WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 40 |

Память непрерывна: восприятие и хранениеинформации осуществляется в любых состояниях, при которых сохранныфизиологические функции морфологических субстратов, являющихся носителямипамяти. Общепринято считать когнитивные процессы прерогативой высших корковыхфункций, следовательно, пока эти функции существуют, т.е. пока существуетструктурирование поступающей и имеющейся информации, существует и память.Отсюда непреложно вытекает конкретный операциональный критерий: восприятие (апо сути дела - семантизация) информации возможно всегда, когда сохраннысвязанные с этим событием физиологические функции. Поскольку хорошо известныразличия вызванных потенциалов головного мозга в зависимости от значимостистимула, ясно, что пока эти различия существуют, функция памятисохраняется в активной форме.

А различия такие существуют вплоть доглубокого наркоза и комы (далее мы проанализируем еще несколько работ на этутему).

Затем связанные с событием потенциалыперестают зависеть от семантики стимула и отражают только его физическиехарактеристики (память находится в пассивной форме, но еще существуетнедифференцированная, _малосемантическая память сенсорных регистров и ихцентральных представительств). При дальнейшем угнетении функций морфологических носителей и эти виды памяти пассивируются (вплоть до утратыиконической и экоической памяти, исчезновения сенсорных нейрограмм,например, ретинограмма при оптическом стимуле не изменяется, ит.п.).

Ясно, что подобные рассуждения являютсяудобными только на операциональном уровне и необходимы исключительно в рамкахконцептуальной модели, минимальной по сложности, но достаточной для построенияэкспериментальных моделей.

На начальном этапе использования такойконцептуальной модели нет необходимости включать в логический процесс какие быто ни было другие категории психического (сознание, волю, эмоции и пр.), т.к.предполагается, что они являются производными от взаимодействия семантическихэлементов. К подобной точке зрения подходит В.Б. Швырков. Отметим, чтосреди концептуальных исследований отдельных категорийпсихического встречается немало работ, в которых эти категории рассматривают некак статистический континуум, а как флуктуирующий процесс (например,концепция динамической структуры личности К.К.Платонова).

Поскольку категориальный аппарат в изучаемойобласти разработан слабо, несмотря на наличие большого числа научных работ вэтой сфере, и мы вынуждены подчас оперировать недостаточно определеннымипонятиями, попробуем еще раз сформулировать необходимую для дальнейшихпостроений концептуальную модель психики в виде резюме:

1) Все категории психического являютсядериватами многомерных связей памяти, представляющей собой непрерывнуюсамоорганизующуюся семантическую систему с многомерными связями между ееэлементами.

2) Семантическая память можетбыть представлена как статический континуум только если она пассивирована(например, в состоянии глубокого наркоза), в активной форме памятьпредставляет собой непрерывно флуктуирующий процесс взаимодействиясемантических элементов.

3) Психосемантические элементы представляютсобой сугубо информационные образования, каждое из которых в активнойпамяти не может существовать само по себе, но только в связи с другимиэлементами.

4) Количественнаяпредставленность одного психосемантического элементав различных измерениях семантической памяти (или количество его связей сдругими элементами) может быть измерена экспериментально и соответствуетэмпирическому понятию “значимости сигнала”.

5) Не имеет значения, какова физическаяприрода носителя семантических элементов психики (нейрохимический код илинезатухающая реверберации возбуждения).

6) Дискретом изменчивостисоотношений семантических элементов принимаем категорию“состояние”, которую можно представить как совокупность конкретныхпараметров, доступных измерению (в крайне упрощенном виде это описывается какэмоциональное состояние, диссоциированное состояние и т.п.).

7) Процесс восприятия информации, т.е. еекатегоризация, семантизация, “разложение по полочкам”, происходит в любомсостоянии биообъекта, если в этом состоянии наличествует определяемыйсмысловым содержанием стимулов градиент реакций морфологическогосубстрата-носителя (наибольший интерес представляет кора головного мозга и еевызванные потенциалы или другие связанные с событием феномены).

8) Всякая однажды воспринятаясемантической памятью информация приобретает психосемантический эквивалент,совокупность которых, накапливаемая по мере развития особи, и составляетсуть явления отражения, т.е. внутреннюю картину мира.

9) Процесс памяти непрерывен: нельзяразорвать его, кроме как разрушив материальный субстрат памяти. Процессможет быть остановлен (память пассивирована) любыми воздействиями,угнетающими функции носителя (например, с помощью нейрональных ядов, гипнотикови пр.).

10) Каждое n-мерное измерение памятиявляется программным обеспечением поведения; совокупность такихраспределенных в семантическом пространстве матрицсоставляет определенную категорию психического и может быть описана в терминалэмпирического языка как личность, сознание, мотив и т.д.

Концептуальная модель психическихнарушений

Обзор всех существующих работ невходит в задачи нашего исследования, поэтому ограничимся толькотеми сведениями и соображениями, которые имеютотношение к поставленной цели - рассмотрению психосемантических расстройств кактипового патологического процесса.

С.С. Корсаков одним из первых показал, чтонередким компонентом психических болезней являются нарушенияэмоциональной памяти, которые часто формируются за один раз.С тех пор количество работ в этой области неудержимо возрастало. Мы отмечаемэто, чтобы подчеркнуть особую роль мгновенных модификаций семантической памяти,напоминающих явление импринтинга, в патогенезе психических расстройств. Многиеавторы на интуитивном уровне подходят кпониманию этой роли, но взгляд на психосемантическиерасстройства как на закономерное, типовое для психических нарушений явление несформировался. Единственной причиной этого, на наш взгляд, являлось отсутствиедо самого последнего времени адекватных средств исследованияпсихосемантических структур. Поэтому, хотя на уровне здравого смысласамоочевидной является осязательность “программных” нарушений для психическихрасстройств, истолкованию подвергали прежде всего то, что было доступнонаблюдению - поведение больного. С появлением экспериментально-психологическихметодов стали более точно исследовать психические нарушения, стандартизуяэкспериментальную ситуацию, в которой наблюдали процессы принятиярешений, целе- и смыслообразования, проявления различных форм психологическойзащиты, формы эмоционального реагирования и мн. др. И в этом случаеисследование психики было опосредовано через деятельность субъекта.

Любая из современных психиатрическихпарадигм, касающаяся представлений о механизмах психических нарушений, включаетв число наблюдаемых при них изменений поведения те или иные семантическиенарушения. Но, поскольку их наличие и особенностиопределяются опосредованно, преобладает интерес к непосредственно наблюдаемымпроявлениям, которые и занимают первые места при концептуализации. Этопроисходит независимо от вида парадигмы: биохимической,нейроанатомической, патопсихологической, полиэтиологической и пр.

Наиболее важными для наших целей являютсяизвестные представления о сильнейшем влиянии культурального контекста на формыпсихических нарушений (Вutcher, Bemis). Изучая влияние социальных факторов нараспространенность и течение шизофрении, Н.М. Жариков и Е.Д. Соколова показали,что трудоспособность и сохранность профессиональной квалификации больныхнаходятся в прямой зависимости от уровня их образования. На наш взгляд,суть этой зависимости состоит в том, что при большей наполненностисемантической памяти у образованных больных поведенческие проявлениянарушенной психосемантической матрицы с более высокой вероятностью купируютсясохранными матрицами (хотя бы потому, что этих матрицбольше, чем у больных с низким уровнем образования. Социальные факторымогут оказывать патогенетическое и патопластическое действие, котороепроявляется в особенностях клиники, течения заболевания, социально-трудовойадаптации больных.

Иными словами, речь идет осущественном влиянии семантических стимулов (вербальных иневербальных, получаемых во время социальногоповедения) и психосемантических элементов (составляющихвнутреннюю картину мира больного) на ход патологического процесса.Поскольку это представляется достаточно очевидным, мы не будем дляиллюстрации приводить примерыиз имеющейся литературы.

Остановимся на более важном.

Итак, принято считать обязательным участиепсихосемантических расстройств в любом психическом нарушении. Чтобы не вызыватьэтим утверждением ненужной дискуссии, еще раз подчеркнем, что при любомупотреблении семантических терминов мы используем их расширительно как туили иную информационную характеристику знаковых отношений винформационной среде (семантической памяти), а не только в узком толкованииконструкции _смысла_. Если щелчок услышан впервые - он автоматическинаделяется только одним значением - значением стимула дляориентировочной реакции типа “что такое”, необходимой дляэкстренного установления связей щелчка с любыми другимиизменениями контекста среды или состояния. Если щелчок слышится не в первыйраз, он попадает именно в эту зону памяти, хранящуюпсихосемантический эквивалент щелчка, который уже имеет связи со всемипсихосемантическими эквивалентами контекста среды и состояния, имевшихместо при всех прежних восприятиях щелчка. В этом случае щелчок наделяетсязначением контекстового стимула - ориентировочная реакция на негоочень быстро угасает. Если щелчок сопряжен во времени со значимыми изменениямисостояния (например, его используют как условный сигнал при выработке рефлекса), он припоследующих восприятиях попадает в другую зону памяти и актуализируетсовершенно иную психосемантическую матрицу, которая в данномпримере является программой выработанного поведения.Щелчок при этом наделяетсязначением сигнала и приобретает смысл.

Во всех случаях (при восприятиищелчка), можно говорить о семантике щелчка, т.е. о его з н а ч е ии и, и лишь в последнем случае (щелчок как сигнал) появляетсякомплементарный значению с м ы с л.

Поэтому, говоря об участиипсихосемантических расстройств в патогенезе психических нарушений,мы имеем в виду не только расстройства смыслообразования, но прежде всегорасстройства системы значения. И при психопатиях, когда нарушентолько процесс категоризации стимула, и при шизофрении, когда пораженключевой этап восприятия - этап оценки значимости сигналов (СтрелецВ.Б.) - мы имеем дело с психосемантическими расстройствами.

В.В. Пашковский и другие проводили системныйанализ свободных ассоциативных потоков у здоровых и у больных спсихическими расстройствами, изучая избирательноеизвлечение информации из долговременной памяти путем исследованиястатистического распределения слов при их воспроизведении.Оказалось, что у больных с черепно-мозговой травмой ассоциативный потокне отличается от такового у здоровых, а у больных шизофрениейон детерминирован паразитной системой связей - жесткойстатистической системой, столь же мощной, как и система нормальной речи уздоровых. Согласно модели языковых нарушений (Ноffman) при шизофрении центральным являетсяповреждение процесса планирования высказывания. Ясно, что при этомвербальный стимул или собственная инициатива больного актуализируют не тупсихосемантическую матрицу, которая адекватна социальной среде иусловиям данной конкретной деятельности, а патологическую матрицу, котораянеадекватна ситуации и либо занимает место нормальной, либо конкурирует сней. Последнее в терминах эмпирического языка описывают как в той илииной степени сохранную критику.

Как уже было показано при построенииконцептуальной модели психики, сознание не является осязательным длявосприятия информации и может не участвовать в процессах еесемантического структурирования. Здесь мы подчеркнем, что наличиесознания также необязательно и для процессов вывода информации из семантическойпамяти, т.е. для реализации поведения (например, речевого). Известны случаисноговорения, снохождении, автоматического письма, чтения когда-то слышанных нанезнакомом языке текстов и др., когда реализуется высокоструктурированная,сложная и адекватная, но предназначенная для другой ситуации, программадеятельности (совершенно по иному механизму возникает логорея как процессвыдачи содержимого семантической памяти в неструктурированном виде). Здесь,правда, ясности представлений мешает проблема “особых” состояний, или“измененных” состояний сознания. Существование этой проблемы, к которой мы ещевернемся, вынуждает нас сделать оговорку: во всех этих случаях, может быть,нельзя говорить об отсутствии сознания, а правильнее утверждать наличие егоособой формы (сужения, уменьшения объема и пр.).

Для выработки необходимой нам концептуальноймодели важно отметить, что психосемантические расстройстваприсутствуют при любых видах психических нарушений и тождественны им по сути.Даже в случае биохимических или травматических повреждений, а также припатологии эмоций, когда когнитивные процессы традиционно считаютсяпервично интактными, мы готовы к дискуссии с позиций ведущей роли впатогенеэе этих нарушений именно психосемантических расстройств (независимо отпричин, эти расстройства повлекших). С этой точки зрения психосемантическиерасстройства априори являются типовым патологическим процессом.

В этом месте наших рассуждений необходимооднозначно сформулировать понятие “психосемантическиерасстройства”.

Количество психосемантических элементов,которые в совокупности связей между собой составляют семантическуюпамять, различно для разных людей (это и есть сугубо индивидуальныйопыт). Это количество различно у двух людей из одной популяции. Оносущественно влияет на течение болезни (см. работу Н.М.Жарикова иЕ.Д.Соколовой). Количественные изменения могут быть типичными для случаевповреждения мозгового субстрата вследствие травмы, отравления, накопленияошибок в белковых молекулах при многократных перезаписяхинформации.

В концепции непрерывной памяти на настоящемэтапе ее существования нет места каким бы то ни было средствам этупамять разрушить (за исключением повреждения субстрата, но в этомслучае психические нарушения являются вторичными и рассматриваются врамках расстройств поведения, связанных с дисфункцией центральной нервнойсистемы (Parsons, Hart). Убедительные случаи стирания зон памяти при сохраненииее физического носителя, как в эксперименте, так и вклинических наблюдениях отсутствуют. Так называемая ретроградная амнезия,как уже было показано, является следствием не уменьшения числапсихосемантических элементов (т.е. стирания памяти), а невозможностью доступа кэтим элементам (т.е. воспроизведения).

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 40 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.