WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 16 |

Теория Беллака является одной из наи­более популярных в настоящее время пси­хологических концептуализации природу и механизма проективного поведения. В ней отчетливо заметна тенденция многих современных обоснований проективного метода — интерпретация проективных фе­номенов и их механизмов в контексте подхода «личность и восприятие». И действи­тельно, для подтверждения своей концеп­ции Беллак не раз обращается к экспери­ментам «Нового взгляда». Важным яв­ляется и используемое им различение содержательного («что») и формального («как») аспектов проективного поведения. Эмпирическим обоснованием реальности сосуществования обоих аспектов поведения служат для Беллака исследования индиви­дуального когнитивного стиля. Таким обра­зом, предлагаемая для обоснования проек­тивного метода концепция апперцептивного искажения представляет собой попытку синтеза отдельных положений психоанали­за с идеями холистической психологии и «Нового взгляда».

Подводя итоги анализу так называемо» проблемы проекции в литературе по проек­тивной технике, заметим, что многочислен­ные концепции и классификации имеют для авторов, как правило, теоретико-методологическое значение. На практике же принято различать два типа проекции соот­ветственно двум классам проективных ме­тодик. Так, в интерпретатнвных тестах проецируется значимое содержание потреб­ностей, конфликтов, установок личности. В тестах на структурирование отражается «скелет» личности; не столько конкретное содержание ее внутреннего мира, сколько, его формальная структура, то, как испытуемый воспринимает себя и свое социальное окружение [37].

Итак, что же представляет собой проек­тивный метод

Думается, что ответ на этот вопрос дать невозможно, если анализировать только формальные характеристики отдельных ме­тодик, поскольку метод предполагает преж­де всего специфическое понимание своего объекта, средством познания которого он выступает. Исходя из этого тезиса, только обращение к теории личности позволяет определить специфику проективного мето­да как одного из способов познания лично­сти.

Ранее было показано, что проективная идеология формировалась под влиянием двух направлений — психоанализа и холи­стической психологии. В рамках каждого из этих направлений проективный метод разрешает особые задачи и использует особый словарь понятий. Так, в психоана­литических теориях, где сущность личности рассматривается как продукт преобразова­ний инстинктивных влечений под воздейст­вием социальных и культурных требований среды, проективный метод ориентирован на выявление именно этих неосознаваемых тенденций и их всевозможных трансформа­ций. Объект проективного метода — глубо­ко конфликтная дезадантированная лич­ность; поэтому такие понятия, как влече­ние, конфликт, защита в их психоаналити­ческом понимании, составляют основу ана­лиза и интерпретации практически любой методики7. Следовательно, проективный метод, используемый в системе психоана­лиза, будет обладать следующими отличи­тельными чертами:

7Имеются в виду классические варианты про­ективных методик.

1) направленностью на диагностику при­чин дезадаптации — бессознательных вле­чений, конфликтов и способов их разреше­ния (механизмов защиты);

2) трактовкой всего поведения, и проек­тивного в частности, как проявления дина­мики бессознательных влечений;

3) предпосылка любого - проективного исследования — неопределенность тесто­вых условий будет интерпретироваться как снятие давления реальности, в отсутствие которого личность проявит не конвенциональные, а якобы внутренне присущие ей способы поведения.

Обратимся теперь к концепции проек­тивного метода в рамках холистической психологии. Ядро личности, по Френку, со­ставляет субъективный мир желаний, мне­ний, идей и т. д. Взаимоотношение лично­сти и ее социального окружения есть процесс структурирования «жизненного про­странства» в целях создания и поддержа­ния «личного мира». Проективный экспери­мент моделирует эти отношения: испытуе­мый перед лицом неопределенных ситуаций получает свободу в выборе элементов «жизненного пространства» и способов их структурирования. Проективный метод вы­ступает, таким образом, как средство по­знания содержания и структуры «личного мира». Как мы видим, в рамках холисти­ческой психологии проективный метод ли­шен ортодоксальности психоанализа, что, в частности, позволяет значительно расши­рить круг задач, решаемых с его помощью. На первый план выдвигается диагностика индивидуальных особенностей личности и способов ее нормальной адаптации.

Следует, однако, заметить, что в кон­цепции Френка отсутствует собственно психологический анализ таких понятий, как «структурирование», «изоморфизм», «лич­ный мир» и т. д. Их незаполненность пси­хологическим содержанием и привела к тому, что обоснование проективного мето­да стали связывать с психоанализом. Так, тезис об изоморфизме и структурировании рассматривался как развитие идеи Фрей­да об «уподоблении»; сам же «личный мир» сводился к влечениям, конфликтам и механизмам их регуляции. Таким образом, подход Френка, если и указывает верное, на наш взгляд, направление теоретических исследований, тем не менее не может счи­таться разработанной теорией проективно­го метода.

§ 5. ПРОЕКТИВНЫЙ МЕТОД В КОНТЕКСТЕ КОНЦЕПЦИИ ЛИЧНОСТНОГО СМЫСЛА8

8Параграф написан совместно с В. В. Столнным.

Анализ существующих проективных ме­тодик, истории их использования и обосно­вания показывает, что в основе действен­ности проективного метода лежит давно и глубоко изученный психологический факт — факт пристрастности психическо­го отражения и, в частности, человеческо­го сознания. Психический образ действи­тельности не просто находится в отноше­нии подобия с воспринимаемым объектом, главная особенность состоит в его субъек­тивности: «Понятие субъективности вклю­чает в себя понятие пристрастности субъек­та» [16]. Эту же идею отчетливо выразил С. Л. Рубинштейн: «Сознание — это не только отражение, но и отношение челове­ка к окружающему». И далее: «Всякий вообще акт познания мира есть вместе с тем и введение в действие новых детерми­нант нашего поведения. В процессе отра­жения явлений внешнего мира происходит и определение их значения для индивида и тем самым его отношения к ним (психоло­гически это выражается в форме стремле­ний и чувств) [21, 158].

Понимание активного, пристрастного характера сознания делает отнюдь не уди­вительным тот факт, что, описывая неодно­значно семантически определенные изобра­жения или выполняя не строго алгоритмизированные задания, человек при этом выражает себя, «проецируя» какие-то зна­чимые для него переживания и тем самым какие-то свои личностные особенности. Нельзя, однако, ограничиться только кон­статацией этого положения, — предстоит ответить на два вопроса. Во-первых, необ­ходимо понять, какие именно особенности личности и ее внутреннего мира находят свое выражение в ситуации проективного эксперимента. Во-вторых, почему именно ситуация проективного эксперимента ока­зывается наиболее адекватной для прояв­ления этих личностных особенностей От­ветить на эти вопросы, на наш взгляд, можно опираясь на теорию деятельности, разработанную А. Н. Леонтьевым [16], и в частности, на понятие «личностного смыс­ла».

Личностный смысл является одной из главных образующих человеческого созна­ния. В рамках теории деятельности лич­ностный смысл определяется двояко: по способу своего происхождения (содержа­тельно) и по форме существования в со­знании (функционально).

По своему содержанию личностный смысл — это «оценка жизненного значения для субъекта объективных обстоятельств и его действий в этих обстоятельствах» [16, 150]. Смысл цели действия и действия в целом в том, какому мотиву оно служит, удовлетворению какой потребности, опредмеченной в этом мотиве, оно способствует. Два обстоятельства делают связь мотива и цели неоднозначной: во-первых, мотив не всегда является осознанным, во-вторых, одному и тому же мотиву могут соответст­вовать разные по своим содержательным и социально-нормативным характеристикам действия. Таким образом, и смысл цели может быть неоднозначен. Смысл не су­ществует в сознании в готовом виде, а яв­ляется продуктом внутренней активности субъекта, с помощью которой он опреде­ляет, какому мотиву служит данное действие и действительно ли оно оптимально с точки зрения его соответствия мотиву и нормативным требованиям. Сам процесс этой активности чаще всего не является сознательным и произвольно регулируе­мым (за исключением случаев сознатель­ной рефлексии, раздумий над жизнью) и может проявляться в сознании в форме чувства, интереса, эмоции, «значащего пе­реживания».

Как следует из определения, смыслом обладает не только действие, цель, но и обстоятельства, условия, в которых совер­шается действие. По отношению к цели действия и через него к мотиву можно вы­делить два типа условий. Некоторые усло­вия способствуют совершению действия, другие препятствуют его совершению, яв­ляясь барьерами на пути деятельности. Таким образом, выделяются и два различ­ных смысла условий деятельности (обстоя­тельств совершения действия) — смысл благоприятствования совершению действия и смысл препятствия его совершению. Под­черкнем, что к условиям или обстоятельст­вам совершения деятельности относятся и социальные условия, и прежде всего другие люди с их собственными мотивами, инте­ресами, устремлениями.

Какие же типы препятствующих усло­вий и соответственно смыслов могут быть выделены Этому вопросу было посвящено специальное исследование [28]. В каждом препятствии можно выделить два аспек­та — объективную часть препятствия, за­данную реальными, независящими от субъекта причинами, и субъективную, опре­деленную особенностями именно данного человека. Некоторые препятствия носят преимущественно объективный, а другие — преимущественно субъективный характер. Это разделение отчасти совпадает с пред­ложенным К. Левином различением барье­ров, препятствующих действию, на физиче­ски-телесные и социально-логические, т. е. внутренние [61]. Объективный компонент препятствия имеет непсихологическую при­роду и интересен лишь в той мере, в кото­рой обусловливает прерывание действия, а, следовательно, недостижение (или от­срочку в достижении) мотива, т. е. пережи­вание соответствующего смысла. Выясне­ние таких ситуаций с помощью проектив­ной техники не представляет специального интереса, поскольку субъект, как правило, осознает эти объективные обстоятельства. Естественно, что это обстоятельство не умаляет значения информации о таком препятствии для заключения о природе психической травмы, которая может насту­пить вследствие насильственного прекра­щения той или иной деятельности. С психологической точки зрения, больший ин­терес представляют субъективные, внутрен­ние препятствия. Столкнется ли то или иное действие с внутренним препятст­вием — зависит от структуры личности данного человека. В интересующем нас контексте можно выделить четыре больших класса внутренних препятствий, опреде­ляющих соответственно содержательные различия порождаемых ими смыслов. Пер­вый класс препятствий составляют другие конфликтующие смыслы тех же обстоятельств. Дело в том, что обстоятельства, сопутствующие реализации того или иного действия, могут препятствовать реализа­ции других действий, соответствующих не менее значимым для человека мотивам. Так, длительная командировка, важная для реализации каких-то профессиональ­ных замыслов, может привести к разлуке с близкими, поэтому как обстоятельство, способствующее реализации одних дейст­вий и соответствующего им мотива, она приобретает и второй, «горький» смысл — разлуки. Таким образом, уже разнообразие отношений, в которые вступает чело­век, множественность мотивов и соответствующих им деятельностей порождает внут­ренние препятствия и соответствующие конфликтные смыслы.

Второй класс препятствий составляют личностные и характерологические черты, а также субъективные представления са­мого человека о них. Так, если обстоятель­ства требуют от решительного, энергично­го и нетерпеливого человека проявления терпеливости, скрупулезности и предусмот­рительности, то его личностные характери­стики будут им переживаться как препят­ствие к совершению соответствующего дей­ствия, хотя сам он будет, вероятнее всего, приписывать «преградный» смысл обстоятельствам, природе этих обстоятельств. С психологической точки зрения, этот смысл определен особенностями субъекта, а не объекта, так как для другого челове­ка — аккуратного, педантичного и не склонного к быстрым решениям — те же обстоятельства покажутся скорее облег­чающими, чем препятствующими.

Третий класс внутренних преград со­ставляют высшие ценностные образования личности, ее идеалы, ценностные ориента­ции, интериоризованные нормы. Так, обстоятельства, которые с прагматической точки зрения максимально оптимизируют действие, в то же время могут оказаться несоответствующими (точнее, их использо­вание) тем ценностным ориентациям, кото­рых придерживается данная личность.

И, наконец, четвертый класс преград составляют негативные ожидания. К ним относятся ожидания негативных санкций, в том числе просто неблагоприятное мне­ние окружающих, ожидания неуспеха своего действия и т. д. В последнем слу­чае имеется в виду не оценка объективной вероятности неуспеха, а то, что в зарубежной психологии называется преобладанием мотивации избегания над мотивацией до­стижения — человека пугают в большей степени последствия возможной неудачи, нежели привлекают следствия успеха. Эти ожидания, в зависимости от их конкретно­го характера, приводят к разнообразным смыслам обстоятельств как преград. В со­знании это может переживаться как «опас­ность ситуации», «ситуация, ставящая в неловкое положение», и т. д.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 16 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.