WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 14 |

Сознание единства мужского и женского начал, их согласия и равновесия тогда только становится реальным, когда теоретически уясняется их тождество и различие в их смысле и содержании, как и тогда, когда эти теоретические знания квалифицированно используются в практической деятельности, в общении и поведении. Как мужское начало, так и женское начало, имея в своей основе биологические различия мужчины и женщины, распространяются на многие сферы социальной действительности. Н.Бердяев в работе «Назначение человека», разбирая их согласие и другие формы взаимодействия, обратил внимание прежде всего на производительно-творческую функцию мужчины. Мужчина — творец производительных, экономических и социальных институтов, воин, герой. Женщина же не столько творец, сколько «вдохновительница мужского творчества». Но это не значит, что женщина совершенно лишена творчества, ей присуще особое «творческое начало», но «по преимуществу в сфере излучения любви во всех формах её проявления. «Женской природе свойственно более рождение, чем творчество, и в рождении её специфичность»[47]. Под рождением понимается не только рождение детей в узком биологическом смысле, но и всякая жертвенная отдача своей энергии и материи, начало космическое, в отличие от личного. Следовательно, согласие женского начала с мужским проявляется не в тождестве их функций, а именно в различии, дополнении одного другим.

Вместе с тем согласие мужского и женского начал находится в таком состоянии, которое включает и их разногласие, несовпадение. Ещё Фрейд заметил, что, занимаясь созидательным творчеством, мужчина решает всё более сложные и трудные задачи культуры. То, что мужчина «тратит на достижение культурных целей, он отнимает главным образом от женщины и сексуальной жизни; постоянное общение с мужчинами, его зависимость от отношений с ними отчуждает его даже от обязанностей мужа или отца. Так требованиями культуры женщина оттесняется на второй план и вступает с ней во враждебное отношение»[48]. Так согласие мужчин и женщин в сфере индивидуальной половой любви ослабляется ростом разногласия их в сфере творчества и культуры. Однако же и в сфере любовных и семейных отношений согласие между ними не становится полным, тем более абсолютным. И здесь оно проникнуто разногласием, несогласием, даже сопротивлением. Н.Бердяев обнаружил, что если, с одной стороны, «женщина помогает мужскому творчеству интуицией», то, с другой стороны, она же «мешает мужскому творчеству стихией пола и рода»[49].

Диалектика взаимодействия мужского и женского начал в человеческой жизни носит исторический характер. Периоды роста согласия сменяются периодами его спада. Эрос крайне двойственен и внутренне противоречив. Поэтому он на одних этапах истории поднимает женщину и освобождает её, чтобы расскрылись её жизненные функции, а на других – порабощает и опускает. «В этом сложность роли женщины в человеческом творчестве»[50]. На этапе матриархата женское начало носило ведущий, а мужское начало — ведомый, подчинённый характер. Сила и смысл согласия между ними определялось преимущественно матерью или женой.

В обществах, основанных на господстве частной собственности и конкурентной деятельности, «мужское начало овладело женским и поработило его себе»[51]. Потенциальные возможности женского начала оказались подавленными. В этом причина того, что согласие между мужским и женским началом сменилось подавлением. Сложилась ситуация, в которой возникла вынужденная покорность женщины мужчине: в традиционных обществах, в частности в индийском, женщина настолько привыкла к мужскому господству, что покорность ему вызвала чувство радости. Покорность обозначилась как особая форма согласия, что свидетельствует о богатстве и многообразии способов его формирования в человеческих взаимоотношениях.

В гражданском обществе, где человеческое самосознание вступило в новое, более развитое качество, согласие мужского и женского начала облеклось в новую форму, так же не имеющую аналога в прежней истории. Оно строится на идее равноправности женщины с мужчиной, причём общество, которое держится на мужском творчестве и потому как и прежде является мужским, освобождает женщину от различных форм унижения. «Роль женского начала вновь возрастает»[52], и освобожденная женщина оказывается перед выбором: обретёт ли она мужские черты в своей общественной и профессиональной деятельности, образе жизни, общении и поведении и в этом уподоблении мужскому образу найдёт «дурное» согласие с ним или, напротив, реализуя свою женскую гениальность, отличную от мужской, станет объектом творческого согласия, согласия основанного на равноправных началах, или же началах свободного партнерства и сотрудничества в семье и на общественном поприще. В реальной жизни разнообразие форм согласия между женским и мужским началами имеет временные и пространственные свойства. В одно и то же историческое время в одном региональном обществе вследствие особенностей локальной культуры и цивилизации устанавливаются одни его формы, а в другом обществе — другие. В трудах философов, в частности З.Фрейда, можно отыскать и некоторые другие идеи, которые проливают свет на происхождение и бытование мужского и женского начала в человеческой жизни. Для построения общефилософской теории согласия и они должны быть рассмотрены. Фрейд, в частности, рассматривает любовь как универсальное свойство человека в качестве «одной из основ культуры»[53]. Половая любовь, давая человеку наивысшие переживания удовлетворения, даёт ему, собственно говоря, и идеал счастья. Но половая любовь, как и любовь в других сферах, характеризуется и другим свойством, когда самозабвенно влюбленный человек, будь мужчина или женщина, может быть, не воспринимаем предметом его любви. Такой человек, будучи оттолкнут, или успокаивается, находит в себе силы не подвергать себя терзаниям, или, напротив, «делает себя  независимым от согласия объекта, придавая главную ценность не тому, чтобы быть любимым, а собственной любви»[54]. В конечном счете он отвлекается от сексуальной цели и направляет свою любовь на всех людей, на окружающих, на культуру, народ, государство. Любовь в эротической и любовь в ингибированной форме связывает «воедино множество людей, причем в более интенсивной форме, чем это удаётся достичь интересу трудового содружества». Чувственная, но ещё больше ингибированная любовь выходит за рамки семьи и создаёт новые отношения, где раньше была отчужденность. Среди них Фрейд называет в первую очередь «дружбу», которую называет «явлением, которое приобретает важность с точки зрения культуры»[55].

В контексте теории согласия в суждениях З.Фрейда ценно и то, что чувственная, как и ингибированная, любовь не требует ответа, не требует согласия объекта (предмета) любви, она может распространиться порой и на врага своего. Это тоже специфическая форма согласия, но выражаемая в нетрадиционных терминах. Безответное согласие спонтанно, добровольно, оно доставляет удовольствие его субъекту, и если об этом узнает и его объект, последний может возрадоваться или проявлять равнодушие к нему; если объект любви является прямым врагом, может он и возмутиться таким его поведением. Тем не менее бесконечное многообразие форм взаимодействия мужчин и женщин в их жизненном процессе порождает бесконечное разнообразие преходящих и переливчатых способов их согласий в одних, несогласий и разногласий в других ситуациях. С точки зрения же утверждения в сообществе многостороннего согласия, ограждающего его от конфликтности и разрушительных сил, согласие во взаимоотношениях мужчины и женщины содержит ещё далеко нереализованный потенциал. Будучи основано на любви, которой покорны все мужчины и все женщины, независимо от возраста, национальности, профессии, мировоззрения, религиозной принадлежности, оно имеет самого обширного субъекта и объекта.

В этой связи превращение любви в культ, в предмет поклонения и восхищения, воспитание культуры любви должно, с одной стороны, укреплять единство мужского и женского начал в жизни общества, а с другой стороны, дать любви широкий выход вовне эроса, в общественную жизнь, где предметами любви становятся родственники, земляки, сотоварищи по трудовому содружеству, народ, родина. Причём, как утверждает К.Гиллиган, исследовавшая особенности мужской и женской идентификации, «маскулинность определяется через обособление, в то время, как феминность определяется через единение, мужской половой идентичности угрожает близость, а женской обособление»[56]. Следовательно, природа мужчины жаждет индивидуализации и разногласия, напротив, природа женщины требует интеграции и согласия. В этом процессе мужчина и женщина соперничают между собой. Мужчина выступает как субъект и носитель индивидуализма, а женщина — коллективизма. Иначе говоря, мужчина раздирает общество, давая простор свободе индивидуального развития, а женщина сплачивает общество, давая ему силы единения. Внешне представляется, что мужчины — противники общественного согласия, а женщины — противники общественного разногласия. Между тем парадокс состоит именно в том, что и те и другие одновременно работают на возникновение, сохранение и взаимодействие обеих тенденций — и дифференцированию и интегрированию общества, однако работают различными методами. Согласие, проистекающее от женщин, уравновешивается мужским разногласием, при этом согласие и разногласие настолько взаимопроникаются, что согласие становится разногласным, а разногласие — согласным.

В этой связи пропорциональное представительство мужчин и женщин в сферах государственной власти общественного управления и самоуправления не только повысило бы роль женщины в социальной жизни, но и улучшило бы качество интегрированности общества. Своим естественным свойством тяги к согласию женщина добилась бы гораздо большего, чем при мужском перевесе, согласования интересов различных социальных групп населения. «Восприимчивость к нуждам других и принятие на себя ответственности за заботу заставляют внимать голосам другого в большей степени, чем своему собственному, и включать в свои суждения другую точку зрения»[57], — говорит Гиллиган о женщине. От этого выиграла бы и современная демократия, которая при всех успехах цивилизации является демократией маскулинного типа. Надобно, чтобы она стала всечеловеческой демократией, в одинаковой мере опирающейся и на мужское разъединение, и на женское соединение и согласие.

С точки зрения многостороннего построения теоретической модели человеческого согласия в мире половой любви значительный интерес представляет классификация видов любви, данная К.С.Льюисом в книге «Любовь» и их философская интерпретация. Ирландский философ и писатель выделяет три её вида: «любовь-дар», «любовь-нужду» и «любовь-удовольствие»![58]. «Я разграничил «любовь-нужду» и «любовь-дар», — писал он в самом начале «Введения» к книге. Типичным примером «любви-дара» он назвал «любовь к своим детям человека, который работает ради них, не жалея сил, всё отдаёт им и жить без них не может. Любовь-нужду испытывает испуганный ребёнок, кидающийся к матери»[59]. Любовь-нужду в сфере интимных отношений испытывает и человек (мужчина или женщина), который ищет полового внимания к себе со стороны конкретного индивида противоположного пола. Такой человек не наделен чувством любви-дара, иначе говоря, он сам не стремится одарить любовью того, в чьей любви испытывает нужду. Любовью-даром одержим влюбленный, готовый к любым пожертвованиям ради того, чтобы предоставить удовольствие предмету своей любви, не требуя ответной любви.

Поскольку любовь по родовой сущности человека основана на высшем согласии мужчины и женщины, сходство между видами любви и видами согласия, говоря словами К.С.Льюиса, «видно сразу»[60]. В разнообразных сферах человеческой жизни, как и в любви, различаются согласие-дар, согласие-нужда. Согласие-дар исходит от индивидов, которые одержимы спонтанным самосогласием в том, что они упреждающе решают зависимые от себя практические проблемы других людей, классов, трудовых сообществ, поколений и государств. Они не ждут, пока об их согласии на такие-то действия и поступки к ним обратятся объекты их упреждающего внимания. Согласие-дар снимает возникновение согласия-нужды и в этом смысле включает его в свою сущность и содержание. Согласие-дар в данном контексте может доставить его субъекту (носителю) удовольствие, а может и не доставлять ему заметного, явного удовольствия. Оно альтруистично, хотя может быть разграничено на два: согласие-удовольствие и согласие-корыстолюбие. В последнем случае преследуется определенное эгоистическое намерение: достичь косвенных выгод, благоприятного общественного мнения, определенных уступок в вопросах, которые возникают в другое время и в других обстоятельствах. Так наслаждение, получаемое от согласия-корыстолюбия, равно как и честолюбия, «превращается в нужду именно тогда, когда изменяется к худшему»[61].

В свою очередь согласие-нужду испытывают индивиды, классы, сообщества, которые находятся в неравноправном положении, ограничены в возможностях противоборства и вынуждены обращаться к противной стороне, чтобы заполучить её согласие на осуществление своих жизненнозначимых проблем.

ГЛАВА 3

Согласие-несогласие в механизме
взаимодействия индивидуального
и общественного

Философское понимание согласия требует его изучения в разнообразных явлениях и процессах в исторической эволюции, возникновении, развитии и смене качественно различных форм и состояний. Как духовно-психологический феномен согласие изменяется от одной сферы бытия к другой, оно плюрализуется и актуализируется в социальной жизни, бесконечной по своим проявлениям.

В связи с этим философско-теоретический анализ согласия в разных условиях и ситуациях предполагает введение в исследование новых категорий. Речь идет не только о том, чтобы с их помощью изучить генетические, причинные, структурные и функциональные связи между согласием и несогласием, согласием и разногласием, согласием и противостоянием, но и о том, чтобы охватить изменения в их сущности, содержании и объеме при переходе от одной сферы бытия к другой.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 14 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.