WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 34 |

В условиях современного научно-техническогопрогресса специализация на вывозе природных ресурсов обрекает страну нахроническое отставание и вымывание национального богатства в неэквивалентномвнешнеэкономическом обмене, когда невоспроизводимой природной рентой приходитсяоплачивать интеллектуальную ренту в цене импортируемой готовой продукции,финансируя экономический рост за рубежом. Происходящая структурная деградацияроссийской экономики делает ее крайне зависимой от конъюнктуры мирового рынка,лишенной главного внутреннего источника современного экономического роста— научного иинтеллектуального потенциала, воплощенного в наукоемкой промышленности.Среднесрочные экономические прогнозы свидетельствуют, что продолжение нынешнейполитики означает для более половины населения страны нищету, для каждоготретьего россиянина —угрозу безработицы и попадания на социальное дно, для экономики — деградацию и утрату основныхвнутренних источников роста, для государства — потерюнезависимости.

В рамках проводившейся макроэкономическойполитики до ее краха 17 августа 1998 г. оснований для перехода к устойчивомуэкономическому росту не было. Макроэкономическое равновесие, выражавшегося вподавлении инфляции, нулевом росте и стабилизации обменного курса рубля, былоиллюзорным. Как уже говорилось, достигалось это равновесие путем искусственногосвязывания горячих денег в спекулятивном секторе за счет наращивания "пирамиды"государственного долга. Для его сохранения Центральный банк и правительствовынуждены были гарантировать высокую доходность вложений в "пирамиду"государственного долга, направлять на эти цели большую часть денежной эмиссии итреть всех расходов федерального бюджета. Поддерживая таким образом высокуюдоходность спекулятивных операций (не ниже 20% годовых в реальном выражении) нафоне снижающейся рентабельности (до 5-7% и ниже) и сохраняющейся высокойрискованности финансирования производственных предприятий, Центральный банкфактически блокировал приток капитала в производственную сферу и ростинвестиций, которые при таком соотношении экономических оценок оказывалисьбессмысленными. Само поддержание этого равновесия делало невозможным ростпроизводственных инвестиций и, следовательно, устойчивый экономическийрост.

Как и прогнозировалось во многихисследованиях и статьях российских ученых, 17 августа 1998 г. произошлокрушение этого "дурного" равновесия, сопровождавшееся одновременнымбанкротством государства по внутреннему долгу и неуправляемой девальвациейрубля. Фактически банкротство государства по внутренним обязательствамнаступило намного раньше, но скрывалось лихорадочным привлечением новых внешнихзаймов и перераспределением бюджета в пользу обслуживания госдолга. Егореальными проявлениями стали многомесячные невыплаты зарплаты, неоплатаоборонного заказа и невыполнение других обязательств правительства переднаселением и отечественными производителями.

Дальнейшее выживание страны в условияхбанкротства государства могло быть обеспечено в двух вариантах: через новыевнешние займы или за счет мобилизации внутренних резервов. Правительство иЦентральный банк, столкнувшись с угрозой явного банкротства еще весной 1998 г.,вначале двинулись по первому варианту, чреватому утратой государственногосуверенитета и демонтажем системы национальной безопасности. Однако объемсредств, которые нужно было привлечь для удержания финансовой ситуации подконтролем составляет в расчете до 2000г. не менее 40 млрд. долл. Поэтому тезаймы, которые решено было выделить России (12,8 млрд. долл. плюс обещанияпровести конверсию краткосрочных рублевых бумаг в долгосрочные долларовые на 4млрд. долл.), рынок не успокоили — наоборот, спекулянты использовали трехнедельную стабилизационнуюпаузу, чтобы вывезти капитал, на что, в сущности, и был потрачен весьпредоставленный МВФ первый кредит в 4,8 млрд. долл.

Второй вариант, предложенный СоветомФедерации (Постановление СФ от 10.07.98 № 313), исходил из необходимостикоренного изменения экономической политики с целью обеспечения подъемаинвестиций и оживления производства. Этот вариант включает систему мер помобилизации неналоговых доходов бюджета за счет прибыли Центрального банка,экспорта газа, импорта и оборота алкоголя, а также существенное ужесточениевалютного контроля и реструктуризацию пирамиды ГКО-ОФЗ. Правительство иЦентральный банк, не добившись успеха по первому варианту, после краха 17августа 1998 г. использовали некоторые элементы второго: провелиреструктуризацию ГКО, девальвацию рубля, ввели дополнительные ограничения навывоз капитала. Однако это половинчатые и запоздалые меры, проведенные к томуже после крупномасштабной дезинформации общественности в весьма циничной форме,уже не могли дать желаемого эффекта. На Западе эти меры были восприняты какфактическое банкротство российской финансовой системы и начало неуправляемойдевальвации рубля. В России они спровоцировали панику.

В целом же, они повлекли резкое усилениеоттока капитала через многочисленные остающиеся ниши; прежде всего — в наличный доллар, чтоподстегивает дальнейшее обесценение рубля. Кроме того, принятые мерыкардинально ухудшили ликвидность всей финансовой системы, заморозив активыбанков, страховых компаний, пенсионных фондов и других компаний, связанных впирамиде ГКО. При отсутствии каких-либо компенсирующих мер это привело кобострению платежного кризиса, включая рост задолженности по зарплате, иухудшению финансового положения производственной сферы, что означает дальнейшуюдемонетизацию экономики с сопутствующим ей снижением инвестиционной ипроизводственной активности. В силу своей половинчатости и некомплектностипринятые меры лишь усугубили кризисную ситуацию всплеском паники и недоверия,надолго подорвали кредитный рейтинг России.

Они сделали продвижение по первому путинамного более дорогостоящим. Потеря времени и возникшая паника ухудшилиэффективность и второго варианта. Повышается вероятность развития событий по"индонезийскому" сценарию с неуправляемым обвалом национальной валюты, резкимвсплеском цен, ухудшением уровня жизни, нарастанием хаоса. При оценке возможныхметодов предотвращения экономической катастрофы, следует иметь в виду, чтоидеальных решений уже нет. Выбирать приходится между плохим и очень плохимвариантами разрешения кризиса. Последний вариант, реализовывавшийся вплоть доформирования нового правительства в конце сентября 1998 г., влечет за собоймассовый вывоз капитала, гиперинфляцию, крах Сбербанка и очередную волнуобесценения сбережений населения, дальнейшее ухудшение инвестиционного климатав России. Или, при своевременном предоставлении крупных иностранных займов наподдержание пирамиды государственного долга, он приведет к новому виткувнешнего долга, отказу от национального суверенитета в ключевых направленияхэкономической политики, фактической колонизации страны. Надежда остается толькона мобилизационный вариант в комплексе с мерами по подъему инвестиционнойактивности и созданию условий для оживления производства и экономическогороста, который будет рассмотрен в третьей части книги.

5. Выбор сделан

После финансового банкротства государства вавгусте 1998 г. наступил критический момент выбора сценария дальнейшегоразвития страны. Подобные сценарии последовательно предлагались быстросменявшими друг друга правительствами Кириенко и Черномырдина, но былиотвергнуты парламентом и обществом. Хотя программы Кириенко и Черномырдина небыли реализованы, они представляют несомненный интерес как два вариантаэкономической капитуляции страны.

Программа стабилизации экономики ифинансов правительства Кириенко.

Прежде всего, следует отметить, что всоответствии с прежней генеральной линией экономической политики антикризиснаяпрограмма правительства Кириенко страдала отсутствием системного подхода, в нейделался упор почти исключительно на решение проблем бюджетно-финансовогосектора. Задачи оживления производства в правительственной программе находилиотражение лишь косвенно, с точки зрения их влияния на финансовую систему. Нодаже в области финансовой политики были пропущены целые крупные блоки проблем имер, причем такие, в которых кроются огромные резервы для улучшения финансовойситуации.

Так, в программе отсутствовали конкретныемеры по корректировке денежно-кредитной политики, говорилось лишь, что и впредьобеспечение стабильности национальной валюты, сохранения объявленой совместно сЦентральным банком России валютной политики остается в числе его приоритетныхзадач. На фоне острейшего кризиса платежного баланса в программе практическиничего не было сказано о валютном регулировании и контроле. Меры по мобилизациибюджетных доходов в правительственной антикризисной программе былиориентированы в основном на решение технических проблем в рамках существующейсистемы формирования налоговых доходов. Масштаб их был явно недостаточен дляпреодоления бюджетного кризиса. Если антикризисный план мобилизации доходовдолжен был принести федеральному бюджету не более 10 млрд. руб., то сокращениерасходов составило бы более 40 млрд. руб. в расчете на год. В действительности,судя по заявлению в адрес МВФ, истинные намерения правительства состояли всокращении бюджетных расходов на 60 млрд. руб. При этом не предлагалосьдейственных мер по выходу из долгового кризиса, который наряду с ухудшающимсяфинансовым положением производственных предприятий является главной причинойзакритического состояния федерального бюджета.

В первой части книги показано, чтодальнейшее сокращение государственных расходов чревато саморазрушениемгосударства и его социальной сферы. Если в 1993 г. расходы консолидированногобюджета достигали 50,8% ВВП, то в 1997 г. они снизились до 30,1%, а в Iквартале 1998 г. — до25,4% при одновременном сокращении за это время валового внутреннего продуктана треть. Между тем в странах с развитой рыночной экономикой долягосударственных расходов в среднем составляет 40-50% ВВП. Новые параметрыбюджетной политики, утвержденные в рамках "антикризисной программы",устанавливали уровень непроцентных расходов федерального бюджета в 10% ВВП, чтоболее чем вдвое ниже стандартов развитых стран и соответствует уровнюслаборазвитых стран Африки. Делалось это ради мобилизации более 5% ВВП (или1/3) бюджетных расходов на обслуживание государственного долга, что, впрочем неостанавливало его дальнейшего роста.

Даже если предположить, что правительствуКириенко удалось бы провести столь масштабное перераспределение федеральногобюджета в пользу выплаты процентов финансовым спекулянтам за счет ликвидациисистемы социальных гарантий и национальной безопасности государства, то этодало бы не более чем временное решение проблемы нарастания долгового кризиса.Не содержала программа и мер по предотвращению нарастания дефицита платежногобаланса страны. Неудивительно, что обнародование этой программы не переломилонегативных тенденций даже на финансовых рынках и усилило панику спекулянтов,которые воспользовались трехнедельной стабилизационной паузой, образовавшейсяблагодаря предоставленным МВФ кредитам, для ухода с рынка и вывозакапитала.

Разительное расхождение между куцымсодержанием официальной антикризисной программы и ее шумной рекламой,сопровождавшейся драматическими внеочередными сессиями палат ФедеральногоСобрания, и последующие события доказали, что главная составляющаяпланировавшихся антикризисных мер осталась за рамками официальной программы, асама программа была рассчитана больше на внешний эффект в глазах международныхфинансовых организаций и иностранных инвесторов. Речь шла о дополнительныхвнешних займах в размере около 20 млрд. долл. на цели поддержания обменногокурса рубля и обеспечения долговых обязательств государства. Именно масштабныеновые внешние займы составили основной элемент правительственной программыcтабилизации экономики и финансов; все остальное, включая пакет антикризисныхзаконопроектов, — неболее чем политический спектакль, имевший целью "давление на психику"иностранных кредиторов и дезориентацию общественного мнения. Смысл новых займовзаключался в поддержании пирамиды ГКО-ОФЗ за счет конвертации части внутреннихкраткосрочных обязательств в долгосрочные внешние и дополнительных гарантий поподдержанию фиксированного обменного курса рубля для удержания иностранныхспекулянтов на рынке российских государственных облигаций.

Таким образом, вместо устранения причинкризисного состояния госдолга и платежного баланса правительство планировалопродолжение линии на поддержание пирамиды ГКО-ОФЗ любой ценой; в данном случае— ценой будущихдоходов бюджета или, иными словами, за счет будущих поколений. К счастью,"пирамида" гособязательств рухнула до того, как эти кредиты были получены— на ветер оказалсявыброшен лишь первый транш в 4,8 млрд.долл. В этой связи следует отметить, чтолихорадочные усилия правительства по замещению внутреннего долга внешним,реально предпринимавшиеся за рамками официальной программы и являвшиеся в то жевремя ее ключевым элементом, выглядели крайне сомнительно как с точки зрениязаконности, так и с точки зрения экономической целесообразности и национальнойбезопасности. Хотя внешний долг оказывается дешевле по доходности размещаемыхобязательств, он несравнимо дороже по своей политической цене.Именнономинирование внутреннего долга в иностранной валюте обусловило неспособностьМексиканского правительства предотвратить крах финансовой системы в 1994 г.Если в ситуации неспособности государства обслуживать внутренний долгправительство и Центральный банк могут применить широкий арсенал мер,включающий его реструктуризацию, девальвацию национальной валюты, отсрочки ипрочее (что и было частично сделано в ситуации банкротства), то при внешнембанкротстве государства выбор будут делать МВФ и другие внешние кредиторы. Имеры здесь другие —от ареста счетов до принуждения России к демонтажу национального суверенитета всфере торговли, землепользования, распоряжения природными ресурсами и такдалее.

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 34 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.