WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 58 |

Когда мы говорим о системе общественныхинститутов, то представляем социальное строение как комплекс взаимосвязанныхфункциональных сфер, в котором большие группы людей подразделены на коллективы,выполняющие важные для развития общества задачи. Своей деятельностью онипостоянно культивируют (взращивают, восстанавливают, подпитывают, поддерживают,развивают) ткань общественных отношений, характер социальной организации,возможности воспроизводства.

Для того чтобы возник и развился такойструктурный элемент общества, как социальный институт, нужны особыеусловия:

1) в обществе должна возникнуть ираспространиться некая потребность, которая, будучи осознанной многими членамиобщества (как общесоциальная, или социумная), становится главной предпосылкойстановления нового института;

2) должны быть в наличии операциональныесредства удовлетворения этой потребности, т.е. сложившаяся система необходимыхдля общества функций, действий, операций, частных целей, реализующих новуюпотребность;

3) чтобы институт мог реально выполнять своюмиссию, он наделяется необходимыми ресурсами (материальными, финансовыми,трудовыми, организационными), которые общество должно стабильнопополнять;

4) для обеспечения самовоспроизводстваинститута необходима и особая культурная среда, т.е. должна сформироватьсяприсущая только ему субкультура (особая система знаков, действий, правилповедения, которые отличают людей, принадлежащих этому институту).

В каждом социальном институте есть своясистема ценностей и нормативной регуляции, которая определяет, для чего онсуществует, что там достойно и недостойно, как действовать в этой конкретнойсистеме отношений. Например, на переговорах следует вести себя чопорно, а накарнавале –раскованно.

Поскольку институты – это взаимосвязанные системыупорядоченных социальных связей, благодаря которым поведение каждого отдельногочлена общества становится достаточно предсказуемым по своим ориентациям иформам проявления, социологи рассматривают институциональную структуру обществас особой тщательностью, представляя ее как своеобразный многомерный лабиринт,где действия и перемещения социальных субъектов осуществляются только согласно определенным правиламролевого соответствия.

В этой запутанной системе организованныхсоциальных пространств люди сталкиваются с определенными предписаниями и,образно говоря, им трудно «подниматься по лестнице в роликовых коньках» или«танцевать вальсы в триконях» (шипованных альпинистских ботинках). Инымисловами, несмотря на желающих обращаться с женами и детьми, как с младшими повоинскому званию или заводить романы с начальниками по службе,институциональные правила (т.е. обычаи современной семьи или служебнойиерархии) могут существенно препятствовать развитию подобной практики инаправлять конкретное поведение в обычное (привычное, должное, общепринятое)русло.

Однако примеры семейного авторитаризма илислужебных романов (а также практика бюрократизма, коррупции, наркопотребления,проституции и т.д., и т.п.) доказывают, что институционализация социальныхотношений, обеспечивающих удовлетворение общесоциальных потребностей, непроисходит «по нотам» теории, а полна оригинальных частностей, отклонений,сиюминутной специфики.

С одной стороны, в процессеинституционализации возникают расхождения между интересами всего сообщества (вудовлетворении некой потребности: в потреблении, общении, защите,воспроизводстве и др.) и интересами конкретных функциональных субъектов,реализующих эту потребность для общества (которые могут быть настроены неальтруистично, а весьма меркантильно и «под шум волны», т.е. под видом решенияодних задач, осуществлять несколько другие). Например, в советской системеобразования, которая имела множество разнообразных преимуществ, одним изнедостатков была повышенная идеологизация в содержании гуманитарных курсов,т.е. социальный институт, решающий задачу профессиональной подготовки, на самомделе осуществлял и иную практическую цель – политическойориентации.

С другой стороны, потребность может носитьмассовый характер, но по разным причинам (в основном культурной легитимации) небыть признанной как общественно значимая. В результате развиваются «подпольныеинституты» – непринятые, официально игнорируемые, не наделяемые специальными ресурсами, ноформирующие свою субкультуру, выполняющие определенные функции и стандартныеоперации, находящие пути материального обеспечения своей деятельности.Отношения подобного рода воспроизводятся в скрытой (латентной) социальнойформе. Они долгое время могут быть не признаны ценными (социально значимыми) врамках доминирующего культурного стандарта. Однако на определенных этапахразвития общества, особенно в критические моменты, скрыто живущие отношения«возрождаются» и институционализируются (т.е. признаются обществом, становятсялегальными и легитимными).

Р. Мертон, например, различал явные илатентные функции социальных институтов, которые представляют собой не толькохарактеристики социальной структуры общества, но и индикаторы его общейстабильности.

Явные функции социальныхинститутов записаны в уставах, формально заявлены,приняты сообществом причастных людей, декларированы. Поскольку явные функциивсегда оглашены и в каждом обществе этому сопутствует довольно строгая традицияили процедура (от помазания на царство или президентской клятвы доконституционных записей и принятия специальных сводов правил или законов: обобразовании, здравоохранении, прокуратуре, социальном обеспечении и т.п.), ониоказываются более формализованными и подконтрольными обществу. Поэтомунаселение то и дело спрашивает у субъектов современного государства: «А кудаидут наши налоги» и «Почему не выполнены предвыборные обещания» При этом ононикогда не удовлетворяется ответом и продолжает «терпеливо возмущаться»– перевыбирать,бойкотировать, уклоняться.

Латентные функции институтов – те, которые осуществляются насамом деле. Иногда они вполне тождественны заявочным функциям, но обычно междуформальной и реальной деятельностью институтов существует лаг (расхождение,разница), небольшой или же очень глубокий. В последнем случае социологи говорято потенциальной нестабильности общества, в котором формальная и реальнаяструктуры существенно различаются.

Возникающий двойной социальный стандартотношений, поведения, оценки, способов разрешения противоречий создает условиядля широкой вариативности поведения и конфликта «долженствовании»:законодательных и жизненных. Россияне старой и новой формации в этом планепринадлежат к принципиально сходным социально-поведенческим культурам,поскольку значительная разница между явными и латентными, официальными иреальными функциями социальных институтов обусловливает сходные проблемы вустановлении нормативных стандартов. Однако непредвзятый социологический анализпозволяет предположить, что в аналогичной ситуации становление «правовогогосударства» и развитие соответствующего типа «правосознания» маловероятны, таккак не отвечают амбивалентной (неопределенной, многозначной) структуре функцийсоциальных институтов.

Состояние институтов является индикатором(значимым показателем) социальной стабильности всей общественной системы:общество стабильно тогда, когда функции институтов понятны, очевидны, неизменны(табл. 6).

В обществах переходного типа, которыепретерпевают системный кризис (изменяются их структура и организация),происходит изменение общественных потребностей, что требует изменения структурысоциальных институтов и наделения существующих ранее несвойственными имфункциями. В современном российском обществе прежние потребности как бы меняют«знак» – раньшеинституты реализовывали общественные, коллективные функции защиты, а теперь отних требуют защиты интересов индивида (отсюда результирует относительно болеевысокая состоятельность церкви). Все это придает дополнительную нестабильностьи амбивалентность (нечеткость, многозначность) институциональнымфункциям.

Исследователи социальных институтов всегдауделяли этим процессам повышенное внимание, поскольку именно нормативные(институциональные) требования делают поведение отдельных людей иорганизованных групп предсказуемым и «предначертанным», соответствующимобщественным ожиданиям. Поэтому загадки всякого рода «институциональныхотклонений» связаны с сущностью проблем социальной структуры и функциональногоустройства общества, и социология должна потрудиться и рассекретить их в первуюочередь. Великий «системщик» Т. Парсонс пишет об этом так:

Для нас социологическая теория есть тотаспект теории социальных систем, который занимается явлениямиинституционализации образцов ценностной ориентации в социальной системе,условиями этой институционализации и изменениями в образцах, условиямиподчинения им и отклонения от какой-либо совокупности таких образцов, а такжемотивационными процессами, поскольку они содержатся во всем этом.*

* ParsonsТ. The Social System. N.Y.: Free Press, 1951. P.552.

Парсонс считал, что ценности, образцыповедения, которые постепенно превращаются в институциональные нормы,направляют не только поведение, но и социальные ориентации людей, а процедураизменения «правил» (какдействовать, чего желать,к чему стремиться) тожепроисходит по определенным правилам развития социальных систем.

Институционализация – это процесс, когда некаяобщественная потребность начинает осознаваться как общесоциальная, а нечастная, и для ее реализации в обществе устанавливаются особые нормы поведения,готовятся кадры, выделяются ресурсы.

Известный социальный исследователь Г. Ленскиопределил ряд ключевых социальных потребностей, которые порождают процессыинституционализации:

1) потребность в коммуникации (язык,образование, связь, транспорт);

2) потребность в производстве продуктов иуслуг;

3) потребность в распределении благ (ипривилегий);

4) потребность в безопасности граждан, защитеих жизни и благополучия;

5) потребность в поддержании системынеравенства (размещении общественных групп по позициям, статусам в зависимостиот разных критериев);

6) потребность в социальном контроле заповедением членов общества (религия, мораль, право, пенитенциарнаясистема).

Современное общество характеризуетсяразрастанием и усложнением системы институтов. С одной стороны, одна и та жебазовая потребность может порождать существование полдюжины специальныхинститутов, с другой стороны, каждый институциональный комплекс, напримерсемья, реализует целую гамму базовых потребностей: и в коммуникации, и впроизводстве услуг, и в распределении благ, в индивидуальной и коллективнойзащите, в поддержании порядка и контроля.

Социальная стратификация имобильность

Социальное неравенство в обществе чаще всегопонимается как стратификация – распределение общественных группв иерархически упорядоченном ранге (по возрастанию или убыванию какого-либопризнака).

Термин «социальная стратификация» ввел внаучный оборот наш бывший соотечественник, а затем известный американскийсоциолог П. Сорокин, который заимствовал это понятие из геологии. Стратификацияобязательно подчеркивает упорядочение социальных слоев и имеет русскийпонятийный аналог –расслоение по какому-то критерию (богатство, власть, престиж ит.д.).

Теории социального неравенства подразделяютсяна два принципиальных направления: функционалистское и конфликтологическое(марксистское).

Функционализм, втрадициях Э. Дюркгейма, выводит социальное неравенство из разделения труда:механического (природного, половозрастного) и органического (возникающеговследствие обучения и профессиональной специализации).

Поскольку стратификация рассматривается какпродукт разделения труда, функционалисты считают, что социальное неравенствоопределяется в первую очередь значимостью и престижем функций, выполняемых дляобщества.

Если под этим углом зрения проанализироватьстабильные общества современного типа, этот вывод окажется подтвержденным ввысокой степени. Действительно, профессия стала определяющим критериемсоциального расслоения и профессиональный статус отдельного человека илисоциальной группы тесно связан с такими основаниями стратификации, как доходы(собственность), власть (положение в системе управления) и престиж (признаниесоциальной значимости этой работы). Поэтому образование рассматривается какисточник приращения социального капитала личности, возможность получить хорошуюпрофессию, обеспечить более высокий уровень жизни, обрести новыйстатус.

В марксизме основное внимание уделяетсяпроблемам классового неравенства и эксплуатации. Соответствующим образом вконфликтологических теорияхобычно подчеркивается доминирующая роль в системе социального воспроизводствадифференцирующих (подразделяющих общество на группы и слои) отношенийсобственности и власти. Эта логика описания неравенства хорошо применима кдинамичным транзитивным обществам, переживающим революции и реформы, посколькупередел социальной структуры и изменение общих «правил игры» всегда связаны синститутами власти –собственности. От того, кому достается контроль над значимыми общественнымиресурсами и на каких условиях, зависят характер формирования элит и характерперелива социального капитала (принудительный или трастовый, эксплуататорскийили эквивалентный).

В живом, динамичном обществе всегда естьвнутреннее движение, поскольку отдельные люди и образуемые ими общности, какправило, стремятся занять более высокое социальное положение. Это внутреннеедвижение, изменяющее индивидуальные или статусные (априорные,институциональные) позиции, называют социальной мобильностью.

Социальная мобильность является самостоятельным показателем «прогресса» общества. Первыйпоказатель, как мы уже знаем, – это усложнение социальной системы, ее структуры и организации.Второй – повышениевнутренней мобильности общества, причем не столько реальных социальныхперемещений, сколько стабильных возможностей их осуществить. Иначе говоря, втой мере, в какой развита сеть каналов для социальных перемещений людей иобразования новых социальных групп, мы можем говорить о продвинутости обществак современному состоянию, при котором социум в большей степени поощряетразвитие человека и его индивидуальности.

П. Сорокин, один из крупнейших теоретиковсоциальной стратификации, отмечал, что там, где есть мощная вертикальнаямобильность, есть жизнь и движение. Затухание мобильности порождаетзастой.

Он же различил вертикальную (возвышающуюся ипадающую) мобильность, связанную с переходом из одного слоя в другой, игоризонтальную, при которой перемещения происходят внутри одного слоя, а статуси престиж позиции не меняются.

Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 58 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.