WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 42 |

Главная идея теории когнитивного диссонанса Л.Фестингера состоит в том, что наличие в сознании двух психологическипротиворечивых знаний (устано­вок, мнений) — когнитивный диссонанс побуждает че­ловека к поиску их согласованности(консонанса) или иного варианта ослабления несогласованности. Соот­ветственно эмпирически изучалисьусловия, в которых диссонанс наступает, а также способы и формыослаб­ления диссонанса.В соответствии с общей когнити­вистской ориентацией под условиями возникновения диссонансапонимались не варианты «диссонансов» человеческих деятельностей и их мотивов,которые отражаются в сознании, а условия диссонирования, противоречия самихотражений — когнитивныхэле­ментов втерминологии Л. Фестингера и его последо­вателей.

В исследовании этого направления был сделантем

не менее принципиальный шаг, позволяющийоценить значение полученных данных: анализ противоречий, возникающих всознании, оказался связанным с по­ступком. Этот принципиальный шаг оказался сделан­ным не столько благодаря теории,сколько благодаря удивительно удачно разработанной экспериментальнойсхеме.

Инвариант этой схемы включает в себя следующиеэтапы [132. 281.

Вначале у группы субъектов измеряются мненияили установки по тому или иному вопросу. Затем ис­пытуемых побуждают совершитьпоступок, противо­речащий высказанному ими мнению или установке и т. д. Частьиспытуемых соглашается совершить по­ступок, другая—не согласившаяся часть не участвует в дальнейшем эксперименте, исам факт отказа со­держательно не интерпретируется. В заключение эк­сперимента у тех, кто совершаетпоступок, вновь из­меряют установки.

Отметим, что обязательным условиемэксперимен-. та по изучению когнитивного диссонанса являются «создание уиспытуемого чувства свободного выбора и последующий выбор испытуемого» [132,29]. Со­гласно нашемуопределению, выбор —это одно из ос­новныхусловий, превращающих действие в поступок. Другое условие — соотнесенность действияодно­временно с двумямотивами так, чтобы свершение его приближало к одному мотиву и удаляло отдру­гого. Наконец, имеетзначение важность самих мо­тивов.

Анализ конкретных экспериментов,тщательней­шим образомпроделанный в монографии В. П. Тру-сова, показывает, что во многихэкспериментах вы­полнялись эти условия. Так, разновидности экспери­ментальных процедур предполагали,что эксперимен­татордобивался от испытуемого согласия солгать, нанести болезненный удар током илисловесно оскор­битьдругого испытуемого («жертву» — на самом де­ле подставного помощника экспериментатора), стал­кивали испытуемого с непредвиденныминегативны­мипоследствиями поступка. В качестве исходных ус­тановок, которые должны былиоказаться в диссо­нанселибо с фактом поступка, либо с его следствия­ми, брались также достаточно важные,связанные с

общественно-политическими взглядами,моральными и нравственными-принципами. Единственно, что вы­зывает изумление и что не получаетобъяснения з контексте когнитивистской интерпретации результа­тов, это кажущаяся слабость мотива,побуждающего испытуемых к выполнению всех этих заданий.

Фактически таким мотивом было послушание,же­лание выполнитьвзятые на себя перед эксперимента­тором обязательства. «Почтение к науке, — коммен­тирует И. С. Кон эксперимент С.Милгрэма, в котором испытуемые по просьбе экспериментатора с помощьюэлектрического тока «обучали» других (подстав­ных),—поглощенность технической сторонойопыта (надо добиться, чтобы «ученик» выучил материал), наконец, частныеобязательства приглушили их мо­ральное чувство и самосознание» [57, 101].

Итак, в экспериментах по схеме когнитивногодис­сонанса испытуемыеоказывались в ситуации соверше­ния поступка с конфликтным смыслом. Совершая тре­буемые от них экспериментаторомдействия, они руко­водствовались мотивом «услужить» экспериментатору, нежеланиемоказаться в роли наивных провинциалов, не понимающих правила научного поиска.Но дейст­вие оказывалосьпоступком и вступало в противоре­чие с их собственными установками и мнениями, т. е.трансформированными формами доэксперименталь-ных мотивов. Как уже говорилось,тех испытуемых, которые отказались оскорблять, лгать, наносить бо­лезненные удары током, нерассматривали, т. е. не рассматривали тех, кто 'предвидел, почувствовалситу­ацию выбора исделал его — отказалсяот участия в опыте. Среди тех, кто остался, по-видимому, были и такие, кто всвоем самосознании пошел по пути при­знания поступка и уже совершенного выбора, а затем по пути отказаот него (раскаяние) или, наоборот, по пути признания и усиления выявившихся вэкспери­ментальнойситуации черт (ужесточения) — таких, на­верняка, было мало, или, наконец, оказались перед дилеммой «какимже быть». Но и эти испытуемые также не подлежали анализу: у тех, кто осозналмо­ральный выбор,заключенный в поступках, диссонанс между тем, какими они себя воспринимали до ипо­сле опыта, должен былсуществовать. Авторов экспе­риментов, однако, интересовали испытуемые лишь

в.той мере, в какой они демонстрировалиборьбу с диссонансом в сознании (и его уменьшение), т. е. то, в какой мере онидемонстрировали различные вари­анты психической защиты.

Эти способы уменьшения диссонансасодержатель­но-феноменологически близки к традиционно описан­ным механизмам психической защиты.Так, в ситуа­ции, прикоторой испытуемых убеждали солгать об интересное™ на самом делебессмысленно-скучного задания (причем испытуемые думали, что лгутбуду­щему испытуемому),они впоследствии преувеличива­ли интересиость задания (рационализация). Как следствиесобственной агрессии преуменьшались при­влекательные качества жертвы(проекция), недооце­нивалась степень болезненности электрического уда­ра (отрицание реальности—испытуемые до опыта убеждались вболезненности гораздо более слабого удара), отрицалась добровольность агрессии(хотя они вполне добровольно соглашались участвовать в опыте — на их глазах другие отказались) ит. п.

Подводя итог анализу экспериментальныхисследо­ванийкогнитивного диссонанса, В. П. Трусов отмеча­ет, что «состояние когнитивногодиссонанса побуж­даетчеловека к преобразованию «личностного смыс­ла» противоречащих друг другу знанийо себе (своем «Я») и о своем поведении» [132, 59]. И далее заклю­чает: «Весь объем проделанныхэкспериментов дает основание утверждать, что более глубоким источни­ком диссонанса является противоречиемежду знани­ем «Я— хороший» и «Я могупоказаться другим (и себе) плохим, так как я ответствен за плохойпосту­пок» [132, 59]. Мыможем полностью присоединиться к этому выводу с той оговоркой, что,методическая схема и теоретические интересы не позволили описать авторам этихинтереснейших экспериментов иной вы­ход из ситуации диссонанса, связанный не с манипу-.ляциейсостояниями сознания, а с интенциями к рс-•альным осуществлениям иныхпоступков.

Теперь мы можем описать типы активностисамо­сознания,относящиеся к правому столбцу табл. 2.

Самообман. Относится к ситуациям, когдасубъект стремится сохранить смысловую ценность мотива, ре­ально отвергнутого в акте поступка,путем непризна­ния фактапоступка.

Существуют по крайней мере две возможностидо­биться такогорезультата. Одна из них состоит в от­рицании того, что возможность выбора существовала. Если выбора небыло, то не было и поступка.

Отрицать возможность выбора можно, в своюоче­редь, двумя путями:представить себя не субъектом деятельности, но элементом технологии, за которуюты не несешь ответственность. В таком случае поступок в сознании превращается воперацию, в технологиче­скую процедуру, ответственностью за которую обла­дает лишь тот, кто ею руководит,— в опытах поког­нитивному диссонансуэто экспериментатор, «наука» (ср. «низведение личности до положения агента»[57]). Ход самосознания в таком случае можно реконструи­ровать следующим образом: «Да, япричинял боль испытуемым, но не потому, что я агрессивен, наобо­рот, я гуманный человек и пособственной инициативе никогда не причиню боль другому, но раз ученыеспланировали такой опыт, они уж, наверное, все пре­дусмотрели, они и несутответственность за возмож­ные издержки. Меня они использовали в технических целях, не я, такдругой сделал бы для них то же са­мое». Другой путь отрицать возможность выбора — это в сознании представитьпоступок действием, про­диктованным неконтролируемыми внутренними состо-яниями: усталостью,эмоциональным расстройством, опьянением и т. и. «Поскольку у меня не былонаме­рения делать это ия совершил это под влиянием неконтролируемых факторов, я не несу за этоответст­венности и всеэто «не в счет».

В экспериментах по когнитивному диссонансуопи­сываются оба этихспособа отрицания ответственно­сти, однако рассматриваются они как следствие влия­ния ситуации недостаточногооправдания своего по­ступка. Не усматривая достаточных оснований для лжи, жестокости,послушания, субъект вводит допол­нительное -объяснение своим действиям. С нашей точки зрения,внутренняя логика испытуемых обрат­ная: они выдвигают дополнительные объяснения сво­ему поведению не потому, что оно имкажется мало­обоснованным, а потому, что они не хотят признать эту «малость»(конформное и безнравственное сле­дование инструкции, просьбе, стереотипу) достаточ­ным для себя мотивом, причем болеесильным, чем

их исходные гуманистические или нравственныеидеалы.

Вторая возможность непризнания факта поступкапри сохранении ценности отвергнутого мотива — это субъективнаятрансформация взаимоисключающих следствий. Так, человек, делающийчто-то во вред другому (но не желающий признать в себе вредите­ля), создает в себе веру, что ондействует на пользу тому, кому вредит. Эту ситуацию можно видеть уне­которых родителей.Жестоко наказывая ребенка и. унижая его достоинство, такие родители верят, чтоони действуют так не только для того, чтобы подчи­нить ребенка, заставить его сделатьчто-то, но и на пользу ему, во имя его интересов и в целях воспи­тания.

Дискредитация. Относится к ситуациям, когдакон-фликтность смысла снижается путем расщепления аб­страктного и конкретного содержаниямотивации. Наиболее простой вариант такого расщепления — это признание конкретного объектапоступка «недостой­нымвоплотителем» идеального содержания мотива. Так, в опытах с электроболевымподкреплением испы­туемый может рассуждать так: «Я гуманный человек, но эти люди недостойны моего гуманизма — они же сами согласились • стать подопытными кроликами».Предавая интересы друга, человек может рассуждать в том духе, что хотя и дружбадля него свята, этот конкретный друг не достоин его преданности. Когаи-тивистыназывают такой способ преодоления диссо­нанса «преуменьшениемпривлекательности жертвы». Исследователи, работающие в контексте проблемыпсихологической защиты, описывают такой феномен как проекциюсобственной неосознаваемой черты (агрессивности, «плохости») надругого человека. При этом срабатывает также механизмрационализа­ции,подключающий память и воображение для обо­снования «объективной» «плохости»жертв (вспомним басню Крылова «Волк и ягненок»).

Вытеснение. 3. Фрейд в ранних работахиспользо­вал этот терминкак родовой для различных видов психологических защит, служащих для устраненияиз сознания неприемлемых влечений [115]. Мы использу­ем этот термин для ситуаций, вкоторых из сознания изгоняется сам факт не только существованияпоступ-

ка, но и даже самого действия, в «теле»которого он существовал. Человек активно забывает тот факт, что он солгал,струсил, совершил предательство, тем са­мым консервирует свою нерешенную всознании мо-тивационную дилемму. Такое вытеснение может быть частичным(вытесняется наиболее конфликтная часть поступка либо его эмоциональная окраска— ср. за­щитный механизм изоляции [115]),относительным (человек может вспомнить, если ему напомнить, но сам не делаетэтого) или абсолютным (поступок «за­быт» начисто). Вытеснение, однако, является «наи­более примитивным и малоэффективнымсредством защиты» [115, 31], поскольку нерешенная дилемма так или иначепрорывается в сознание, заставляя лич­ность увеличивать «слепое пятно» всвоем внутреннем зрении.

В общении, людей, прибегающих к практикевытеснения, можно спутать с откровенными лицемера­ми. Совершив подлость, такой человекможет как ни в чем не бывало подойти к жертве своего поступка, однако это нелицемерие — поступокдействительно забыт, вытеснен из сознания.

Виды осмышления своего «Я», попавшие в левуюсторону таблицы, в целом имеют принципиальное от­личие от видов осмышления,обозначаемых в правой колонке. Подытожим эти отличия.

Самосознание, основанное на признаниипоступка, допускает негативное эмоционально-ценностное отно­шение к себе (допускает констатацию«Я—плох»).Самосознание, основанное на непризнании поступка, не допускает осознаниянегативного отношения к се­бе (не допускает констатации «Я — плох»).

При первом типе самосознания установлениепози­тивного отношения ксебе не является самоцелью, это отношение (конфликтный смысл) служитиндикато­ромнеобходимости поиска новой информации о себе и решения проблемысобственной мотивационной структуры личности. При втором типе самосознанияподдержание позитивного отношения к себе является самоцелью, конфликтный смыслслужит сигналом для начала работы сознания по защите «Я» от новой информации осебе.

При первом типе самосознания конфликтныйсмысл инициирует новые поступки, с помощью кото­

рых снимается конфликтность «Я-образа». Привто­ром типе конфликтныйсмысл не инициирует новые поступки, но лишь запускает внутренние защитныемеханизмы. При первом типе самосознания личность с помощью поступков,реализующих признаваемую ею мотивационную структуру (идеальное «Я»),ста­рается заслужить усамой себя позитивное отношение к себе. При втором типе самосознания личностьудер­живаетположительное отношение к себе путем изо­ляции себя от собственныхпоступков.

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.