниями расщепленпости самосознания,«потерянного Я» и в особенности «неоправданного Я» стоят, таким образом,проблемы нравственной моти­вированное™ человеческой деятельности, дефицита моральноймотивации. Это находит свое отражение в работах авторов, ориентированных напоиски пси­хотерапевтической помощи человеку, в частности ав­торов экзистенциального и«гуманистического» на­правлений (Л. Бивсвапгер, Р. Лэйнг, В. Франкл, А. Маслоу, К.Роджерс, Э. Фромм). Так, В. Франкл вводит понятие стремления к смыслу жизни иутверж­дает, что именноэтот поиск является главной силой жизни человека. Фрустрация поиска смысла(экзи­стенциальнаяфрустрация) приводит к нусогенному неврозу, т. е. неврозу, вызванному утратойсмысла жизни, экзистенциальным вакуумом. Выход из этого

Pages:     | 1 |   ...   | 34 | 35 || 37 | 38 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.