WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 40 |

“Эти комплексы ассоциативных значений,непроизвольно всплывающих при восприятии данного слова” (Лурия А.Р.),составляют семантическое поле данного слова. Любое слово, за редчайшимиисключениями, приобретает свое денотативное (референтное) значение только вконтексте, т.е. в сочетании с другими словами (коннотативными). Так, слово“ключ” имеет, как омоним, по крайней мере три значения: средствооткрывания чего-либо, родник и дескриптор шифра. Такой омоним становитсяденотатом только в сочетании с коннотативными словами в соответствующихфразах: “ключ бил из земли”, “ключ в замочной скважине”, “подобрать ключ ккоду”.

Если одному из омонимов (каковымиявляется большинство слов в большинстве языков) присвоить значениеусловного сигнала, например, сочетая его неоднократно с болевым раздражением,то при регистрации любых компонентов оборонительной реакции они будутобнаружены и при пропуске ноцицептивного подкрепления, т.е. только припредъявлении данного слова. Но, поскольку любое слово фигурирует в памяти внекоем семантическом поле, оборонительная реакция в той или иной мере будетразвиваться и при предъявлении других слов из данного семантическогополя.

В семантические поля входят наиболее частыев данное время у данной популяции коннотативные поля. Так, денотату“жигули” в наше время сопутствуют коннотаты “машина”, “пиво”, а не “горы”. Этотпример предполагает исключение - наличие иных коннотатов слова “жигули” улюдей, живущих в этом районе Поволжья. Из итого примера видно, каксовершенно однозначное ранее слово (“жигули”) как название приобретаетновые ситуационные или категориальные значения.

Если несколько раз сочетать предъявлениеслова “жигули” с злектроболевым подкреплением, то кожно-гальваническаяреакция будет наблюдаться и при пропуске подкрепления. Известно, чтоамплитуда КГР будет снижаться по мере увеличения количестванеподкрепляемых слов. В том случае, если реакцию поддерживают наоптимальном для наблюдения уровне (на каждое неподкрепляемое слово “жигули”возникает КГР), то такие реакции будут наблюдаться и на слова “машина”,“пиво” и другие коннотативные слова, хотя их вообще не сочетали сдействием подкрепляющего раздражителя.

Предъявляя испытуемому все слова изусловного тезауруса, в котором ядром семантического поля является слово“жигули”, можно шкалировать возникающие реакции и обозначать тем самым границыданного семантического поля. Обычно они довольно расплывчаты, т. к.включают непредсказуемый набор ассоциаций. Так, у одного из испытуемых какнаиболее значимое (сопровождающееся устойчивыми КГР) слово определится слово“долг”, и лишь при расспросе выясним, что при недавнем приобретении автомобиля“жигули” он крупно задолжал. У другого выявится ассоциативная связь этогослова с именем официантки в пивном зале, где испытуемый является завсегдатаем,и т.п.

Такова суть объективных методов исследованиямногомерных связей слова, начало которым было положено упомянутыми работамиRazran, Riess, Л.А.Шварц, О.С. Виноградовой, А. Р. Лурия.

“Взаимопритяжения семантически близкого ивзаимотталкивания семантически далекого материала”, по мнению Ж.М.Глозман и др., обеспечивают “временно-пространственную организацию информации впамяти в форме временной или пространственной поляризации материала всемантически связанные группы”, не зависящие от исходных условий предъявленияслов и их сенсорного опосредования (акустического или визуального).Закономерности организации сложных связей между словами и образованиясемантических полей показаны в работе О.С. Виноградовой.

Ее исследование состояло из двух этапов.

Вначале угашали сосудистые компонентыусловноориентировочных реакций на слова путем повторного их предъявления вплотьдо исчезновения фотоплетизмографической реакции в виде сужения сосудов пальцаруки. Для этого здоровым школьникам требовалось до 15 повторов каждого слова идо 18 смен слов, причем всегда были слова, которые постоянно оставалисьзначимыми, т.е. сопровождались сужением сосудов пальца (имя, фамилия,слова из школьного лексикона и круга интересов испытуемого), а такженеизвестные испытуемому или необычно произносимые слова. У детей, страдавшихолигофренией разной степени выраженности, угашение носило дискретный характер:сразу после первого предъявления наблюдали генерализованное угашениеориентировочной реакции. На втором этапе вырабатывали условнуюдвигательную реакцию на конкретное слово по инструкциитипа: “Когда я скажу слово “кошка”, нажми на кнопку”. После 10-кратногоповторения данного слова, ставшего теперь условным раздражителем, вводилидифференцировочные слова, предъявляемые однократно на фоне нейтральныхслов. Когда исчезали ориентировочные реакции на дифференцировочные слова(у олигофренов это происходило быстрее), предъявляли “критические”слова, т. е. собственно тестируемые слова. Они делились на двегруппы:

1) слова, близкие по смыслу косновному раздражителю для слова “кошка” - “кот”, “котята”,“Мурка”, “собака”, “мышь”, “корова”, “животное” и пр. ;

2) слова, близкие по звучанию к основномураздражителю: для слова “кошка” - “кошелка”, “каштан”, “крошка”, “крышка”,“окошко” и т. д.

У всех 12 психически здоровых школьниковдвигательная и сосудистая реакции возникали только наслово “кошка”. После предъявлении слов, сходных по звучанию со словом“кошка”, сосудистая реакция не возникала. На слова, схожие по смыслу,всегда развивалась сосудистая реакция при отсутствии двигательной. Этотфакт, по мнению автора, говорит о преобладании элективных связей между словамиу здоровых школьников 11-14 лет (как и у взрослых). У олигофренов наблюдалипреимущественно связи по созвучию или оба типа связей. Нечто подобное наблюдалиу очень утомленных детей, когда происходила замена связей болеевысокого порядка на связи по созвучию.

О.С.Виноградова показала в данной работе,что состояние условно-интактного здорового испытуемого характеризуетсяпреобладанием смысловых связей между словами над связями по созвучию, при этомсоотношения слов в семантических полях динамически флюктуируют в зависимости отфункционального состояния испытуемого и контекста среды. В работе О.С. Виноградовой и Н.А.Эйслер использовалиодновременную фотоплетизмографию сосудов пальца и области разветвления височнойи лобной артерий. Авторы утверждают, что ориентировочная реакция сопровождаетсясужением сосудов пальца и расширением сосудов лба, а оборонительная - сужениеми тех и других сосудов. Применяли безусловное болевое подкреплениеимпульсами электрического тока частотой 100 Гц при длительности импульса 0,2мсек и напряжении от 40 до 80 В в течение в-5 сек. Опыты проводили на 7студентах. Сначала угашали ориентировочную реакцию без подкрепления, затемугашали ориентировочную реакцию, возникающую на факт подкрепления. Через 18-27сочетаний слова “скрипка” с отставленным по времени ударом тока формироваласьусловная оборонительная реакция, регистрируемая в виде одновременнонаблюдаемого сужения сосудов пальца и лба. Для выработки оборонительной реакциитребовалось от 3 до 4,5 часов.

После этого в процедуру опыта срединейтральных слов, наряду с подкрепляемым словом “скрипка”включались:

1) слова, сходные по звучанию - “скрепка”,“стрижка”, “скрытность” и т. п. ;

2) слова, прямо связанные с условнымсигналом - “струна”, “смычок”, “скрипач”;

3) отдаленно связанные по смыслу слова- “музыка”, “оркестр” и др.

В первом опыте наблюдали три уровня связей сосновным словом-раздражителем: созвучные слова не вызывали оборонительных иориентировочных реакций (кроме слова “скрепка”, которое в силу большой близостислову “скрипка” иногда вызывало ориентировочную реакцию); втораягруппа слов вызывала такую же оборонительную реакцию, как ислово-раздражитель, подкрепляемое ударом тока, третья группа слов вызывалаориентировочную реакцию.

В течение следующих опытов угасалиоборонительные, а затем и ориентировочные реакции на все слова, кроме слова“скрипка”, которое продолжали сочетать с ударом тока. Однакооказалось возможным, меняя подкрепляемое слово, вновь формироватьновые иерархии значений, которые, в свою очередь, подвергались постепеннойинволюции.

Авторы показали, что сосудистые реакции,служащие критерием наличия связей того или иного характера, являются болеедифференцированными, чем словесные реакции испытуемых.Авторы оставляют этот вопрос открытым и ссылаются на работу, в которой этоявление объясняют возможностью “бессознательного” замыканиясвязей.

Анализ этих работ и их аналогов приводит всвоей монографии А.Р. Лурия, отмечая, что при слишком интенсивной переделкесемантических полей путем частой смены подкрепляемого слова происходит полнаядезорганизация сосудистых реакций и на плетизмограмме появляются “дыхательныеволны”, свидетельствующие о наличии высокого эмоционального напряжения ивозможности “срыва”.

Т.Н. Ушакова и А.М. Раевский модифицировалиэксперимент Виноградовой-Эйслер путем введения инструкции, покоторой испытуемый должен был отвечать словом “да” в ответ на предъявлениеслов, наименее связанных с подкрепляемым словом “скрипка”. В другойсерии испытуемому сообщали, что после слова, наименее связанного со словом“скрипка”, последует электрический удар. Анализ результатовпоказал, что после наименее связанных со словом “скрипка” слов возникалиярко выраженные оборонительные реакции. Это подтверждает возможностьсущественной модификации семантических полей внешними воздействиями, в т.ч.семантическими стимулами второй сигнальной системы - словами.

Особо отметим, что, по мнению А.Р. Лурия,фатальными для существования целостной замкнутой смысловой системы являются нете повреждения мозга, которые приводят к повреждению отдельных компонентов илиопераций речевой памяти (морфологической, лексической, фонематической,синтаксической и семантической) - задние отделы мозга, - а те, которыесопровождаются “просоночными состояниями” - глубинные структурымозга и особенно лобные доли - и вызывают дезорганизациюцеленаправленной мнестическойдеятельности. Этот нейропсихологический аргумент, подтверждающий влияниеглубоких структур мозга на семантические поля, следует учесть при изучениимеханизмов влияния измененных состояний сознания и эмоций на иерархиюсемантических элементов.

Тulving понимал семантическую память кактезаурус субъекта, характеризующий его личный опыт о словах и их связях.Он задолго до Ж.М. Глозман и др. отметил, что семантическая память на входерегистрирует только семантику стимула независимо от его физической исенсорной модальности. “В настоящее время не подлежит сомнению, чточеловеческая память, прошлый опыт человека организован по семантическомупринципу. В этом смысле не случайно выделение такой семантической рубрики как“семантическая память”” (Шмелев А.Г. и др.)

Мы уже показали, что изучать семантическуюпамять, судя по данным литературы, можно различными методами. Поклассификации А.Р. Лурия они делятся на три группы: ассоциативные,методы шкал и объективные. Эта, на первый взгляд, дидактическая градацияи по сей день верна, т. к. все современные методы исследованиясемантической памяти построены на этих трех китах (см., например, монографиюВ.М.Величковского). В связи с этим нетрудно интерпретировать в болеепривычных понятиях и следующее рассуждение: “язык способенгруппировать ранее разрозненные референты и объединять их в едином новомтопике, относительно которого можно сделать коммент” (БрунерДж.С.).

“Психологический словарь” (1983) определяет:“Психолингвистическое понятие “семантическое поле” представляет собойсовокупность слов вместе с их ассоциациями (“ассоциатами”). Имеетсянесколько попыток экспериментально определить субъективные семантическиеполя и связи внутри них с помощью методов ассоциативного эксперимента(Дж. Диз) и условного рефлекса ( А.Р. Лурия, О. С. Виноградова).

Исходя из всего вышеизложенного, длясоздания исследовательской процедуры, необходимой для изучения механизмовпатологических процессов в психике, необходимо, чтобы такая процедура включаласледующее:

1) анализсемантических полей;

2) анализ неосознаваемых реакций;

3) неосознаваемое предъявление тестируемыхстимулов;

4) возможность искусственного приданияконкретным стимулам нового сигнального значения с целью шкалированияпсихосемантических элементов относительно этих реперных.

Таковы, на наш взгляд, исходные посылки дляизучения патологических процессов в психике, которые могут позволить получатьинформацию о ее семантических элементах (Асмолов А. Г.), без учетатрадиционного разделения на мотивационную, волевую, познавательнуюсферы. Истоки такого подхода заложил Л. С. Выготский: “... существуетдинамическая смысловая система, представляющая собой единство аффективныхи интеллектуальных процессов,.. во всякой идее содержится аффективноеотношение человека к действительности,представленной в этой идее.” (1956).

Существенным выигрышем и случаеосуществления такого подхода на практике явится то, что результатыисследования будут представлены в виде вербальных эквивалентов изучаемыхпсихосемантических элементов.

Высказывание И.П.Павлова, приведенное вначале этой главы, уместно вспомнить именно теперь. Когда, по мнению Neisser, врезультате развития компьютерной техники изучение психических процессов иявлений перестало казаться противоречивым.

Для полноценного психосемантическогоанализа, сопряженного с необходимостью оперирования огромным тезаурусомвербальной и иной семантической информации и одновременным анализом вреальном времени больших массивов аналоговой физиологической информации,необходимы компьютеры с предельными для настоящего времени техническимивозможностями. Так, по нашим подсчетам, для реализации психосемантическогоалгоритма, связанного с анализом 80 параметров злектроэнцефалограммы икластерным анализом семантических элементов, требуется быстродействие порядка1,8 млрд. операций в секунду и объемы оперативной памяти порядка десятковгигабайт. Необходимы также совершенные средства предъявления стимульнойинформации.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 40 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.