WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 45 | 46 || 48 | 49 |   ...   | 58 |

Эскейпизм(отстранение, уход от социальной реальности в свои экстравагантные миры)характерен для личностей, отрицающих и доминирующие цели, и предписанныеобществом средства их достижения. Это как бы квазиадаптация, модель«параллельного существования», признание собственной чужеродности иневозможности противостоять сложившимся в обществе стереотипам.

И, наконец, бунт, мятеж является такой формойотклоняющегося поведения, которая направлена на активное противостояние иопровержение норм общественной организации, когда общепризнанные цели исредства воспринимаются личностью весьма амбивалентно (двойственно,неоднозначно, превратно).

Таким образом, личность в макросоциологии– это социальный тип,отвечающий данной культуре и адаптирующийся в ней.

Р. Дарендорф, один из мощнейшихпредставителей конфликтологического направления в современной социологии,используя термин Аристотеля homo politicus (человек, участвующий в общественнойжизни, в управлении, –в отличие от животного или раба), разработал свою современную типологиюличностей.

Подчеркивая, что личность есть продуктразвития культуры, социальных условий, он пользуется термином homosociologicus, выделяя его типические виды:

• homo faber– в традиционномобществе «человек трудящийся»: крестьянин, воин, политик – личность, несущая бремя(наделенная важной общественной функцией);

• homoconsumer – современныйпотребитель, личность, сформированная массовым обществом;

• homouniversalis – человек,способный заниматься разными видами деятельности, в концепции К. Маркса– меняющийвсевозможные занятия;

• homosoveticus – человек,зависящий от государства.

Д. Рисмен, социолог из США, основываясь наспецифике капитализма, разработал в 60-е гг. концепцию «одномерного человека».Под влиянием пропаганды, впитывая информационные социальные стереотипы, человекформирует упрощенные схемы черно-белого видения проблем (в России это,например, «простые люди» и «новые русские», «коммунисты» и «демократы»).Современное общество делает людей как бы одномерными, воспринимающимипроисходящее в плоскости примитивных альтернатив и противостояний, т.е.личностями с упрощенным социальным восприятием и грубым аппаратоминтерпретации. Справедливости ради, надо сказать, что это свойственно многимобществам.

Такие исследователи, как Т. Адорно, К. Хорнии другие неомарксисты и неофрейдисты, в своих работах обосновали парадоксальныйвывод: «нормальная» личность современного общества – это невротик. Давно распалисьсистемы общностей, где были общепринятые устойчивые ценности, и сейчас каждаясоциальная роль человека заставляет его «играть» в новой системе ценностей,предпочтений и стереотипов (выходя из дома, попадая в транспорт, на работу,забегая в клуб, в кафе, путешествуя по магазинам, все время менять амплуа исоциальные «маски»). При этом его Super Ego (сверх-Я, нормативная структураличности, совесть, мораль, значимая традиция, представления о должном)становится как бы «размазанным», неопределенно-множественным,плюралистичным.

И.С. Кон, М. Кон и многие другиеисследователи уверяют, что современный человек отвергает любую роль. Онстановится «актером», который способен к постоянным социальным перевоплощениями играет множество ролей, не принимая их всерьез. Несчастен тот, кто вживаетсяв роль; он становится невротиком, ибо не может соответствовать меняющимсятребованиям, выдвигаемым разнообразным окружением множества общностей, вкоторые он структурно и культурно вписан.

Будучи даже очень хорошим руководителем,нельзя оставаться директором и дома, поскольку близкие любят и ценят данногоконкретного человека, возможно, совсем не за качество и эффективностьуправления; и наоборот: являясь в семье любимым избалованным ребенком, вряд листоит капризничать или ожидать восторженной привязанности к себе в кругу друзейи коллег. Иными словами, современная жизнь разнообразна, люди вращаются вразных «кругах», где действуют специальные, «правила», поэтому и следуетвнимательно оглядываться по сторонам и успевать менять передник на декольте,смокинг на джемпер, почтительность на распорядительность.

Итак, смена общностей, как смена культурныхдекораций, должна заставлять личность менять ролевые маски, дабы сохранятьсоответствие ситуации и тем нормативным, символическим требованиям, которыепредъявляются к человеку как к персоне социального театра. (Как тут невспомнить гениального У. Шекспира: «Весь мир – театр» – и не задуматься о преимуществахискусства перед наукой в вопросах социального постижения!)

В целом же можно сделать вывод:макросоциология определяет личность черезкультуру (общество).

Микросоциологические концепцииличности

В противоположность макросоциологическомувзгляду «сверху вниз» микросоциология рассматривает проблематику личностинепосредственно в поле межличностного взаимодействия. Поэтому и процесс«очеловечивания» (социализации), и процедуры «встраивания» личности вразнообразные общности и структуры здесь рассматриваются преимущественно черезпризму ролевых концепций.

Этот теоретический подход почтиодновременно родился в исследованиях психолога Г. Мида («Роль, я и общество»,1934) и социолога Р. Линтона («Исследование человека», 1936), о чем с интересомразмышляет И. Кон в своей книге «Социология личности». Почему эти независимыеисследователи пришли к сходным выводам

Когда люди жили в более простых обществах,им не казалось, что они исполняют какую-то роль. Репертуар их «социальноготеатра» (обусловленный функциональной структурой общества) был ограничен, и потрадиции роли (занятия) и амплуа (позиции) наследовались из поколения впоколение. Поэтому личина (ролевая маска) срасталась с личностью (социальнымЯ), что не приносило какого-то дискомфорта – в рамках отведенной роли человекмог оставаться «самим собой».

В современном обществе с его высокойсоциальной мобильностью существенно возросли возможности сменить амплуа и сталопросто необходимо менять роли. Актеры по несколько раз за день вынужденыперебегать с большой сцены на малую и к тому же «подрабатывать» сразу внескольких «театрах». Тут немудрено запутаться (и получить социальный невроз),но и соблазнов становится больше: человек сравнивает разные возможности,оценивает правила игры и различные «школы», сложившиеся в конкретныхсубкультурах (общностях и организациях), прикидывает свои шансы стать«примадонной» или «героем-любовником». Одновременно он чувствует, что выполняетв основном роли, навязанные ему извне – социальной структурой, системойожиданий, институциональными нормами.

Возможно, он талантлив. Но он – в этом Театре, которыйсохраняется благодаря традиции и динамическому балансу межличностных отношенийв завуалированной кратической (властной) структуре.

Г. Мид рассматривает, роли как системупредписаний в зависимости от статуса, поскольку социальные функции личностиразличаются или по горизонтали, или по иерархии (сын – отец – сосед).

Статус – это положение человека вконтексте социальных отношений, связей. Он может быть временным или устойчивым,постоянным.

Р. Линтон рассматривает ролевой конфликт,связанный с маргинальным статусом личности. В микросоциологии считается, чточеловек не может совместить роли, а играет «то за того, то за другого» (мастерс рабочими –администратор, а с администрацией – рабочий).

Линтона не интересует, как человек осваиваетроль и как к ней относится. Мида, напротив, волнует именно механизм освоенияроли. Он вводит понятие ожидаемого поведения, разделяя «я»: как Я и как «меня»(хотят видеть другие),

Таким образом, он выявляет конфликт, ибо яведу себя как Я или как «меня», оба состояния наличествуют. Чем более взрослымстановится человек, тем меньше в нем «я» как «меня» и больше «я» как Я инаоборот. Инфантильность (неразвитость) личности проявляется вкомплементарности поведения, которое постоянно подстраивается под системуналичных ожиданий.

Современный популярный психолог Э. Эриксонхорошо описал это состояние «Я–меня». Он отмечает новую деталь: значимый, авторитетный «другой»очень важен для развития личностного ролевого поведения. Вот почему молодежныекумиры – факт нетолько культурной жизни, но и социальный символ, иногда оказывающий влияние нацелое поколение.

Идентификацию с ролью или отстранение от нееизучали великие режиссеры, создавшие свои школы «игры»: К. Станиславский, Б.Брехт и др.

Э. Берн в знаменитомсоциально-психологическом бестселлере «Игры, в которые играют люди. Люди,которые играют в игры» подробно рассмотрел, как люди воспринимают роли,идентифицируются с ними и как они строят свою судьбу в зависимости от избраннойроли. Один приспосабливает, строит свою судьбу сам (я – герой, я – пророк), другой приспосабливается(амебовидная личность).

Поскольку микросоциология «захвачена»изучением механизмов социализации как процессов освоения социальных функций иролей, она постоянно впитывает информацию в этой области, в том числе изсоциальной антропологии и психологии.

Такие известные исследователи, как М. Мид иЧ.Х. Кули, исследовавшие малые традиционные культуры и первичные социальныегруппы, выделяют три стадии социализации как процесса освоенияролей:

1) имитация – механическое повторениенаблюдаемых действий;

2) игра – переход из роли в роль,отстранение от сыгранной роли;

3) групповое членство – освоение своей роли, но глазамигруппы, когда работает «меня» как механизм осознания ролевого соответствияигрока как бы извне.

Иногда взрослый человек «застревает» накакой-либо стадии, не умеет отрешиться от роли или посмотреть на свою игру состороны.

3. Фрейд рассматривал личностный конфликт какборьбу внутренних потребностей человека и возможностей осуществить их всоциально приемлемой форме. Он изучал процесс реализации инстинктов, отмечая,что какова модель согласования инстинкта и воли, такова и личность.

Швейцарский психолог Ж. Пиаже сформулировалконцепцию когнитивного (умственного) развития как цепь последовательных стадийсоциализации личности:

1) до 2 лет – сенсомоторная – вещь есть, пока ребенок ее видитили чувствует;

2) 2–7 лет– преоперациональная – ребенок научается различать вещьи символ вещи;

3) 7–11 лет – конкретно-операциональная– мысленноеоперирование понятиями, развитие воображения;

4) после 12 лет – формально-операциональная– происходитформирование абстрактных понятий (добра и зла и т.п.).

В реальном микросоциологическом исследованиичасто заимствуются именно психологические концепции. Социолог неудовлетворяется тем, что человек выполняет роль, он изучает, как человекприспосабливается к роли, как осваивает ее. Макросоциология личности не даетответа на подобный вопрос. Чтобы заполнить этот пробел, микросоциологиобращаются к психологическим теориям, используют тесты исоциально-психологические интерпретации.

Так, дифференциально-психологические теориии психостатистика (родоначальник направления Г. Олпорт) позволяют на основеизучения множества индивидуальных параметров, находить общее и даже социальнотипическое: установки (жизненные принципы), архетипы (врожденные типическиечерты), темпераменты (неизгладимые характеристики «реактивности»),интроэкстроверсию (замкнутость и общительность человека). Постепенно работа стысячами параметров и объединение их в более общие «гнезда» привела к созданиюнаборов тестов для выявления психо- и социотипов личности.

В этом русле возникла новая система знаний– соционика ипоявились более строгие способы формализации в изучении установок и поведениялюдей.

Каузально-генетический подход в психологиипомог социологам найти объяснительную модель жизненной мотивации личности. А.Маслоу сформулировал иерархически-ступенчатое представление опотребностях:

1) витальные (жизнеподдерживающие: в дыхании,питье, пище, тепле и т.п.);

2) в принятии (стремление получить признаниеи оценку в группе);

3) в понимании и любви (необходимость найтисвое alter-ego, быть любимым, понимать другого, как себя);

4) в саморазвитии, самосовершенствовании ивлиянии на других.

Изучая поведение и судьбы преуспевающих людей(А. Энштейна, Д. Рузвельта, Д. Карнеги и др.), исследователь сделал вывод отом, что преуспевающие достигают четвертого уровня. Когда потребностиопределенного уровня удовлетворены, они «отпадают» (перестают быть актуальнымии направлять активность человека) и мотивируется переход на следующий уровеньпотребностей. Эта схема поступательного перехода к потребностям более высокогоуровня правдоподобно объясняет поведение, хотя ее можно и критиковать. Однако вней отражен приоритет социальных мотивов над природными, что подтверждаетсямногими другими исследованиями.

Потребностно-мотивационные теории личности(основоположник К. Левин) объясняют избирательность притяжения элементов средыв зависимости от потребностей личности и ее мотиваций, средств удовлетворенияпотребностей через социальные установки – аттитюды. Эта теория наиболееблизка к социологическому пониманию личности, поскольку рассматривает ее какзаряженную частицу, вступающую в сложное избирательное взаимодействие сдругими. Она отвечает на вопрос, почему люди придумывают роли и как получается,что социальные игры разных людей оказываются довольно типичны.

Новелла о формировании личности. В многообразной литературе, посвященной вопросам формированияличности человека и ее развития, можно встретить различные подходы. Однако онизачастую не дают конкретного анализа всех процессов формирования целостнойличности, который в совокупности и единстве составляет соответствующий механизмформирования индивидуума. Необходимость анализа данного механизмаобусловливается не просто теоретическими изысканиями, хотя и они нужны, аявляется практической задачей нашего времени.

Pages:     | 1 |   ...   | 45 | 46 || 48 | 49 |   ...   | 58 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.