WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 36 |

Выходя за пределы царства животных ирасширяясь в мир растений, Абсолютное Сознание может стать гигантской секвойей,переживать себя как насекомоядное растение, поглощающее мух, или участвовать вфотосинтезе, происходящем в листьях, и в оплодотворении семян. Аналогично этомуинтересные эмпирические возможности дают явления неорганического мира, начинаяс внутриатомных связей, землетрясений и взрывов атомных бомб и кончая квазарамии пульсарами, а поскольку по своей глубочайшей природе наша психикатождественна Абсолютному Сознанию, то эти эмпирические возможности приопределенных обстоятельствах открыты для каждого из нас.

Глядя на реальность с перспективыВселенского Разума, мы выходим за пределы всех противоположностей, переживаемыхв обычном состоянии. Это справедливо для таких категорий, как дух-материя,постоянство-движение, добро-зло, мужское-женское, красота-уродство,мучение-экстаз. Что касается различия между субъектом и объектом, наблюдателеми наблюдаемым, переживающим и переживаемым, творцом и творением, то его вконечном итоге не существует. Все роли в космической драме исполняетодин-единственный актер - Абсолютное Сознание. Именно эта простая и важнейшаяистина бытия обнаружена в древнеиндийских упанишадах. В наше время она нашлапрекрасное художественное выражение в стихотворении вьетнамского буддийскогоучителя Тхить Нят Ханя "Зовите меня моими истинными именами" ("Call Me By Me True Names").

Не говорите, что я завтра уйду,

ибо и сегодня я все еще прихожу.

Глубже всмотритесь, ведь я прихожу каждыймиг,

чтобы почкою стать на весеннем побеге,

крошечной птичкой с хрупкими крыльями

и песнь свою спеть в новом гнезде,

чтобы стать гусеницей в сердцевине цветка

или драгоценностью, что таит себя вкамне.

Я все еще прихожу, чтоб смеяться и плакать,

чтоб испытывать страх и лелеять надежду,

Ритм моего сердца - это смерть и рождение

всего, что живет.

Я мушка-однодневка, возникающая из куколки

на речной глади,

и я же - птица, что с наступлением весны

прилетает, чтобы съесть этумушку.

Я лягушка, радостно плавающая

в чистой воде пруда,

и я же - уж, что съедает лягушку,

бесшумно приблизившись к ней.

Я дитя Уганды - кожа да кости,

мои ноги тонки, как побеги бамбука,

и я же - торговец оружием,

продающий Уганде то, что несетсмерть.

Я двенадцатилетняя девочка в маленькойлодке,

Над нею надругался морской пират-

и она бросилась в пучину океана.

И я же - пират,

и сердце мое все еще не способно понимать илюбить.

Я член Политбюро,

в руках моих сосредоточенавласть,

и я же - человек,

который вынужден отдавать свой кровныйдолг

согражданам, медленно умирая накаторге.

Моя радость подобна весне,

вместе с ней распускаются цветы

на всех тропинках жизни.

Боль моя подобна реке слез,

переполняющей все четыре океана.

Пожалуйста, зовите меня моими истиннымиименами -

Тогда я смогу одновременно услышать свойплач и свой смех.

Тогда я смогу узреть, что мои боли ирадости суть одно.

Пожалуйста, зовите меня моими истиннымиименами -

Тогда я смогу пробудиться, и врата моегосердца,

врата сострадания

будут открыты всегда.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

ПРОБЛЕМА ДОБРА И ЗЛА

Следовательно, тот, кто хочет иметь

Правильное без неправильного,

Порядок без хаоса,

Не понимает принципов

неба и земли.

Он не знает, как

вещи связаны друг с другом.

Чжуан-цзы. "Великое и малое"

ЭТИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ САМОПОЗНАНИЯ

Один из важнейших вопросов, которыйпостоянно возникает в холотропных состояниях сознания во множестве различныхформ и на различных уровнях, - это вопрос этики. Когда наши внутренниепереживания сосредоточены на биографических моментах, этические проблемы обычновыражаются в форме настоятельной необходимости пересмотреть всю нашу жизнь,начиная с детства, и оценить ее с нравственной точки зрения. Как правило, онисвязаны с проблемами представления о самом себе и самооценки. Пересматриваяисторию нашей жизни, мы порой испытываем острую потребность проверить,соответствуют ли наша личность и поведение моральным стандартам, будь то нашисобственные, укоренившиеся в нашей семье или в обществе. Обычно критерии здесьвесьма относительны и имеют свои особенности, поскольку в них непременноприсутствует сильный личный, семейный и культурный уклон. Мы, в сущности, судимо нашем поведении в терминах ценностей, которые навязаны нам извне.

Существует и другая форма суждения, когда мыоцениваем наш характер и поведение не на основе устоявшихся каждодневныхкритериев, а с позиций вселенского закона и космического порядка. Такиепереживания бывают в различных холотропных состояниях, но особенно часто - вприсмертных ситуациях, как часть обзора жизни. Многие люди, побывавшие на гранисмерти, рассказывают о своих встречах со Светоносным Существом и о том, как вего присутствии подвергали свою жизнь беспощадному пересмотру. Эта сильнаятенденция человеческой психики к моральной самооценке отражена вэсхатологических мифологиях многих культур - в сценах божественногосуда.

По мере углубления процесса самоисследованиямы можем обнаружить в себе прежде не осознанные и в высшей степени сомнительныеэмоции и импульсы, т. е. темные и разрушительные аспекты бессознательного нашейпсихики, которые К.Г. Юнг называл Тенью. Такое открытие способно напугать нас ивстревожить. Некоторые из этих темных элементов представляют собой наши реакциина неприятные аспекты нашей истории, в частности на травмы младенчества идетства. Кроме того, мощный разрушительный потенциал, по всей видимости, связанс перинатальным уровнем нашей психики, с той сферой бессознательного, котораясформирована травмой рождения. Долгие часы мучительных и угрожающих жизнипереживаний, связанные с прохождением через родовой канал, вызывают у плодаестественную реакцию ярости. В результате образуется хранилище агрессивныхнаклонностей, которые мы будем носить в нашем бессознательном до конца жизни,если, конечно, не предпримем специальных усилий, чтобы увидеть их воочию ипреобразовать в некую разновидность эмпирического самопознания.

С позиции этих открытий становится ясно, чтогрозные двойники в таких литературных произведениях, как "Странная историядоктора Джекила и мистера Хайда" Р.Л. Стивенсона, "Портрет Дориана Грея" ОскараУайльда или "Вильям Вильсон" Эдгара По, представляют собой не вымышленныхлитературных персонажей, но теневые аспекты средней человеческой личности.Люди, сумевшие заглянуть в глубину своей психики, часто рассказывают, чтообнаруживали в себе разрушительный потенциал, вполне сопоставимый сразрушительным потенциалом Чингисхана, Гитлера или Сталина. Ввиду стольпотрясающих прозрений люди обыкновенно испытывают мучительные опасения поповоду собственной природы и лишь с великим трудом принимают ее.

Когда эмпирическое самоисследованиеперемещается на трансперсональный уровень, как правило, возникают серьезныеэтические вопросы касательно человечества в целом, т. е. всего видаhomo sapiens.Трансперсональные переживания часто отражают яркие исторические события, аиногда представляют даже панораму всей истории. Из них становится ясно, что вчеловеческой жизни необузданное насилие и ненасытная алчность всегда быличрезвычайно мощными движущими силами. Отсюда вытекает вопрос о человеческойприроде и соотношении добра и зла в homosapiens.

Неужели люди по сути своей всего лишь"безволосые обезьяны", и насилие вплетено в структуру человеческого мозга Какнам объяснить тот аспект человеческого поведения, который психоаналитик ЭрихФромм (Erich Fromm 1973) назвал "пагубной агрессивностью" - порочностью иразрушительностью, которым нет равных в царстве животных Как объяснитьбессмысленное кровопролитие в несчетных войнах, массовые убийства эпохиинквизиции, массовое уничтожение евреев фашистами, сталинский ГУЛАГ, резню вЮгославии и Руанде Что и говорить, трудно найти аналог такому поведению в миреживотных!

Текущий глобальный кризис являет нам неслишком воодушевляющий и обнадеживающий образ современного человечества.Постоянно растет насилие - войны, бунты, терроризм, пытки и преступления, - амощь современного оружия достигла апокалиптических масштабов. Миллионы людей повсему миру живут в нищете и голоде или умирают от болезней, которыеизлечиваются легко и без особых затрат, и в то же время миллиарды долларовтратятся на безумие гонки вооружений. Страшный суд вполне может статьреальностью - люди сами придумали не один способ погубить себя как вид, азаодно и всю жизнь на планете. Поскольку же все мы склонны считать homo sapiens венцом природной эволюции,не содержит ли в себе не только человечество, но и сам феномен жизни некийпринципиальный изъян В холотропных состояниях эти вопросы встают с мучительнойтребовательностью и яркостью.

ОТНОСИТЕЛЬНОСТЬ КРИТЕРИЕВ ДОБРА ИЗЛА

Эти прозрения, касающиеся этическихпредметов, а также ответы на различные моральные вопросы обычно приходят, когдапроцесс углубленного самоисследования смещается с одного уровня сознания надругой и мы обретаем доступ к информации, которой прежде не располагали. Нашеэтическое суждение о каждодневных вещах может до некоторой степени меняться,причем довольно резко, и без прозрений, открывающихся с более высоких уровнейсознания, а просто благодаря получению новой информации. Из-за нашейнедальновидности эти кажущиеся благословения могут впоследствии оказатьсясущими бедствиями. Когда мы глубоко вникали в ситуацию, действия, которыераньше выглядели полезными, нередко предстают перед нами в весьма зловещемоблике.

Для примера возьмем изобретение инсектицидаДДТ вскоре после второй мировой войны. Сначала ДДТ очень хвалили какэффективное оружие против болезней, переносимых насекомыми. С целью искорененияжелтой лихорадки и малярии тысячи тонн этого вещества было свалено в болота вразличных странах мира. В то время проект, по близорукости, признали ценным идостойным одобрения. Разработку ДДТ сочли столь позитивным вкладом, что в 1948году его изобретатель Пауль Мюллер был удостоен Нобелевской премии в областифизиологии и медицины. Однако, как оказалось, мечта эпидемиологов обернуласьэкологической катастрофой.

Было обнаружено, что ДДТ не подверженбиологическому распаду и огромные его количества так и остаются в природе.Вдобавок вследствие особого сродства ДДТ с жирами, он стал накапливаться вживых организмах, двигаясь по пищевой цепочке от планктона к мелкой и крупнойрыбе, птицам и млекопитающим. В тканях птиц концентрация ДДТ часто быланастолько высока, что снижала их способность вырабатывать достаточно прочнуюяичную скорлупу и ставила под угрозу жизнь эмбриона. Теперь мы знаем, чтоименно ДДТ привел к исчезновению в некоторых местах пеликанов, бакланов,соколов и орлов. Географически он захватил даже Арктику и Антарктику, будучиобнаружен в жировых тканях пингвинов. ДДТ проник и в молочные железы и молококормящих матерей, и, хотя его много лет назад сняли с производства, недавновыяснилось, что он принадлежит к числу факторов, обусловливающих рак молочнойжелезы.

К проблеме относительности добра и злаобращался в своей пьесе "Дьявол и Господь Бог" Жан-Поль Сартр (Sartre 1960).Главный герой этой пьесы - Гец, порочный и безжалостный военный лидер,совершающий в силу своих необузданных амбиций множество преступлений излодеяний. Однако, воочию увидев ужасы чумы, вспыхнувшей в городе, осажденном изахваченном его войсками, он преисполняется страхом смерти и дает Господу обетстать другим человеком, если Господь спасет ему жизнь. В этот момент чудеснымобразом появляется некий монах и помогает ему уйти из города через потайнойподземный ход. Гец сдерживает свое слово - отныне жизнь его неуклоннонаправлена к добру. Но, оказывается, эта новая жизнь приносит еще больше зла,чем былые жестокие битвы. Эта пьеса, безусловно, была сартровским комментариемк истории христианства, которая являет собой ярчайший пример того, какбезжалостное насаждение проповеди любви может привести к злодеяниям и статьпричиной огромных страданий.

В моральных кодексах различных культурпроблема этики трактовалась по-разному. Например, одни общества подчеркиваютценность человеческого тела и даже считают его священным, тогда как другиеубеждены, что все связанное с телом и его физиологическими функциями априорнопорочно и несет в себе зло. Одни культуры не придают значения наготе и полагаютее естественной, другие же требуют, чтобы женщины полностью закрывали свое телои частично лицо. У одних народов прелюбодеяние каралось смертью, а вот подревнему эскимосскому обычаю хозяин дома по долгу гостеприимства предлагал своюжену всякому гостю-мужчине. И полигамия, и полиандрия практиковались в историиразличных культур как социально приемлемые альтернативы. В одном из племенНовой Каледонии убивали близнецов, если один был мужского пола, а другойженского, ибо считалось, что они совершили кровосмешение уже в чреве. Впротивоположность этому в Древнем Египте и в Перу закон требовал, чтобы всемьях правителей братья женились на сестрах.

В Японии самоубийство часто не толькорекомендовалось, но в определенных ситуациях, дабы избежать позора, практическитребовалось. В Китае и в других местах, когда умирал правитель, его жен и слугубивали и хоронили вместе с ним. Согласно индийскому обычаю сати, вдоваследовала за покойным мужем на погребальный костер. Обычай сати, а такжеумерщвление младенцев женского пола практиковались в Индии еще долгое времяпосле того, как англичане в XVIII веке наложили на это запрет. Ритуальныечеловеческие жертвы имели место у многих народов, и каннибализм был принят втаких развитых культурах, как ацтеки и маори. Таким образом, с межкультурной итрансперсональной позиции жесткое соблюдение обычаев и правил, продиктованныхразличными психобиологическими и социальными аспектами, можно рассматривать какпреднамеренный эксперимент космического сознания, в котором систематическиисследуются все возможные эмпирические варианты.

ЗЛО КАК НЕОТЪЕМЛЕМАЯ ЧАСТЬТВОРЕНИЯ

Одна из самых трудных этических проблем,которые предстают перед нами в холотропных состояниях сознания, - необходимостьпримириться с тем, что агрессия неразрывно вплетена в природный порядок и чтовыживание одних форм жизни возможно только ценой гибели других. Голландскиймикробиолог и изобретатель микроскопа Антони ван Левенгук так выразил этумысль: "Одна жизнь существует за счет другой, это жестоко, но такова воляБожия". Английский поэт Альфред Теннисон говорил о природе, что ее "зубы икогти обагрены кровью". Джордж Уильяме (Williams, 1966), размышляя одарвиновском мировоззрении, высказался еще резче: "Мать-Природа - злая стараяведьма", а маркиз де Сад, давший свое имя садизму, охотно ссылался нажестокость природы, оправдывая собственное поведение.

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 36 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.