WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 42 |

Во-вторых, внутренние преграды оказываютсясредствами предвосхищения поступка. Действитель­но, вовсе не обязательно совершитьбессовестный по­ступокдля того, чтобы осознать слабость или силу этого своего качества. Поступокможет быть совер­шенлишь в воображении, в фантазии. Возможно, что, например, агрессивные поступки,приписываемые «герою» в проективных (интерпретативных) тестах, отнюдь неявляются свидетельством проекции ла­тентной потребности в агрессии, но, напротив, есть лишь способпроверки действенности моральных, нравственных приципов, т. е. способ проверки«эла­стичности»преграды.

Выявление достаточно широкого, хотя, конечно,и не полного, списка внутренних преград позволяет по-иному взглянуть наэксперименты по изучению когнитивного диссонанса. Как уже отмечалось, в этихэкспериментах сталкивались в основном два личност­ных образования: мотив послушанияэкспериментато­ру (или,в нашей терминологии, опасение негативных санкций со стороны экспериментатора— осуждения, насмешки ит. д.) и нравственные принципы человека (совесть). Можно, однако, предполагать,что таких столкновений может быть гораздо больше: практиче­ски для любых двух внутреннихпреград можно подобрать ситуацию, при которой человек должен преодолеть хотя быодну из них. В противоречие могут вступить гордость и совесть, робость и учетоб­щественного мнения,стыдливость и потребность в творчестве и т. д. В таких столкновениях ипроисхо­дит осознаниесобственных личностных черт челове­ком, их узаконивание, либо, напротив, объявление им беспощаднойвойны. Выявление «списка» внутренних преград, столкновение которых приводит кконфликт­ным смыслам«Я», взвешивающим «вес» собственных черт, открывает, на наш взгляд, путь кэмпирическо-

му (экспериментальному, клиническому) изучениюконфликтных смыслов различной природы.

Представление о внутренних преградахоткрыва­ет, с нашейточки зрения, не только новые пути в изучении самосознания, но и ряд новыхпроблем в изучении мотивации.

Так, согласно логике развиваемых представленийчеловек, оказавшийся в ситуации выбора из двух действий (или, частный случай,выбора между дейст­виеми отказом от его) предпочтет то, при котором преодолевается менее выраженнаявнутренняя пре­града.Так, часть испытуемых в опытах по когнитив­ному диссонансу отказывалась отдальнейшего участия в опытах (т. е. отказывалась лгать, наказывать и т. п.),часть же не сочла возможным отказаться. Но справедливо, по-видимому, и обратноеутверждение:

субъективный вес внутренней преграды будетзави­сеть отпобудительной силы мотива. На основе этого предположения нами была разработанаметодика из­мерения силымотива [120].

Мы предполагали, что если заменитьнеопределен­нуюформулировку инструкции «оценить трудность ситуации в перспективе действий радичего-то жиз­ненноважного» на определенную, т. е. с указанием, ради чего именно, то испытуемыебудут оценивать субъективную трудность преград по-разному в зави­симости от значимости (побудительнойсилы) мотива. Следовательно, сопоставление субъективных трудно­стей преград в перспективедостижения двух различ­ных мотивов позволит оценить относительную силу последних. Некасаясь сейчас сложных методических проблем, связанных с самим формулированиемизме­ряемых мотивов,отметим, что такие статистически значимые сдвиги в опенке трудности преграддействи­тельно удалосьобнаружить. В то же время обнару­жились ситуации, трудность преодоления которых не только не падалапри переходе от неопределенной инструкции к определенной, но даже, наоборот,воз­растала.Следовательно, теоретически преодолимые преграды оказываются непреодолимыми,если мотив действия слаб или нерелевантен преграде.

Внутриличностные преграды, их столкновение впоступке—реальном илитолько воображаемом.—яв­ляютсяосновой отношения к себе—главной состав­

ляющей смысла «Я». В сознании это отношениепре­терпевает двоякуютрансформацию. Когнитивная трансформация отношения к себе выражается всубъективном наделении себя чертами, т. е. в самовос­приятии, эмоциональная трансформация— в возник­новении эмоций, чувств, направленныхна себя само­го. Приэтом способ осознания себя личностью, ос­нованный на решении внутреннихпротиворечий, по­рождаемых реальной деятельностью, диктует и осо­бый характер процесса самосознания— его диало-гичность. Кэтим вопросам мы обратимся в после­дующих главах.

Глава IV

Когнитивная и эмоциональная составляющиесмысла „Я"

СТРОЕНИЕ И ПСИХОСЕМАНТИКА КОГНИТИВНОЙСОСТАВЛЯЮЩЕЙ СМЫСЛА «Я»

Согласно развиваемой концепции, смысл «Я»образуется как отношение (или столкнове­ние) собственных качеств, свойств смотивами и це­лямисубъекта и приобретает с развитием личности свою глубину и многомерностьблагодаря переплете­ниюдеятельностей субъекта — в столкновениях од­них потребностей и мотивов с другими, в столкнове­нии потребностей и мотивов, встолкновении мотивов и целей с такими интегральными личностнымиобра­зованиями, каксовесть, воля или гордость, другими человеческими качествами. В результате усубъекта формируется отношение к самому себе. Это отноше-

лось под непосредственным влиянием личностиАлек­сея Николаевича, атакже под влиянием его мышле­ния, опредмеченного им в его трудах. Понятийный аппарат, которыйразвивал и которым пользовался А. Н. Леонтьев, оказался, таким образом, 'непросто усвоенным, но присвоенным, в чем читатель, знако­мый с трудами А. Н. Леонтъева, безтруда может убедиться. С нашей точки зрения, созданная А. Н.Леонтьевым понятийная система чрезвычайно теоретична, она создана не путемпонятийного обоз­начениямножества разнообразных эмпирических фактов, но выведена из единыхтеоретических пред­посылок. В этом кроются ограничения созданной А. Н. Леонтьевымтеории — ее нельзя«опускать» на эмпирию без промежуточного теоретического эта­па, но в этом же одновременнокроется ее важней­шеедостоинство, так как только хорошо логически согласованная и в известном смыслеотвязанная от эмпирии теория позволяет движение «в идеальном плане»— получение новыхтеоретических знаний и гипотез путем оперирования с понятиями идальней­шую их проверкув эмпирическом исследовании.

Вместе с тем углубление в проблему потребовалои отказа от некоторых принятых А. Н. Леонтьевым допущений, таких, как сведениепсихологического со­держания потребности к ее мотиву, или выявление в человеке пооснованию «биологическое — социаль­ное» лишь двух групп качеств, характеризующих че­ловека как индивида и как личность.Это не меняет, однако, того факта, что именно теоретические построе­ния А. Н. Леонтьева положены воснову представ­ленных вмонографии исследований.

Автор считает также своим приятным долгомпо­благодарить своихколлег по кафедре общей психо­логии факультета психологии Московского универ­ситета, на чьи научные труды оннеизменно опирался в процессе работы над монографией, заведующего кафедройпрофессора А. А. Бодалева, оказавшего ав­тору поддержку на всех этапахпроведения исследо­ванийи высказавшего много ценных критических за­мечаний относительно рукописи, своихколлег по Консультативному центру психологической помощи семье, чье мышление истиль работы оказали нема­лое влияние на автора, студентов, писавших под ру-

ководством автора курсовые и дипломные работы,результаты которых использованы в данной моногра­фии, Мануэля Кальвиньо, бывшегоаспиранта авто­ра, аныне доцента Гаванского университета, вместе с которым проводилось исследованиесемантики лич­ностныхсмыслов, Г. П. Бутенко и А. Г. Шмелева, оказавших неоценимую помощь в машиннойобработ­ке результатов,Е. Т. Соколову —неизменного кри­тика ирецензента работы на всех этапах ее подго­товки.

Москва, 1982

Глава I

Самосознание и его место в психическойорганизации человека

Проблеме самосознания посвящено немалоисследований в отечественной психологии. Эти исследования сконцентр-ированы восновном во­круг двухгрупп вопросов. В работах Б. Г. Ананьева [4], Л. И. Божович [21], Л. С.Выготского [29], А. Н. Леонтьева [75], С. Л. Рубинштейна [106], П. Р. Чаматы[137], И. И. Чесноковой [138], Е. В. Шороховой [142] вобщетеоретическом и мето­дологическом аспектах проанализированвопрос о становлении самосознания в контексте более об­щей проблемы развития личности. Вдругой группе исследований рассматриваются более специальные вопросы, преждевсего, связанные с особенностями самооценок, их взаимосвязью с оценкамиокружаю­щих [9; 76; 82;108; 109]. Исследования А. А. Вода-лева по социальной перцепции заострилиинтерес к вопросу связи познания других людей и самопо­знания [20; 62; 84; 101; 103].Немало опубликовано и философско-психологических [47; 69] исобствен­но философскихисследований, в которых проанали­зированы проблемы, связанные с личностной ответ­ственностью, моральным выбором,моральным само­сознанием[36; 114; 131]. Работы И. С. Кона, в ко­торых были удачно синтезированыфилософские, об­ще- исоциально-психологические, историко-культур-ные аспекты, теоретические вопросыи анализ кон­кретныхэкспериментальных данных, открыли многие новые грани этой, пожалуй, одной изстарейших про-

блем в психологии [56; 57]. Зарубежнаялитература по темам, имеющим отношение к психологии само­сознания, чрезвычайно богата— достаточно указатьлишь на несколько недавно изданных монографий, снабженных обширнейшейбиблиографией [190; 223;

235; 238]. Понятия «Я» и самосознания являютсятакже одними из центральных в литературе, посвя­щенной теоретическим и практическимаспектам пси­хотерапии ипсихологического консультирования

[218; 219; 220]. Тем не менее не так давно А.Н. Ле-онтьев, характеризовавший проблему самосознания как проблему «высокогожизненного значения, вен­чающую психологию личности», расценивал ее в це­лом как нерешенную [75, 228],«ускользающую от научно-психологического анализа» [75, 230].

В чем же, собственно, состоит этанерешенность, «ускользаемость» проблемы самосознания личности Чтобы ответитьна этот вопрос и тем самым сформу­лировать как общую проблему, так и более частные цели данногоисследования, необходимо вкратце остановиться на тех феноменах, которыесоздают эмпирическую область исследований, и тех специфи­ческих рамках (точнее—научных парадигмах[66]),

в которых они изучаются.

ЭМПИРИЧЕСКОЕ И ТЕОРЕТИЧЕСКОЕ В.ВЫДЕЛЕНИИФЕНОМЕНОВ САМОСОЗНАНИЯ

Психологическая реальность,со­стоящая в том, чточеловек способен сознательно воспринимать и относиться к самому себе,существу­ет, конечно, дои независимо от научного исследова­ния. Однако всякая попытка описания, а тем более систематизацииявлений, относящихся к области са­мосознания, неизбежно опирается на явное или скры­тое, подразумеваемое решениетеоретических вопро­сов,таких, как проблема соотношения сознания и самосознания, сознаваемого инеосознаваемого, лич-_ности__и самосп^пянип, процесса и его продукта. Так,например, относится ли факт сознательного воспри­ятия человеком его роста к областиего самопозна­ния, илиименно к сфере восприятия, или к области

сознания, можно решить лишь, если теоретическиоп­ределены и различенывосприятие, сознание и само­сознание. Сам факт от этого, конечно, не изменится, но от того,будет ли он включен в ту или иную сферу явлений, в конечном счете зависятпоследующие вы­воды. Нотеоретические знания, в том числе в фор­ме различении и определений, самибазируются на эмпирических фактах. Если бы теорию можно было построить доанализа этих эмпирических явлений, то сам этот анализ уже был бы ненужен.

Реальная научная практика разрывает, конечно,этот порочный круг. В этой практике те или иные яв­ления включаются в научный анализили исключа­ются из негопо мере развития теоретических пред­ставлений либо как предмет исследования, либо как доказательствоили опровержение научных гипотез.

ПРОБЛЕМА ВОЗНИКНОВЕНИЯ САМОСОЗНАНИЯ

Насколько различные феномены выбираютсяв качестве исходных при анализе само­сознания, можно убедиться на примере решения проблемы того, как икогда у ребенка возникает са­мосознание.

П. Р. Чамата, специально проанализировавшийэту проблему, выделил три точки зрения по этому вопросу [137]. Анализпоказывает, что их даже боль­ше, чем три.

Одна из этих точек зрения, высказанная, вчаст­ности, В. М.Бехтеревым, состоит в том, что простей­шее самосознание в развитии ребенкапредшествует сознанию, т. е. ясным и отчетливым представлениям предметов.Самосознание в его простейшей форме состоит в неясном чувствовании собственногосуще­ствования [19].Согласно другой точке зрения, ко­торую в отечественной литературе аргументировали, в частности «ЛГ.С. Выготский [29] и С; Л. Рубинш­тейн [106], самосознание ребенка есть этап в разви­тии сознания, подготовленныйразвитием речи и произвольных движений, ростом самостоятельности,вызванным этим развитием, а также связанными с этими процессами изменениями вовзаимоотноше-

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.