WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 35 |

То, что Стивен Волинский раскрылздесь—основноемистическое переживание. Оно описано, например, в книге Франклина Миррел-Вольфа“Проходы к пространству”: “Затем с открытыми глазами... я извлексубъективность—“ЯЕСТЬ” (или Атман)—извсеобщего многообразия объективного сознания. Я сосредоточился на нем.Естественно, я обнаружил что с относительной точки зрения есть “темнота” и“пустота”. Но я осознал это как абсолютный свет иполноту, и что я являюсь Этим”. И это вызвало уМиррел-Вольфа то, что он назвал “неземным наслаждением”, чувство чистой радостии свободы, продолжавшееся много дней.

Так что можно сказать, что реальная проблемапсихотерапии—раскрытьсамый глубокий уровень собственной личности, и осознать “Ты есть то”, “Тат твамаси”. Результат—чувство полнейшего восторга и облегчения, свободы от “ложного я”,которое окутало нас как удав. Рамакришна пережил это ощущение, когда он началсовершать самоубийство, вонзая меч в свою грудь. Даже Грэм Грин, один из самыхмрачных писателей нашего времени, пережил что-то очень похожее, когда он игралв русскую рулетку с револьвером и ударник щелкнул по пустому гнезду барабана.Но конечно, этот метод не рекомендуется для общего пользования.

Тогда как же это можно сделать Вот здесь Стивен Волинскийпоказывает результат своих двенадцати лет само-наблюдения. Он разработал рядупражнений—в нихсостоит суть этой замечательной книги—дающие возможность любомусообразительному человеку “работать над собой” и достичьрезультатов.

Один из самых важных результатовнаблюдений—это что всенаши психические состояния по сути состоят из форм энергии. Мы считаемнекоторые из форм—удовольствие, свободу—хорошими, а другие—страдание, вину—плохими. Но осознать их как просто формы энергии значит извлечь“ложное я” из ситуации, и убрать “двойной тупик”. В этом отношении я особеннорекомендую восьмую главу—“Живущая пустота”, и упражнение под названием “ГоловоломкаЭйнштейна”, в котором конфликт (в данном случае, сохранять отношения илиразорвать их) рассматривается как частицы в пространстве, а затем пространстворассматривается как состоящее из того же вещества, что и частицы (как сказалЭйнштейн). Результат: “конфликт исчезает”.

Что занятно в Волинском—так это чувствовать, как блестящийум радуется своей способности решать проблемы. Он искренен насчет собственныхозарений и как они к нему пришли; он говорит с открытостью человека, которомунечего скрывать. Так что даже помимо упражнений, сама книга оказалась для менябодрящим и поэтому терапевтическим переживанием. Отвечая на живость Волинскогов преодолении проблем, читатель сам начинает опережать его и испытывать чувствособственной свободы—то, что Бакминстер Фуллер имел в виду, когда заметил: “Я как быстановлюсь глаголом”.

Каждая психотерапия—это попытка “составить картудуши”. Аналогии вроде принципа Гейзенберга—это просто разновидность“координатной системы”, которая помогает нам взять собственный курс. УильямДжеймс предпочитал начинать с аналогии жизненных резервов, рассматривая душукак аккумулятор, который может разрядиться. Гурджиев предпочитал аналогию сосном и войной против сна. Франкл видел это как проблему “закона обратногоусилия”. Что радует меня в Волинском—это что он еще раз доказал, чтохорошая исходная “система координат” может дать нам возможность разобраться спроблемой, и вызвать здоровое чувство свободы, способности человеческого умарешить любую проблему. КакДжеймс, Франкл, Маслоу, Роджерс и Ассаджиоли, Волинский обнаружил новый и оченьоригинальный способ дать нам осознать одну из самых парадоксальных истин насчетчеловеческой реальности; что точнее говорить, не “У меня есть свобода”, а“Я—свобода”.

Колин Вилсон

Пролог

После моеговозвращения из Индии в 1982 году я начал проводить семинары в моей квартире.Эти небольшие группы, размером от восьми до шестнадцати человек, были первымшагом в разработке “квантовой психологии®”. Еще многое из этой книги вышло ввиде моей докторской диссертации. Со временем семинары расширялись исинтезировали другие школы, психологические и духовные дисциплины, даваявозможность на опыте пережить квантовый подход. Тогда я считал, как и теперь,что лучше всего обучать людей подходам работы с собой и с другими, чтобы онимогли организовывать свои собственные группы. В конечном счете, люди так могутстановиться своими собственными учителями.

Эта книга ограничена по масштабам, посколькуквантовая психология ® содержит детально разработанную систему исследования,для прохождения которой требуется пятнадцать дней обучения. Тем не менее в этойкниге представлено более 80 упражнений и созерцаний для того, чтобы развивать иисследовать самого себя, в любой обстановке, которую вы предпочитаете.Некоторые люди работают самостоятельно, а для других оказалось ценнее создаватьсобственные учебные группы без ведущего, которые встречаются у кого-то дома разв неделю или раз в две недели. Такой способ, когда рольфасилитатора*

3 чередуется,каждый по очереди проводит в группе квантовые упражнения, процессы и обменопытом, по-видимому эффективнее всего, и я рекомендую именно такойспособ.

Многие участники семинаров говорили, чтоквантовый стиль работы открывает настолько много разных окон понимания, чточасто им не хватает групповой обстановки, чтобы обговорить это, и они чувствуютпотребность в этом. Конечно, это может помочь, дав поддержку при совершенииопределенных внутренних изменений.

Квантовая психология ® действительно проситчитателя практически делатьупражнения и созерцания, а не только читать их. Квантовая психология®—занятие не длязрителей. Я постарался включить сюда упражнения и созерцания, которые объяснимыи выполнимы в рамках книги. Если какое-то упражнение не подходит или недействует, переходите к другому—это не значит,что вы менее развиты или не готовы, это значит что оно вам не подходит, так чтопереходите к следующему. Представленные здесь части системы предназначены длядобавления к любой “работе”, которую вы уже с собой проводите, и конечно непредназначены быть “единственным путем” или “все-исцеляющим средством”. Этиупражнения действуют лучше всего при выполнении без предубеждений, когда выоткладываете ваши толкования мира, внутреннего и внешнего, в сторону, используя позицию “а что еслиэто правда”, “предположим”, или “рассмотрим это как возможность”. Послезавершения каждого упражнения, если оно выполняется в условиях группы,участники создадут много смыслов. На самом деле в упражнениях нет какого-тоодного смысла—достаточно просто делать и исследовать их.

Я надеюсь, что вам этот процесс понравитсянастолько же, как и мне, или я сказал бы так: “Надеюсь, что он настолько жехорош для вас, как он был для меня”.

С любовью,

ваш брат Стивен

Глава 1

Пробуждение великана

Сколько я себяпомню, моим самым большим желанием было суметь ответить на вопрос “Кто я”. Я достигал эту цель большедвадцати лет, топая через все крупные и мелкие дисциплины западной психологии,восточной медитации, и даже квантовую физику, а также отходы в наркотики и“свободную” сексуальность шестидесятых. К 1976 году я уравновесил мои чакры,восстановил свое тело до его наилучшего оргазмического состояния с помощьюРайховской терапии, сидел на “горячем стуле” Гештальта, сыграл драмы моегодетства в Психодраме, исследовал субличности и состояния “я” в Психосинтезе иТрансактном анализе, изучил больше ста техник медитации, заново родился, ивоспел имена Бога на нескольких языках.

Все же я чувствовал себя неполным. У меня небыло успокаивающего чувства знания, кто я, я не нашел переживания себя, котороебыло бы постоянным, я не мог указать на неизменное “я”. Я все так же былразными “я”, которые все время менялись, когда я входил в разные эмоциональныесостояния. То я нравился себе, то нет. Один день я был удовлетворен своейжизнью, а на следующий был нетерпеливым.

После того, как я столько лет былзавсегдатаем семинаров, я встретил индийского гуру. Мне сказали, что он нетолько знает, кто он, но и может как-то передать эту способность знать мне, такчто в итоге я достигну состояния избавления и свободы. Конечно, ни одинуважающий себя завсегдатай семинаров не мог упустить такуювозможность—особеннопотому что это стоило всего пятьдесят долларов.

Скоро я стал приверженцем этого гуру, всееще интересуясь, когда же я приду к просветлению, когда я в конце концов “найдусебя” и узнаю ответ на вопрос всей своей жизни: “Кто я”. Я провел почти шестьлет в монастыре в Индии, повторяя мантры, работая, и медитируя мой путь сквозьтучи эмоциональной боли, не находя никакого ответа.

Затем с помощью личного контакта сНисаргадаттой Махараджем, другим индийским учителем, я начал обнаруживать, кеми чем я не являюсь:я—это не мой ум...я—это не мои мысли...я—это не мои эмоции... я не являюсь ничем познаваемым. Я свидетельвсех этих вещей, которые приходят и уходят, но которыене являются мной. Позднее я узнал, что этот подход обнаруживать, кто ты есть,сначала переживая на опыте, кем ты не являешься—самостоятельный путь. Практическойаналогией этого может быть снятие слоев с луковицы. Когда мы начали этотпроцесс, большинство из нас не осознавало, что остается, когда с “луковицы”сняты все слои—ничего. Но мы еще поговорим обэтом.

Следующие пять лет, возвратившись в Штаты, ямедитировал от трех о пяти часов ежедневно и продолжил мои исследованиязападных психотерапевтических методов. Эриксонианский гипноз и семейная терапиядобавились как составные части к моему внутреннему синтезу. К концу 1985 года яосознал, что впадаю в хроническое состояние депрессии. Я не только необнаружил, кто я, но и начал воспринимать все модели психотерапии, йоги идуховных дисциплин как всего лишь модели. Это системы верований—картинки, истории, пересказыистины—но неистина. Если бы в них былаистина, я бы, конечно, небыл угнетен, потому что все-таки “я верил”, что “истина” избавляет от всейболи. Я опять вернулся как клиент в психотерапию и проработку тела, занимаясьэтим почти ежедневно. Были периоды времени, когда я каждую неделю получал семьчасов проработки тела и несколько часов “обычной” терапии, в дополнение к моейизобильной практике медитации. Я пустил все возможное в ход, но все же нечувствовал внутреннего прояснения.

Я изучал Буддизм, а Будда говорил, что “я”не существует. Но я говорил: “Конечно, правильно, “я” не существует, но теперь“я” должен медитировать, “я” должен прорабатывать эти ощущения, “я” долженработать над собой... “я” должен поддаться... “я” должен перестатьсопротивляться”... и так далее и так далее. После многолетней медитациинесколько часов в день, я мог войти в умиротворенное состояние, в пустоту, нокогда я прекращал медитировать, результат длился, если мне везло, тольконесколько часов. Затем мой ум возвращался и я начинал чувствовать себянеудобно, раздражительным, злым, или каким-то еще, поскорее возвращался к моеймедитации, и наблюдал все то же самое снова. В 1986-ом я понял, что восточныеучения упускают важный аспект наблюдателя или свидетеля: наблюдатель не тольконаблюдает и осознает то, чтопроходит через ум и тело, он вместе с тем является творческим источником этого.

Другими словами, свидетель или наблюдательума (мыслей, чувств, эмоций и ассоциаций), не только наблюдает мысли илиэмоции, но каким-то образом мгновенно создает то, что он наблюдает. Под этим яимею в виду, что мысль под названием “Я не люблю себя” появляется “как будто”она здесь всегда была и самостоятельно жила. Тем не менее в реальностинаблюдатель загадочным образом создает мысль с помощью наблюдения; наблюдениеявляется творческим орудием наблюдателя. Проще говоря, чтобы наблюдатель имелработу под названием наблюдать, он должен создавать что-то, чтобы наблюдать это.

Именно тогда я смог пережить на опыте, а не простообдумывать, принцип неопределенности Гейзенберга (подробнее об этом позже). Посути он утверждает, что вся реальность создаетсянаблюдателем. И вот я действительно пережил на опыте,что я сначала создаю темысли, которые я затем наблюдаю или свидетельствую при медитации. Мое второеоткрытие работы Гейзенберга на опытном уровне заново открыло мне квантовую физику и привело меня кразработке системы квантовой психологии. Я начал перечитывать все книги, которые могдостать. Выводы квантовой физики кружились вокруг восточных учений в моем уме,когда я начал чувствовать, что каждая система указывает на общую “истину”основополагающего всеобщего единства. Я к тому же начал понимать, как квантовуюфизику можно объединить с западной психологией, чтобы “ускорить” решениепроблем, которые испытывал и я, и мои клиенты.

Следующие полгода я очень старательноработал, чтобы понять и пережить, как моя реальность создается наблюдателем. Однажды я сидел,наблюдая как появляются и исчезают мои созданные реальности, и тут я осознал,что я к тому же нахожусь за рамками наблюдателя и моей создаваемой наблюдателем реальности. Казалось,что наблюдатель во мне возникал с каждым новым созданием, как будто эти двое,наблюдатель и его создание ( то есть мысль или чувство), были сразу же связаны.А поскольку “я” мог наблюдать не только мои мысли, но и себя, наблюдающего замоими мыслями, я понял, что что-то должно выходить за рамки парынаблюдатель-создание. Постепенно я начал чувствовать, что уже не ограниченпостоянными приходами и уходами наблюдателя, который создавал каждую новуюреальность, становился ей, переживал ее, и наконец наблюдал ее. Был“я-за-создаваемыми-наблюдателем-реальностями”, который существовал в том, что яназвал “состоянием без состояния”, и чувствовал себя открытым, пустым, исвободным. В это состояние было легко вернуться, отвлекая свое внимание отмыслей и сосредоточиваясь на себе, том, кто находится за пределами мыслей.Часто в медитации личность старается активно создать это состояние с помощьюповторного использования мантры, зрительного воображения, или какой-то другойтехники. В “квантовом сознании” (как я назвал его позже), я обнаружил, чтокогда я раз уже пережил его на опыте, чтобы вернуться туда, нужно толькопереместить мое внимание и открыть для него пространство.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 35 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.