WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 28 |

Таким образом, у всех пациентов причины фобий былинеосознаваемы. При исследовании психопатологии обыденной жизни и анализебессознательного у всех пациентов выявлены те или иные сексуальные нарушения,вытесненные из сознания пациента и при предъявлении ему воспринимаемые какнорма половых отношений.

Причинами сексуальных нарушений являлись: сформированнаяеще в детстве заниженная оценка значимости половых отношений; полоролевыенарушения у родителей пациентов; эдипаль-ные конфликты.

Наши выводы соответствуют психоаналитическим взглядам,согласно которым фобии являются психоневротическим симптомом, служащим длятрансформации и маскировки бессознательного психологического конфликта, воснове которого лежат сексуальные нарушения.

I

ПРАВОВЫЕ ВОПРОСЫ СЕКСОЛОГИИ И СЕКСОПАТОЛОГИИ

ПРАВОВЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ИЗМЕНЕНИЯ ПОЛА ПРИ ТРАНССЕКСУАЛЬНЫХСОСТОЯНИЯХ

А. О. Бухановский, С. В. Простоев(Ростов-на-Дону)

Изменение половой принадлежности граждан влечет за собойцелый ряд правовых последствий, которые находят отражение в различных отрасляхправа — гражданском,семейном, трудовом, праве социального обеспечения.

Половая принадлежность относится к числу основополагающихкритериев, определяющих правовой статус лица. При изменении пола человек какбиологическая единица продолжает существовать, но многие права, обусловленныеполовой принадлежностью, изменяются или утрачиваются, в силу чего и возникаютпроблемы правопреемства. Поскольку положения наследственного илиобязательственного права и нормы о статусе юридических лиц неприменимы, то всфере установления правопреемства обнаруживается пробел в праве. Считаем, чтослучаи правопреемства следует дополнить преемством при изменении половойпринадлежности. Приобретение прав и обязанностей при смене пола являетсяпроизводным, так как просматривается связь между приобретенным правом илиобязанностью и первоначальным правоотношением; односторонним и транслятивным,так как предполагает переход прав и обязанностей к новому субъекту с утратой иху прежнего. Проблемным является вопрос об исполнении возникших до измененияпола обязательств. Поскольку правопреемство является универсальным и основанона законе, при разрешении споров возможно применение п.2 ст. 19 ГК РФ, в силукоторого перемена гражданином имени не является основанием для прекращения илиизменения его прав и обязанностей, приобретенных под прежнимименем.

Последствия в сфере семейного права будут различными,поскольку сущность семьи определяется, исходя из социологического июридического понимания. При кровном родстве связь между родственникамисохраняется, но изменяется ее качество. В биологическом смысле дети, внукиостаются детьми и внуками, происходит лишь смена социальных ролей (отношениябрат—сестра,сын—дочь). Лицо,которое является родителем ребенка, со сменой пола теряет статус отца илиматери, не приобретая при этом противоположного статуса, однако следуетрассматривать его как биологического родителя, поэтому сохраняются все права иобязанности по воспитанию и содержанию детей. А изменение пола

одним из супругов должно стать основанием для прекращениябрачных отношений. Решение вопросов о возможности возложения юридическихобязанностей, обусловленных половой принадлежностью, и применение юридическойответственности ждут своего разрешения.

К ВОПРОСУ О ЗАКОНОДАТЕЛЬНОМ РЕГУЛИРОВАНИИ ИЗМЕНЕНИЯ ПОЛАПРИ ТРАНССЕКСУАЛЬНЫХ СОСТОЯНИЯХ

А. О. Бухановский, С. В. Простова(Ростов-на-Дону)

Сравнительно-правовой анализ законодательства зарубежныхстран дает основания говорить о том, что медицинская общественность и юристызаинтересованы в надлежащем правовом регулировании. Необходимостьзаконодательного регулирования очевидна. Возросшее число обращений вЕвропейский суд по правам человека за защитой нарушенных прав, а также рядрешений в пользу транссексуалов свидетельствуют о том, что права гражданнарушаются даже в тех странах, где существует специальное законодательство. ВРоссии принцип системности медицинского законодательства не выдерживается,имеются лишь фрагментарные нормы, касающиеся изменения биологического пола,имени и паспортных данных. В ряде стран, где отсутствует специальноезаконодательство, предусмотрен административный порядок (Австралия, Австрия).Своеобразием такой формы является, согласно закону об изменении(переназначении) пола Австралии 1988 г., выдача «свидетельства признания», наосновании которого идентифицируется лицо, прошедшее процедуру переназначенияпола. В Германии, где наряду с медицинскими стандартами более 20 лет действуетзакон об изменении имени и установлении половой принадлежности в особыхслучаях, вопросы изменения пола решаются в судебном порядке. Немецкая модельпредусматривает возможность принятия «малого» судебного решения, на основаниикоторого лицо изменяет имя и выступает в качестве нового субъекта права, и«большое» судебное решение, позволяющее установить факт изменения половойпринадлежности и внести соответствующие записи в регистрационныекниги.

Считаем, что такой порядок является неприемлемым дляРоссии, так как данные нормы расширяют границы правового регулирования,вторгаясь в сферу медицинской деятельности. Также это может стать благоприятнойпочвой для нарушений и злоупот

реблений со стороны лиц, не имеющих намерения изменитьген-дерный статус.

Другая модель (законодательный порядок Франции,Белоруссии) предполагает изменение имени, а соответственно и гражданского пола,еще до осуществления полной половой конверсии. Таким образом, хирургическоевмешательство с целью изменения половой принадлежности становится завершающимэтапом среди многочисленных медицинских мероприятий. Законодательный порядокэтих стран находится в полном соответствии с требованиями международныхстандартов оказания помощи транс -сексуалам, а их опыт может быть использованпри реформировании отечественного законодательства.

АЛКОГОЛЬНОЕ ОПЬЯНЕНИЕ И ИЗНАСИЛОВАНИЯ У ЛИЦ С ПСИХИЧЕСКИМИАНОМАЛИЯМИ

Г. Е. Введенский, Н. А. Исаев (Москва)

Цель исследования', определение различных вариантоврегуляции поведения при совершении насильственных половых актов у лиц спсихическими аномалиями.

Объект: 117 мужчин, совершивших насильственные половыеакты или их попытки в отношении нормативного гетеросексуаль-ного объекта истрадающие психическими аномалиями (психопатии,.^статочные явленияорганического поражения ЦНС, нарушения психического развития).

Методы: психопатологический, сексологический.

Результаты. Выделены два варианта атипичного алкогольногоопьянения —«диссоциированный» и «псевдопарафильный». Для первого характерно чередованиевнешне упорядоченного поведения с периодами хаотического возбуждения с утратойвербального контакта или эпизодами целенаправленной активности без видимогосмысла; преимущественно инструментальный, физический характер агрессии— подавлениесопротивления, особенно сначала; диссоциативный тип амнезии; при чередованииразличных форм сексуального контакта (оральный, анальный), эякуляция происходиттолько или преимущественно во влагалище. Для псевдопара-фильного вариантахарактерными оказались: обмен ролями — чередование агрессивных исексуальных паттернов поведения, симпатии и ненависти к жертве; одевание вещейпотерпевшей или другого человека; прием другой роли — представляетсясотрудником

110

милиции или маньяком; пролонгация и ритуализацияповедения;

использование различных подручных орудий или манипуляции сжертвой; символические сексуальные действия — введение пальцев во влагалище илизадний проход; преимущественно экспрессивный характер агрессии; по мереразворачивания паттерна переход ко все более деперсонифицированным формамсексуального контакта —оральным, анальным, мастурбации на глазах у жертвы;

незавершенность эякуляцией или ее достижение придеперсони-фицированных формах (оральных, анальных).

Заключение', выделенные варианты атипичного алкогольногоопьянения ограничивают возможность осознания фактического характера испособность руководить своими действиями и могут служить критериями примененияст. 22 УК.

К ПРОБЛЕМЕ «ОГРАНИЧЕННОЙ ВМЕНЯЕМОСТИ» У ЛИЦ, СОВЕРШИВШИХПРАВОНАРУШЕНИЯ СЕКСУАЛЬНОГО ХАРАКТЕРА

Н. В. Дворянчиков, Е. Е. Коростелева (Москва)

По статистическим данным, в 1998 г. в целом по России былоосуждено 663 лица, страдающих психическим расстройством, не исключающимвменяемости. Доля преступлений сексуального характера среди них составляет 6,4%(Аргунова Ю.Н., 1998, 1999).

Объектом данного исследования стали 34 испытуемых,совершивших сексуальные правонарушения за период 1997-2002 гг., из которых 24были признаны «ограниченно вменяемыми» (1-я группа), 10 — вменяемыми (2-ягруппа).

Используемые в данном исследованииклинико-психологичес-кие методы позволяют изучать представления о полоролевыхстереотипах и оценивать их участие в процессах самооценивания и регуляцииполоролевого и сексуального поведения (м-ки «МиФ», «Кодирование»).

Результаты исследования

Полоролевая идентичность. У испытуемых первой группыобнаружено достоверно более выраженное расхождение между параметрами«Я-реальное» и «Мужчина должен быть», что может свидетельствовать обограниченности участия «мужского полоролевого стереотипа» в процессесамооценивания (р<0,01).

Обнаружено большее расхождение между идеальной и реальнойсамооценкой по полоролевым качествам, что также может

140

1

I I

отражать трудности участия полоролевой я-концепции врегуляции поведения в ситуациях сексуального взаимодействия(р<0,01).

Представления о полоролевых стереотипах. Для испытуемыхпервой группы характерно представление о «мужчине» как более маскулинном(р<0,05). Однако для них характерно избегание демонстрирования женщинамчерты, свойственной женской роли (р<0,05), что может отражать неуверенностьв собственном поло-ролевом статусе и стремление соответствовать внешнимпроявлениям маскулинного поведения.

Представления о паттернах полоролевого поведения. Посравнению с группой вменяемых испытуемые первой группы в меньшей степенистремятся демонстрировать женщинам и мужчинам поведение в соответствии смужской половой ролью (значительное расхождение между параметрами «женщинысчитают, что я»/«муж-чины считают, что я» и «мужчина должен быть» р<0,05),что может отражать трудности участия полоролевых стереотипов в регуляцииполоролевого поведения.

Таким образом, проведенное сравнение показывает, что уиспытуемых Первой группы выявлено восприятие мужской роли как более формальной,для них обнаружены характерные трудности участия представлений о мужскойполовой роли в регуляции полоролевого поведения, а также в процессахсамооценивания; кроме того, расхождение между реальной и идеальной самооценкойможет отражать трудности участия структур полового самосознания в регуляциисексуального поведения.

ПСИХОСОЦИАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ЖЕРТВ ПОЛОВОГОНАСИЛИЯ

Г. Б.Дерягин, П. И. Сидоров, А. Г. Соловьев(Архангельск)

Целью исследования явилось установление наличияпредпосылок виктимного поведения, личностных и психосоциальных характеристикжертв сексуального насилия. Проведено анонимное сексолого-психологическоеобследование 614 женщин в возрасте 21-28 лет г.Архангельска. Полученные данныеот 65 (10,6%) жертв латентных оконченных изнасилований и 104 (16,9%) жертвлатентных покушений на изнасилование сравнивались с аналогичными данными лиц,не подвергавшихся сексуальным правонарушениям. Установлено, что жертвынасилия:

достоверно чаще и более жестоко наказывались в детстве,особенно жертвы неоднократных изнасилований;

1А1

достоверно раньше начинали и чаще курили, употреблялиспиртные напитки и различные психоактивные вещества, при этом имеется прямаякорреляционная зависимость между количеством потребления спиртных напитков ивиктимным сексуальным поведением;

достоверно раньше начинали и чаще мастурбировали, чащеменяли половых партнеров, имели в несколько раз больший диапазон сексуальнойприемлемости, яркие сексуальные фантазии с агрессивной техникой коитуса,элементами мазохизма и плюрализма;

более 40% перенесли сексуально передаваемыеинфекции;

имели достоверно повышенные уровни импульсивности, тре^вожности и индивидуалистичное™, более сильный и подвижный тип нервнойсистемы;

почти все характеризовались обязательным наличием«отклоненных» сексуальных потребностей, более трети осознавали своюбисексуальность;

все неоднократно подвергавшиеся сексуальному насилию имеливыраженные мазохистские наклонности;

более 50% проявляли активное сексуально провоцирующееповедение, прямо или косвенно подстрекающее потенциальногонасильника.

Применение факторного анализа позволило выявить структуруглавных признаков формирования психосексуального поведения в группах жертвполового насилия, обладателей «отклоненного» сексуального поведения и «условнонормальных» женщин.

Таким образом, большинство жертв, особенно — покушений на изнасилование, имелиаутоагрессивную зависимость от своих «отклоненных» сексуальных потребностей,т.е. находились в пато-сексуальном состоянии с четкими внешними проявлениями,которые можно использовать как маркеры. При этом аутоагрессив-ная сексуальнаязависимость являлась первичной, а зависимость от алкоголя, наркотиков, табака— вторичной,наслоившейся.

ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ФАКТОРОВ ПРЕДРАСПОЛОЖЕННОСТИ КСОВЕРШЕНИЮ СЕКСУАЛЬНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЙ У БОЛЬНЫХ С ОРГАНИЧЕСКИМИ ПСИХИЧЕСКИМИРАССТРОЙСТВАМИ (ОПР)

А. В. Киренская-Берус (Москва)

Среди лиц, совершивших акты насилия, в том числесексуального характера, постоянно отмечается высокий процент больных сорганическими психическими расстройствами (ОПР). При этом диагноз парафилииподтверждается не более чем у 40% лиц, совершивших сексуальные правонарушения(Ткаченко, Введенский, 1997). Патобиологические механизмы асоциальногосексуального поведения, не связанного с патологией сексуального влечения,остаются малоизученными. Целью настоящего исследования явилось изучениенейрофизиологических и психологических факторов асоциального сексуальногоповедения.

Исследования проведены с участием 20 мужчин с диагнозомОПР без патологии сексуального влечения, совершивших сексуальныеправонарушения. В группу сравнения вошли 19 психически здоровыхмужчин-добровольцев. ЭЭГ регистрировали от 16 стандартных отведений,монополярно. Психометрическое тестирование было направлено на оценку базовыхчерт личности и свойств темперамента. Анализировали характеристики спектра ЭЭГв состояниях спокойного бодрствования с закрытыми и открытыми глазами, средниезначения шкал опросников и коэффициенты корреляции между психометрическимишкалами и параметрами спектра ЭЭГ.

В группе больных при сравнении с нормой выявлены следующиестатистически значимые изменения ЭЭГ:

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 28 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.