WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 14 |

По проблеме материального и духовного существует обширная философская литература, которая с разных мировоззренческих и когнитивных позиций разбирает их тождество и различие. В нашу задачу не входит их теоретический разбор, поскольку данное исследование в методологическом плане ограничивается социально-философским подходом, а в тематическом отношении ограничивается анализом идеи согласованности и несогласованности.

В философской литературе существует большая ясность в понимании материального, чем в понимании духовного, хотя оно истолковывается весьма различно монистическими и дуалистическими учениями. Особенно в материалистических системах, где духовное большей частью интерпретируется через категории отражения, сознания, а также идеального, опять-таки понимаемого в когнитивном аспекте. «Идеальное, — утверждал К.Маркс, — не что иное, как материальное, пересаженное в человеческую голову и преобразованное в ней!»[99]. В марксистской философии не только идеальное, но и духовное понимается как синоним сознания[100].

В других, преимущественно идеалистических философских учениях идеальное рассматривается в общей проблематике духовного. В плане нашего исследования важно учесть наличие по крайней мере двух направлений взаимодействия материального и духовного. Одно направление связано с изучением соотнесенности телесного и духовного. Другое направление выходит на проблемы взаимодействия материальных и духовных закономерностей, потребностей, интересов, ценностей и запросов преимущественно в социальном плане. Разумеется, эти два направления не существуют в изолированном виде, они взаимодействуют между собой, интегрируясь в общую проблему объективного и субъективного, стихийного и организованного.

Материальное, как известно, в переводе с древнегреческого языка означает «вещественное». Оно, следовательно, понимается и как вещь сама по себе, материя, объективная реальность, включая и нас самих, людей как природных существ, связи и отношения, присущие материальному миру, в котором особое место занимает и мир общественных явлений: объективные законы общественного бытия, материально-производственные отношения, образующие экономический базис общества, над которым возвышается политическая, правовая надстройка и изменяющиеся формы общественной психологии и идеологии.

В структуре социально-материального немалое место занимает предметное богатство общества в формах производительных сил, капиталов, предметов и продуктов труда, искусственно созданной природы, техносферы и социальной инфраструктуры, также, как и наличные средства биологического и социального существования человека, образующие материальный достаток, или материальные блага, каждодневно производимые и каждодневно употребляемые людьми.

Содержание же понятия «дух, духовное» вытекает из философского осмысления всего нематериального, присущего как отдельному человеку, так и людским ассоциациям, народам и в целом человечеству. В философской литературе существует множество истолкований духовного. Преобладает его отождествление с разумом, а разум понимается как совершенное сознание и самосознание. Между тем, как нам представляется, дух объемлет более широкий круг внутренних состояний человека, чем разум или сознание. Он включает как разум, так и эмоции, сознательные и подсознательные структуры человеческой психики, внутренние чувства, переживания и самооценку, совесть, веру, мотивации воли и многое другое, внешние чувства.

Дух выявляет такие свойства человека, как активность, мужество, отвагу, решительность, храбрость, бесстрашие и им подобные. Если идеальное представить как чувственно-рациональный, мысленный образ материального, объективного бытия, то духовное, имея связь с идеальным, возвышается над ним настолько, что становится силой, творящей материальное, изменяющее и преобразующее его применительно к человеческим жизненным целям. Дух преодолевает в человеке грань материального, телесного, выступает «царём человека».

Немецким философам Ф.Шиллеру и Г.В.Ф.Гегелю принадлежит идея о том, что согласование естественной природы и духовной природы человека заложено в его биологии в виде источника или тенденции, а актуальное согласование их является прерогативой самого человека, его самостоятельных сознательных волевых усилий. «На человека, — утверждал Ф.Шиллер, — возложена обязанность установить внутреннее согласие между обеими его природами, быть всегда гармоническим целым и действовать во всей полнозвучности своего человеческого существа»[101]. Внутреннее согласие их тем полнее, чем больше «красота личности», которая есть «наиболее зрелый плод его человеческого происхождения». Оно достигается, если будет найдено согласие между нравственным чувством и эстетическим идеалом человека. «С какою строгостью разум беспрекословно требует выражения нравственности, с такою же неукоснительностью глаз требует красоты»[102]. Развивая сходную мысль о роли согласия в родовой сущности человека, раздвоенной на природное и духовное, Гегель объяснял: «С одной стороны, человек — природное существо»[103]. È как таковое существо человек ведёт себя сообразно своим инстинктам, то есть по «своему произволу и случаю». Иначе говоря, человек ведет себя непостоянно. Живя по своим инстинктам и чувствам, человек обретает природу «субъективного существа»[104]. Однако та же природа породила человека как существо, которое не может существовать без разума, духа, сознания, предполагающих целеполагающую жизнедеятельность и активность, не укладывающиеся в понятие «животное». Как утверждает Гегель, развивая свою идею о сущности человека, «с другой стороны, человек существо духовное и разумное». Дух, разум определяют ему иную судьбу, иной образ жизни и опыт. «Взятый с этой стороны, человек не бывает от природы тем, чем он должен быть»[105]. Животное не нуждается в знаниях, разуме, образовании, науке, искусстве, идеях и убеждениях. Все прочие животные (за исключением человека) суть сугубо природные существа.

Вместе с тем, если та же естественная природа создаёт единственно человеку предпосылки стать «духовным и разумным существом», то становление таковым должно стать делом самого человека. Человеческое существо становится человеком, если он, развивая заложенный в виде природной потенции дух и разум, будет творить самого себя. Так перед формирующимся человеком всегда встаёт дилемма. Или он под воздействием своей целостной природы, своей биосоциальной сущности, будет жить по законам обеих основ своего потенциального бытия и искусственно приобретаемого (социально-духовного), и тогда он станет целостным человеком, или он, поддаваясь физиологическим инстинктам, вырастет то ли односторонне природным существом, будет жить «в произволе и случайности», то ли игнорируя своё природное предназначение, увлечётся одними лишь требованиями духа и разума. В первом из этих случаев — человек будет деградировать, опускаясь на уровень жизни прочих животных, а во втором случае — преждевременно лишится природных физических сил, перестанет существовать в живых.

Перед каждым человеком по мере того, как он осознаёт себя, встаёт реальная практическая задача гармоничного соотнесения в себе природного и разумного, материального и духовного, физического и нравственного.

Разрабатывая философское понимание разумного человека, Гегель определил согласие, согласование как внутренний механизм достижения человеком своей целостности. Недостаточно то согласование человеком в себе «природного существа» и «разумного существа», которое происходит стихийно, под воздействием самих материально-природных сил и потенций; недостаточно и интуитивное согласие между ними, осуществляющееся под воздействием природных и социальных инстинктов, чувств и эмоций; необходимы ещё сознательные, рациональные волевые действия для их гармонического сочетания. «Человек же должен согласовать две свои стороны («природное» и «духовное» — М.А.), привести свою единичность в соответствие со своей разумной стороной, иначе говоря, сделать последнюю господствующей»[106]. Â природе человека заложена и эта предпосылка. Так что «стремление к согласованию внешнего со своими внутренними определениями»[107], реализация «согласования внешнего с внутренним»[108] содержится в природе человека: последний, идя на согласование их, не совершает над собой насилие, он не принуждает себя. Согласование матриального с духовным, материальных интересов с духовными, внешних обстоятельств жизнедеятельности с идеальными побуждениями воспринимается нормально-здоровым человеком как необходимость, в осознании которой он приходит к свободе и реализации свободы. Более того, по Гегелю, согласование материального с духовным, включающее и согласование духовного с материальным, предоставляет человеку удовольствие[109]. Â этом отношении согласие-нужда, согласие-потребность, преодолевая свою единичность, обретает форму согласия-удовольствия.

Проблемой согласования внешнего с внутренним, объективного с субъективным, предметной действительности с миром духа и разума занимались и другие философы XIX-го и особенно XX века. Решая её, русский философ С.Л.Франк высказался в том смысле, что природное и социальное, материальное и духовное не рядоположенные или параллельные «природы». У человека природа едина в своей целостности, и она состоит в снятии естественного социальным и духовным. Он возражает натуралистам, «рассуждения которых о «естественном состоянии» человека, о природной детерминации его «образа жизни» разбиваются о тот основополагающий факт, что своеобразие человеческой природы заключается именно в преодолении и преображении его природы. «Человек естьсущество самопреодолевающее, преобразующее себя самого — таково самое точное определение человека, усматривающее своеобразный признак, которым человекотделяется от всех других существ на свете... Только духовное начало в нём, принципиально отличное от всех эмпирических качеств (в том числе и интеллектуально-психических) и выходящее за пределы его эмпирической природы вообще есть нечто присущее одному человеку и определяющее его подлинное своеобразие[110].

Дух, душа, разум и множество других однопорядковых с ними, но различных явлений занимают базисное место в структуре духовного начала, которое заложено в человеке, находится в живой связи с внешним, физическим, материальным началом. В истории философии этот ряд категорий, характеризующих внутреннее бытие человека, преимущественно разрабатывался в различных идеалистических учениях, равно как и в религии, в то время как в материалистических учениях они сводились к проявлениям сознания, самосознания, знаний, отражений или же отвергались как лишённые своего реального предмета, как дань мистике и фидеизму. Между тем дух и сознание, разум и самосознание, ум и знание при всей внешней тождественности качественно различаются по источникам, проявлениям и функциям. Духовное начало, духовная жизнь — весьма широкая область человеческого существования, отличающаяся от осознания человеком мира, но включающая и его в преобразованной форме. Вместе с тем дух, духовное, духовность объемлят столь много субъективных состояний человека, что в философии сложилось множество их истолкований. Традицией стало разграничение рационалистических и иррационалистических структур духа. Первые охватывают идеи, идеалы, убеждения, волю, а вторые — эмоции, совесть, веру, воображение и другие компоненты. Среди множества истолкований духа, который имеет своим партнёром душу, наиболее истинным представляется понимание их А.Гореловым: «Дух и душа означают слитые воедино две стороны одного процесса — неразделимого бытия человека под главенством сердца: дух обозначает разумную, преимущественно мужскую составляющую человека, соединившуюся в сердце с чувством и желанием (а не просто разум сам по себе), а душа — желающую, женскую составляющую человека (а не просто совокупность психических процессов)»[111].

Дух соединяет идеи, идеалы, убеждения, веру с волей, а волю с действием. Он активен и деятелен, и благодаря этому свойству дух, духовное обладает большей самостоятельностью, чем просто мышление. Человек в мышлении, мыслящем сознании стремится к истине и правде, он интуитивно, даже стихийно подчиняется материальным, природным и социальным законам. Как отмечал физик М.Планк, «законы нашего мышления совпадают с закономерностями, имеющими место в процессе получения впечатлений от внешнего мира», поэтому «человек может судить об этих закономерностях при помощи чистого мышления»[112]. В этой изоморфности мышления заложено внутреннее согласие мыслящего сознания с объективной реальностью при всех отлётах мысли конкретных индивидов от действительности. Между тем дух, когда он отлетает от внешней зависимости, обретает форму свободы, трансформируется в «свободный дух», не подчиняется каким-либо стесняющим его зависимостям и обусловленностям. Напротив, он свободно парит над ними, развиваясь из самого себя и заражая собой массовые эмоции и переживания. Отсюда происходит его рассогласование с объективно-материальными основами человеческого бытия.

Понятый таким образом свободный дух может вести к волюнтаризму и тоталитаризму, диктатуре сильной личности в организации общественной и государственной жизни.

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 14 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.