WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |

Семинары Р.В. Коннера

Методики НЛП высшего уровня

Оглавление

Предпосылки НЛП 1

Эриксоновские речевые обороты 3

Разновидности двойной связки 9

Случай первый 10

Случай второй 12

Случай третий 13

Случай четвертый 15

Лечение множественных травматических переживаний 16

Преимпринтинг 17

Случай 1: Тревога. 17

Случай 2. Сексуальная реакция. 19

Случай 3. Изменения последствий отрицательных запечатлений прошлого. 20

Новое представление о себе 21

I. Сбор информации и подготовка. 21

II. Процесс изменения представления. 22

6. От представления к сомнению. 22

III. Проверка. 22

«Генеральная уборка» 23

Шаги «Генеральной уборки». 23

Часть I. 23

Часть II. 24

Часть III. 25

Переключатель 26

Шаги переключателя 26

Источники материалов 29

Предпосылки НЛП

НЛП – это исследование структуры субъективного переживания. Оно привело к таким концепциям, как Мета-модель, «сенсорная четверка», стратегии, субмодальности, и к созданию ряда эффективных методов коммуникации и терапии. Но эти концепции и методы – это не НЛП, точно так же, как пенициллин – не наука. НЛП – это не результаты, а сам процесс исследования.

Приведенные ниже предпосылки составляют основу модели НЛП; они оцениваются в соответствии с их полезностью. Проверка этих предпосылок сводится к тому, что вы действуете так, как если бы они были верны, а затем наблюдаете результаты.

  1. Каждый человек живет в своей собственной, уникальной модели мира, и эти модели неизбежно отличаются от самого мира.
  2. В любой ситуации каждый человек делает лучший выбор из всех, какие он может себе представить в данный момент.
  3. Внутренние ресурсы каждого человека доставляют ему потенциал для решения его проблем.
  4. Есть различие между человеком и его поведением.
  5. За каждым поведением стоит некоторое положительное намерение.
  6. Смысл коммуникации заключается в вызванной ею реакции, а не в том, что предполагалось сообщить.
  7. В человеческих взаимодействиях наибольшее влияние на результат имеет тот, кто проявляет наибольшую гибкость и разнообразие в поведении.
  8. Память и воображение используют одни и те же нервные цепи и потенциально имеют одно и то же действие.
  9. Знание, мышление, память и воображение возникают из последовательностей и сочетаний систем представления.
  10. Психика и тело это части одной и той же системы. Поэтому существует параллелизм и взаимосвязь между нашими внутренними нервными процессами и нашими внешним наблюдаемым поведением.
  11. Метод проб и ошибок составляет часть процесса обучения. Если вы не получили желаемых результатов, это не значит, что вы потерпели неудачу; это значит, что вы получили обратную связь.
  12. Если то, что вы делаете, не действует, сделайте что-нибудь другое.

Эриксоновские речевые обороты

Во всех терапевтических взаимодействиях терапевту нужно проявлять внимание к особому способу, которым клиент организует свой опыт, то есть к модели мира клиента и тому, как он использует процессы моделирования (обобщение, исключение и искажение) при построении этой модели. Умение терапевта выявлять и использовать модель мира и процессы моделирования клиента в значительной степени определяют его способность успешно присоединиться к клиенту. Присоединение является основой любой успешной терапии. Мы полагаем, что словесное присоединение терапевта к клиенту можно считать успешным, когда речевые обороты терапевта принимаются клиентом, как точное описание его текущих переживаний.

Есть две основных категории, эффективных в словесном присоединении к клиенту:

1) Описания текущих, наблюдаемых переживаний клиента;

2) Описания текущих, внешне ненаблюдаемых переживаний клиента.

Первая категория словесного описания зависит, прежде всего, от способности терапевта проводить тонкие зрительные и слуховые различия, когда он наблюдает за клиентом и слушает его, и включать эти различия в свое продолжающееся описание поведения клиента. Например, терапевт может воспользоваться такими описаниями:

«... Вдыхая и выдыхая – с каждым вдохом и с каждым выдохом...»

«... Рука поднимается, поднимается...»

причем эти описания, в действительности, располагаются во времени так, чтобы они являлись точными описаниями переживания клиента, то есть произносятся, когда клиент и в самом деле вдыхает или выдыхает, или когда рука клиента и в самом деле поднимается. В присоединении этого рода ничем нельзя заменить способность терапевта проводить тонкие зрительные и слуховые различия. Хотя Эриксон обладает несравненной способностью делать эти тонкие различия, и он успешно включает замеченные им различия в свои текущие описания, он использует эти различия не только в словесном присоединении. В процессе присоединения терапевт действует наподобие изощренного механизма биологической обратной связи. Он может делать это прежде всего словесно. Но кроме того, терапевт может использовать свое положение тела и движения, свой тон голоса и скорость речи в качестве механизмов присоединения, как это с поразительной эффективностью делал сам Эриксон. Он часто перенимал тон голоса, скорость речи клиента и ее синтаксическое строение, приспосабливая свое дыхание, положение тела и жесты, чтобы подстроиться к нему. Таким образом, клиент ощущает свое дыхание, поднятие и опускание своей груди, и одновременно видит тело Эриксона, повторяющее те же ритмические движения.

Эриксон всеми различными способами расширяет применение этих принципов. Он не только подстраивается к дыханию клиента своим дыханием, но также подстраивается темпом своей речи к его дыханию или к частоте пульса, которую он определяет, наблюдая за расширением и сокращением вен клиента. Он использует слова и фразы, услышанные им от клиента и интонации голоса клиента. В сущности, он превращает все свои выходные каналы в механизм обратной связи, осуществляющий подстройку к субъективным переживаниям и на сознательном, и на подсознательном уровне. Клиенты редко осознают сложные способы, с помощью которых Эриксон подстраивается к ним. Эта неосознанность, по-видимому, является важной составляющей в быстром, эффективном наведении транса. Такой комплексный тип присоединения будет рассмотрен подробнее в другой статье. Здесь же мы сосредоточим внимание на словесных аспектах работы Эриксона.

Таким образом, первая категория присоединения предполагает способность терапевта словесно подстраиваться к текущим переживаниям клиента. Сюда входят очевидные способы поведения, например:

«... когда вы сидите здесь, слушая мой голос...»

и менее очевидное поведение. Здесь уместно привести случай, где Эриксон делает внушение клиенту, чтобы его руки поднялись. Он делает это в тот момент, когда клиент вдыхает. Если руки у вас лежат на бедрах, и вы делаете вдох, у вас возникает ощущение, будто ваши руки приподнимаются. Эриксон подстраивает свои словесные внушения к тем переживаниям, которые, как ему уже известно заранее, будут у клиента. Он обсуждает этот пример присоединения с Джоном Уиклендом.

Уикленд: «Я не уверен, то ли вы приняли отсутствие реакции за реакцию или, при едва заметной реакции, вы сказали: «она поднимается». Несколько раз, когда вы говорили это, я не мог определить, происходило что-нибудь или нет».

Эриксон: «Нечто и в самом деле происходило. Положите руку на бедро, сделайте глубокий вдох. Что произошло с вашей рукой»

Уикленд: «Она поднимается!»

Эриксон: «Вы выбираете момент вдоха. И они не могут этого отрицать... Я решил позднее, что я выделю это особенно, используя каждый второй вдох, чтобы сказать «поднимается»».

В присоединении к текущим переживаниям клиента, цель терапевта – присоединиться настолько успешно, чтобы он мог повести клиента в его переживаниях. Другими словами, как только клиент принимает (обычно на подсознательном уровне) описание терапевта как точное отображение его текущих переживаний, то размывается граница между описанием нынешнего поведения клиента и того, что он будет переживать в следующий момент. Типичный прием Эриксона – сделать ряд присоединяющихся высказываний, таких, что клиент может сразу же убедиться в их истинности, а потом связать их с высказыванием, описывающим поведение, которое терапевт хочет вызвать у клиента. Связки между высказываниями могут различаться по своей силе. Самой слабой связкой является простой союз, например, использование слова и:

«... Вы сидите здесь, слушая мой голос и расслабляясь все больше и больше...»

«... Вы вдыхаете и выдыхаете, и вам становится все любопытнее, чему вы можете научиться...»

Несколько более сильную связку мы назовем косвенно-причинной. В ней используются такие выражения, как: когда; пока; в то время, как; по мере того, как, они соединяют высказывания, связывая их во времени.

«... Пока вы устраиваетесь поудобнее на этом стуле, вы можете начать расслабляться...»

«... В то время, как вы раскачиваетесь вперед и назад, вы можете войти в транс...»

Сильнейшую употребляемую форму связки мы назовем причинно-следственной; в ней используются слова, прямо указывающие на причинность, такие, как: заставляет, делается, становится. Например:

«... и с каждым вдохом вам становится все спокойнее и спокойнее...»

Важной чертой этих типов соединения является не логичность всего высказывания, а действенность самой связки между текущим поведением клиента и его следующим переживанием. Применение Эриксоном этих принципов соединения – отличный пример его способности использовать свойственные самому клиенту принципы моделирования, чтобы присоединиться к нему и повести его в новом, терапевтически полезном направлении. Следует особенно подчеркнуть, что в случае более сильных форм соединения, в косвенно-причинных и причинно-следственных высказываниях, важна не логика, а процессы моделирования, с помощью которых клиент организует свой опыт. Точнее, поскольку клиенты принимают косвенно-причинные и причинно-следственные связки как принципы организации своего опыта, Эриксон просто использует эти принципы моделирования в терапевтических целях. Заметьте, что применяя любой из этих типов соединения, терапевт начинает с чего-то уже происходящего и связывает это с желательным следующим шагом. Терапевт будет особенно эффективен, если он (она) начнет с самой слабой формы соединения и постепенно перейдет к более сильной форме.

Ко второму типу присоединяющихся высказываний относятся описания текущих, внешне ненаблюдаемых переживаний. Сначала это кажется чем-то невозможным. Как может терапевт описать чьи-либо переживания, если они внешне ненаблюдаемы Здесь проявляется утонченная способность Эриксона использовать языковые средства. Он широко применяет лингвистические принципы моделирования, предлагая клиенту ряд туманных и многозначных высказываний, которые для неподготовленного уха звучат очень конкретно. Эриксон говорит, например:

«... И вы можете обратить внимание на особое ощущение...»

У клиента, сидящего здесь, прислушивающегося к звучанию голоса Эриксона, безусловно будет какое-нибудь ощущение, и когда он слышит слова Эриксона об особом ощущении, он относит эту фразу к одному из своих нынешних ощущений; следовательно, это высказывание является точным описанием текущего, внешне ненаблюдаемого опыта клиента. В такой фразе – особое ощущение – не уточняется, о каком именно ощущении идет речь, что позволяет связать ее с чем-то определенным в личных переживаниях клиента. Про такие фразы, где не указывается, о каких именно переживаниях клиента идет речь, говорят, что в них нет указательного индекса. Так, Эриксон умеет успешно присоединиться к своему клиенту, используя фразы без указательного индекса. Эриксон систематически использует в своей работе многие лингвистические моделирующие принципы, что позволяет ему присоединяться, а потом вести внешне ненаблюдаемое поведение. Давайте рассмотрим некоторые из них.

Эриксон часто пользуется приемом, имеющим тесное отношение к приему «отсутствие указательного индекса». Он может сказать, например:

«... Помидорный росток может почувствовать себя хорошо...»

Большинство людей сочтут, что это предложение образовано неправильно. Обнаруживается, что им трудно принять утверждение о том, что росток имеет чувства. Скорее всего, в их модели мира только люди или животные чувствуют разные вещи; такое утверждение, как «помидорный росток способен чувствовать» нарушает то, что лингвисты называют селекционным ограничением. Когда клиент слышит предложение, где не соблюдено селекционное ограничение, на него ложится бремя – вложить иной смысл в это сообщение. Чаще всего, стараясь придать смысл такого рода предложению, он бессознательно поймет его так:

«... Ты (клиент) можешь почувствовать себя хорошо...»

Один из самых мощных приемов, относящихся к лингвистическому моделированию – исключение, при котором часть смысловой нагрузки предложения (глубинная структура) не представлена в его поверхностной структуре, т.е. в самом высказывании, предложенном клиенту. Например, Эриксон может сказать:

«... И продолжая размышлять... на самом деле размышлять...»

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.