WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 17 |

поскольку он хочет общественного сочувствия, признания,

уважения и поддержки своим делам), постоянной внутренней

работы по осознанию этого общего блага и по добровольному

безоговорочному соотнесению с этим благом всей своей

деятельности. (Безоговорочному -- в смысле без

выторговывания себе поблажек и дивидендов. Ибо стало едва ли

не общепринятым при побуждении человека даже к какой-либо

действительно полезной и необходимой обществу работе

апеллировать не к его пониманию этой полезности, но к

возможности получить ему в этом деле личную выгоду -- грубо

говоря, нагреть руки на общественной (значит -- общей)

нужде". Тем самым понятие общего блага затмевается и

подменяется в сознании индивида понятием личной выгоды, а

общество "закрывает глаза" на мотивационную непроясненность

ситуации и делает вид, что эти понятие почти что "одно и то

же". В итоге происходит строительство "по лжи" и уже

обсуждавшееся использование плохих мотивов ради "хороших"

целей.)

Таким образом, личная свобода из утверждения права на

индивидуальное корыстное потребительство и эгоизм, как это

часто происходило в истории, оборачивается в названной норме

добровольным осознанным отказом от эгоизма; при этом не

любые действия и усилия оказываются общественно-признанными

лишь по критерию их внешней успешности, как это имеет место

быть в плюрализме, но существеннейшим критерием становится

их открытость интересам каждого человека. То есть фактически

ключевым становится НРАВСТВЕННЫЙ КРИТЕРИЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ.

Предложенная норма есть норма свободно избираемой

деятельности, открытой к возможному добровольному

сотрудничеству с любым человеком и совершаемой в интересах

всех. (Подчеркнем, что именно ВСЕХ - то есть в интересах

каждого могущего быть помысленным человека (конечно, не

абстрактно "вообще помысленного", а воздействуемого или

могущего быть воздействуемым рассматриваемым конкретным

делом); не должно быть ограничения только интересами "всех

людей, участвующих в деле". Поэтому существенной работой при

осмыслении каждой конкретной ситуации должна стать

каждоразовое преодоление корпоративно-группового замыкания.

(Понимание общего блага как отличающегося от кланового или

группового.))

Скажем еще несколько слов об общем благе. Нам не кажется

полезным, да и возможным, давать полное умозрительное

определение этого понятия. Повторим лишь: понимание блага

должно вырабатываться каждый раз конкретно; при этом должна

осуществляться максимально возможная гармонизация интересов

всех людей; и, наконец, при этом должно совершаться

постоянное переосознание реальности и переформулирование

целей. При этом не может существовать НИКАКИХ МЕХАНИЗМОВ и

процедур такой работы, и не могут быть названы НИКАКИЕ

КАНАЛЫ, в которых можно было бы ограничить требуемые

человеческие усилия; понимание общего блага есть каждый раз

новая ТВОРЧЕСКАЯ ЗАДАЧА, и каждый раз она требует от

человека именно того, что делает его больше всего человеком

-- то есть ОПИРАЮЩЕГОСЯ НА НРАВСТВЕННЫЙ НОРМЫ МЫШЛЕНИЯ.

(Маленькое теоретическое замечание: конечно, например,

философия и методология могут выделить и назвать

определенные механизмы и более менее универсальные признаки

и процедуры, присущие самому мышлению. Но называние это

имеет, вероятно, лишь

умозрительно-описательно-познавательный, но не

деятельностный интерес. Ибо как только и в той степени, в

какой человек начинает действовать по заранее положенным

процедурам и схемам, в такой же степени он перестает творить

и перестает думать.)

На наш взгляд, это ОТСУТСТВИЕ МЕХАНИЗМОВ ПРИ ОСУЩЕСТВЛЕНИИ

БЛАГА есть исключительно важное свойство мира и человека,

которое должно быть ясно осознанно все человеческим

сообществом.

Любые фиксирующие схемы, любые детерминации поведения

противоречат свободному самоопределению человека, его

творчеству и, факту его способности мыслить. Разумеется, это

не означает вообще отказ от схем и алгоритмов действий, но

они должны каждый раз вновь КОНКРЕТНО РОЖДАТЬСЯ (мышлением)

по мере их необходимости. Должна постоянно отслеживаться и

не превышаться мера применимости конкретно используемого

механизма, ибо постольку, поскольку происходит превышение

применимости, поскольку схема "сама" (то есть НЕ истина, НЕ

благо) начинает "диктовать условия", постольку же происходит

отключение мышления и отчуждение человека от реальной

творчески познающей и преобразующей мир деятельности,

происходит как бы ОКОСТЕНЕНИЕ РЕАЛЬНОСТИ ВО ЗЛО.

Поэтому то названное переосознание реальности, гармонизация

всего наличного знания и всех привходящих человеческих

интересов есть прежде всего ПЕРЕ-РОЖДЕНИЕ СХЕМ. Каждоразовое

преодоление наличной косности, рождение новых решений и

алгоритмов ради обретения и постоянного воз-обновления общей

гармонии (то есть в каждый конкретный момент -- всего, что

на этот момент воспринято человеком из мира) -- вот та

работа, которая достойна личности, которая должна быть ей

предложена, и, по мере роста ее умения и добровольно

принимаемой на себя ответственности и становится главной

СУТЬЮ ее существования. Это и есть свободная, творящая и не

отчуждающая никого реализация постоянно мыслящей личностью

себя среди равных и близких себе.

Такая мера свободы и отсутствия схем, такая деятельность,

опирающаяся только на интересы общего блага -- такая

подлинная и всегдашняя ЖИЗНЬ человека -- она исключительно

трудна и, быть может, СТРАШНА для личности при своем

осуществлении; она действительно ТРЕБУЕТ ПОСТОЯННОГО

МЫШЛЕНИЯ. Но иного пути, как показал в том числе и весь

исторический опыт реализации разных схем, по-видимому, нет.

Гуманистическое общество осуществится на Земле не по

нахождению некой универсальной, наилучшей, идеальной (!)

модели общественного устройства, а по мере появления все

большего числа людей, добровольных и сознательных носителей

гуманистической нормы, и по мере осуществления этими людьми

конкретных дел, в которых будет явлена миру эта норма блага

и норма действия, норма постоянного пересамоопределения

человека, свободы от схем и творческого поиска наилучших

общеприемлемых решений; норма мышления и ответственности.

ГУМАНИЗМ И ЭКОНОМИКА.

Норма отказа от косности, преодоления и пере-рождения схем,

разумеется, распространяется на все, что отчуждает человека,

начиная от каких- либо технологий и технических механизмов

(постольку, поскольку они деформируют личность), и кончая

такими явлениями как рынок и биржа, бюрократическая машина и

юридический закон.

В частности, трудно не признать, что торговля, и вся та

сфера человеческой деятельности, которая опирается на

купле-продажные отношения между людьми (по сути, это и есть

то, что корректно назвать современной экономикой) -- вся эта

область плохо совместима с нравственным законом (этикой) и

гуманизмом. На наш взгляд, дело тут именно во внутреннем

содержании, в принципе того, что есть торговля - ибо трудно

признать нравственно приемлемыми, неотчужденными и вообще

сколько-нибудь НОРМАЛЬНЫМИ такие отношения между людьми,

когда один испытывает НУЖДУ в чем-либо (предмете ли, услуге,

помощи -- здесь не важно) -- а другой ОБУСЛОВЛИВАЕТ свои

действия возможностью первого предоставить ему ВЗАМЕН некий

ЭКВИВАЛЕНТ. (деньги ли, другой товар или услугу); более

того, чем большую нужду в чем-либо испытывает первый, а

значит, чем более в соответствии с нравственными нормами ему

нужно помочь, тем больший вместо этого, в соответствии с

законом рынка, с него требуют эквивалент -- то есть тем

более ответные действия оказываются

ОТЧУЖДЕННО-ОБУСЛОВЛЕННЫМИ (так называемый рост цены при

возрастании спроса).

Возникает ситуация предельной не-свободы, то есть ФИКСАЦИИ

СОЗНАНИЯ И ДЕЙСТВИЯ В ОПРЕДЕЛЕННЫХ КАНАЛАХ: например первый

оказывается неспособным удовлетворить свою нужду иначе, как

действия по определенным (и, строго говоря, вполне

отчужденным, чуждым самой нужде), правилам ("Зарабатывая

деньги" - действие, не особо соотносимое с действием о"для

общей пользы": существует множество способов, как совершить

первое, не совершив второго не говоря уже об обратном). С

другой стороны, второй и в общественной "рыночной" ситуации

и в своем мышлении оказывается неспособным совершить

какое-либо действие, если он не получит за него какую-либо

МЗДУ, какую либо ГАРАНТИЮ, что его действие ему самому

ВЫГОДНО. Не-свобода зависимость нуждающегося оборачивается

такой не-свободой, зависимостью, ТРУСОСТЬЮ деятеля:

кажущийся избыток сил и возможностей (что, по смыслу, и

должно означать наличии у него каких-либо предметов или

идей) он не может предоставить другим людям иначе, чем

получая себе взамен ГАРАНТИЮ БЛАГОПОЛУЧИЯ; он попросту

БОИТСЯ, что если этой гарантии себе не получит (в виде,

например, какой либо суммы денег), то в этом мире,

ПОТРЕБЛЕНИЯ ЛЮДЕЙ, который он сам и такие как он создали и

продолжают своими действиями воспроизводить в таком мире он

сам может оказаться ПОТРЕБЛЕННЫМ и значит, уже как бы

исчерпанным и ненужным, как бы НЕ-ЧЕЛОВЕКОМ. КОММЕРЧЕСКИЙ

ИНТЕРЕС к миру есть фактически СТРАХ ПЕРЕД МИРОМ (который

усугубляется собственной нечистой позицией человека и его

действиями); сфера коммерческих отношений есть

фиксировавшаяся в определенных формах действия сфера

ПОДЧИНЕНИЯ ЧЕЛОВЕКА СТРАХУ. (Эта всепроникаемость страха в

современное рыночное общество весьма заметна и по ряду

косвенных признаков: здесь и описание экономических

отношений в терминах ОПАСНОСТИ и РИСКА, и, возможно, даже

значительная популярность разного рода криминальных историй

и фильмов ужаса: не является ли демонстрируемая в них

кошмарность и рабство человека перед "злыми силами" лишь

фактическим выражением и оформлением реальности и так

существующей и "работающей" в сознании и практике

современного человека, в каком бы "свободном",

респектабельном и бескровном обществе он ни жил (Впрочем, и

бескровность эта весьма относительна -- просто пока в

основном удается прятаться в другие формы. Но постоянная

подверженность страху, подчиненность страху чревато обратной

стороной столь же недо-человеческой самореализации --

агрессией. Как уже говорилось, насилие, террор, отказ от

нравственно-культурных норм и героизация, варварства (по

сути, это и есть определение ФАШИЗМА) есть постоянная

перспектива рыночного общества; а в той степени, в какой

роль отчужденно-рыночных отношений между людьми будет

возрастать, в такой же будет "внутренне вырастать" и

фашизм.))

Постольку, поскольку схема отношений начинает работать

"сама", постольку же она начинает деформировать реальность

"под себя", то есть под свои в той или иной степени

искаженные и условные движущие цели. Если говорить о схема

купли-продажи, с ее подменой и отождествлением общего блага

с личной выгодой, то естественна деформация общества в том

направлении, где личной выгоды как бы "становится больше".

Выгоду человек может получить или присваивая у природы (быт

может, с последующим использованием присвоенного для

социального самоутверждения) или потребляя (присваивая) у

других людей. Из первого, то есть из эксплуатации природы,

вытекает то безудержно-завоевательское ее РАЗРУШЕНИЕ и, как

следствие, тот ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ КРИЗИС, о котором ныне уже

столь много говорится. (Впрочем, при всей тревожности

экологической ситуации и всеобщей значимости и важности

проблемы, апеллировать лишь к кризису в вопросе об

отношениях с природой явно недостаточно иначе может

оказаться возможным рассуждение, что если природы "мало" и

без нее "не выживешь", то ее надо беречь и сохранять, а если

"много", и ситуация "не опасна", то по отношению к природе

(другому миру!) можно поступать по своей выгоде и

потребительскому произволу. Гуманистической норма

открытости, бережности и безусловного (вне ранее лишь

торгового партнерства или статусного регламента) УВАЖЕНИЯ к

миру другой личности должна естественно распространяться и

на весь окружающий человека мир.) Из второго, то есть из

получения выгоды другого, вытекают все известные и

"банальные" 2ненормальные нормальности" купля-продажного

общества. Здесь и деление на богатых и бедных (которая

"справедливо отражает" меру совершенных интеллектуальных и

физических усилий человека лишь в рамках той же коммерческой

схемы: ибо больше думал и поступал по своей выгоде, тот и

богаче), и вся эксплуатация и обман слабого (даже если он

прикрыты "вполне законным" юридическим соглашением) и

связанная с деньгами преступность (которая вся существует

лишь потому, что деньги "не пахнут", что в рыночной схеме

деньги -- "это все". Если же учесть, что и преступления в

другой сфере (например в межличностной, семейной,

сексуальной) часто вызываются тем же воспитанным

потребительским собственническим отношением к миру, то

претензии к купле-продажной схеме и порождаемому ею

деформации личности и общества могут лишь возрасти.)

Существует еще одна вызванная этой схемой отношений

патологическая деформация, которая тоже хорошо известна, но

еще менее познана. Если, в согласии со схемой, человек

получает выгоду с того, кто испытывает в нем или в чем-то

ему принадлежащем нужду, значит, нужно эту нужду как-то

ПОВЫСИТЬ. Это осуществляется или каким-либо ОГРАНИЧЕНИЕМ

ПРЕДЛАГАЕМОГО (например, искусственное сдерживание или

снижение производства вообще говоря НЕОБХОДИМОГО товара с

целью поддержания высокой цены), или "УБЕЖДЕНИЕМ ЧЕЛОВЕКА В

НУЖДЕ". (Так называемые формирование рынка и рекламное

стимулирование спроса. Фактически вся реклама и работает на

это разрушение личности, на ее ФРУСТРАЦИЮ, когда у нее

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 17 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.